10 ДРУГИЕ ГОЛОСА

А потом их осталось трое: музыка продолжалась, но шаман жесточайшим образом упустил свой шанс.

Фото: Джим на сцене, оставивши микрофон.

Подпись под фото: В отсутствие своего певца у микрофона «Двери» не могли воссоздать то же самое волшебство в собственной музыке. На альбоме «Другие голоса» Рэй, Робби и Джон выдали несколько крепких созвучий, но всю работу неотступно преследовало то, чего они больше не могли предъявить своим фанатам – наличия Джима Моррисона.

Много раз Рэй Манзарек, Робби Кригер и Джон Дэнсмо спрашивали себя: «Что нам делать с Джимом?» После 3 июля 1971 года им следовало задавать себе гораздо более мучительный вопрос: «Что же нам делать без Джима?»

На протяжение шести лет «Двери» были единым существом – четыре души, сплетенные в одно звучание. Пожалуй, больше чем любой другой ансамбль в рок-н-ролле, «Двери» были группой незаменимых. Таланты участников были столь характерны и уникальны, что, обратясь к поискам иных талантов, оказалось невозможным заменить ни одного члена ансамбля без существенного ущерба производимой музыке.

И все их таланты скреплялись нестабильным гением Джима Моррисона – он был фронт-мэном, лицом, голосом группы, нахальной атакой. Порой ансамбль сверипел, когда видел и слышал, что с ними обращаются, как с группой поддержки Джима Моррисона, ведь Рэй, Робби и Джон – и Джим тоже!- понимали, что магия шла не только от Джима Моррисона и группы поддержки: она шла от «Дверей».

Когда Джима не стало, музыканты впали в глубокую печаль и растерянность. Они очень страдали из-за незнания того, что же будет с ними дальше. Потеряй «Двери» Моррисона на несколько более раннем этапе своей истории, возможно, было бы легче закрыть весь проект. Но идея двигаться дальше без него уже обсуждалась – после «Женщины Лос-Анджелеса» никого не вдохновляло, что Джим хотел остаться членом «Дверей», или насколько важна его роль, буде он решит вновь записываться с ними.

Пока Джим был в Париже, группа работала в «Дверной мастерской» над новым материалом, и в результате тяжелейшего самоанализа они решили продолжать заниматься этим и после его смерти. «Сделать это было не просто,- вспоминает Билл Сиддонз,- но парни, типа, двигались по инерции. Они знали, что никогда не смогут заменить Джима, поэтому решили остаться просто самими собой, и работать. Джек Хольцмэн дал им достаточно денег, чтобы сказать ему «спасибо» за последние несколько лет».

Рэй забавлялся идеей смены названия ансамбля на «И Двери» — игривый способ признания того, что Джим ушел. Робби думал, что для трио нужно новое имя. Но им пришлось остаться со старым и медленно двигаться дальше. Они вновь подписали контракт с Электрой и в августе начали работать над тем, что станет «Другими голосами» — первым пост-моррисоновским альбомом «Дверей». (В прошлом у них, конечно, был один опыт выступления в качестве трио – в Амстердаме 1968-го года, когда Джим отрубился во время сета «Аэроплана Джефферсона», открывавшего концерт, а Рэй, Робби и Джон выдали хорошо принятое шоу, в котором вокалом заправлял Манзарек.)

Чтобы снабдить вокалом свою музыку, группа взяла на вооружение такую практику: каждый член ансамбля по очереди пел одну и ту же песню, чтобы выяснить, чей голос, или комбинация голосов, дает максимальный эффект. Рэй возглавил вокальное дело в большинстве песен альбома, зато Робби, если не лидировал, то получил шанс повысить свою квалификацию подпевальщика.

Диск вышел в ноябре 1971 года и в американских чартах альбомов взобрался на 31 место. В ноябре трио отправилось в 11-дневный американский тур по небольшим концертным залам. Отклики аудитории, журналистов были в основном теплые и поддерживающие – но сохранялось впечатление, что некоторые из добрых пожеланий прозвучали только за ради Джима. Он так недавно ушел и не мог помочь друзьям, но как будто бы присутствовал на выступлениях «Дверей».

— Помню, после того, как ансамбль отыграл «Другие голоса» в голливудском Палладиуме, я собрался на вечеринку по этому поводу,- вспоминает Ким Фоули.- Это правда было неплохое шоу, но, казалось, каждый вот-вот уйдет со словами «Это не то же самое». Вечеринка прошла довольно сдержанно.

Фото: Музыканты «Дверей» около автобуса с плакатом альбома «Дикие сцены в золотоносной шахте».

Подпись под фото: Потеря Джима Моррисона ужасно ошеломила остальных «Дверей», но они ощутили, что у них нет никакого выбора, кроме того, чтобы продолжать делать музыку, и аудитория в определенной степени дружески поддержала их в этом. Побывав в Лондоне в конце 1972 года, просмотрев новых претендентов на ведущий вокал, ансамбль пал духом настолько, что осознал — пора завязывать.

«У солнца в глазу»

«Другие голоса» были записаны быстро и рационально, точно так же как и «Женщина Лос-Анджелеса». Ансамбль использовал тот же план, который был разработан на предыдущем альбоме, а именно, личную студию звукозаписи в «Дверной мастерской». Продюсером вместе с Рэем, Робби и Джоном остался Брюс Ботник – в примечаниях читалось: «Двери» и Брюс Ботник».

Вспучиваясь эксцентричным шумом, манзарековская композиция «У солнца в глазу» задает всему альбому многообещающий настрой. Фирменное звучание рэевского электро-пианино и нежные пассы гитары Робби остались невредимы, а Дэнсмо, разгулявшись на «бочке», на протяжении всей песни поддерживает мощь своим битом. За самые низкие ноты отвечает басист Джек Конрэд.

Мелодия навевает впечатление о старом «болотном» рокере и в средней чуть джазовой секции содержит несколько выразительных инструменталов Рэя и Робби. Рэй заправляет вокалом, выдавая разухабистое, энергичное действо. Стихи несколько загадочны, но Рэй, кажется, оглядывается на опасности и наслаждения того времени, что он провел в центре сумасшедшей «дверной» вселенной. У солнца в глазу – опасное для проживания место, но это единственное место, где ему отчаянно хотелось бы быть.

В последнем куплете Рэй проясняет, что не очень-то счастлив «бездельничать». Ему нужно вернуться «в глаз солнца». Может быть, поэтому Рэй и начал «Другие голоса» со своего собственного персонального разъяснения: почему ему необходимо продолжать делать музыку в составе «Дверей».

In The Eye Of The Sun

R.Manzarek

.

In the eye of the sun before the world had begun,
Takin’ it easy, I was havin’ some fun,
Loafin’ and a-jokin’, it was all energy.
No such thing as you and or me.
No time, pure mind.
In the eye of the sun before the world had begun,
It had been a lot of work the last time around,
I needed a rest, a chance to just lie down.
Always on the go, no time to kill,
A lot of runnin’ to and fro, hard working in the mill.
So it blew up, and I threw up
Into the eye of the sun before the world had begun.
.
Well, I hung around, don’t know how many years,
No more troubles, no more fears.
Had a lot with a nothing to do.
But I got kind of bored with nothin’ to do.
I wanted flesh and blood, skin and bones,
Multidimensional, universal home.
I wanted space and time, up and down,
Life and death, love all around.
I knew there’d be trouble, but I could pull through,
So I thought up the world and you did too.

У солнца в глазу

Р.Манзарек

.

Око солнца зрило, но не создан был мир.

Я, резвясь, прохлаждался, вдыхал эфир,

Чистый разум вкушал и шутил не зло.

Ни тебя, ни меня еще не было.

Ведь еще до того, как был создан мир,

Я пахал будто папа Карло.

Не прилечь, ни вздохнуть, ни сходить в сортир —

Наказание, а не карма!

И поскольку пока мир не создан был,

Я на все забил и про все забыл.

.

Я бездельничал целую уйму лет,

А чтоб что-нибудь сделать, так это – нет.

Бросил страх и волненье.

Потом заскучал,

Ведь бездельничать — это не идеал.

Кровь и плоть бы создать, кости, кожу притом,

Многомерный, универсальный дом.

И пространство, и время, и верх, и низ,

Где, конечно, есть смерть,

Но любовь это – жизнь.

И от этих забав меня не оторвешь.

Так я выдумал мир — тот, где ты живешь.

«Перемены придают жизни остроту»

На этой удивительно развеселой мелодии за микрофон взялся Робби Кригер. И даже сделал двойное наложение, чтоб получить плотные и эффектные рок-н-ролльные гармонии.

В песне с Джеком Конрэдом на басу, выступающим вновь в тесной кайфовой связке с Джоном Дэнсмо, проскальзывает несколько моментов, напоминающих «Ты когда-нибудь принимала решение?» группы «Ложка полная любви» и даже элвисовскую «Горящую любовь». Стихи по большей части это – грубая шутка; заглавную фразу Кригер ожидает услышать адресованной его жене малопривлекательным судьей, когда главный персонаж явится в суд, в качестве изменившего супруга. Кригер пожимает плечами, мол, «решил пуститься во все тяжкие», не смог отказать себе попробовать что-нибудь новенькое. (Он также указывает, что, если уж исповедовать эту философию, то необходимо обзавестись как страховкой, так и сопротивляемостью.)

В музыкальном плане в песне есть несколько сильных моментов – безудержное и расплывчатое пианино Рэя в стиле буги-вуги подстегивает мелодию, а Робби делает записанное с наложением гитарное соло, в котором демонстрирует несколько новых, интересных звуков.

Variety Is The Spice Of Life
R.Krieger

.

Well, variety is the spice of life,

That’s what the judge is gonna tell my wife.
She said, why did you have to do it? Why you’re such a fool?
I can’t resist to try something new.
.
Well, the judge said, guilty in the first degree.
I said, can I help it if I dig multiplicity?
All these pretty women with nothing to do.
C’mon and help me try to find something new.
.
You gotta try everything once.
You better take out some insurance.
You gotta try everything once.
You better build up your endurance.
.

Repeat 1
You got a full house, babe, I got four of a kind.
I’m watching six different televisions, all at one time.
You know I love you baby. Sad but true.
Repeat 3
Repeat 1

Перемены придают жизни остроту

Р.Кригер

.

«Соль жизни, милочка, в разнообразии»,-

Придется выслушать в суде моей жене.

“Я развожусь, козел!- она сказала мне.-

Не смог уйти от подвернувшейся оказии…»

.

«Виновен» — мелет правосудья мельница.

А что поделать мне – хочу у вас спросить,

Когда готовы милые бездельницы

Помочь разнообразие вкусить?

.

Когда решишь пуститься во все тяжкие,

Страховкою обзаведись.

Когда решишь пуститься во все тяжкие,

Сопротивляемость повысь.

.

Твой дом, подруга, будет лучшим непременно,

Куплю себе четыре таких же. Вот так!

Запучу глазки в шесть TV одновременно,

.

Ты знаешь, я люблю тебя.

Грустно, но факт.

Фото: Джон Дэнсмо за установкой.

Подпись под фото: Упертый инноватор: хотя материал «Дверей» стал слабее и менее сфокусированным, Джон Дэнсмо нашел способы, как сохранить интересный ритм. На композиции «Перемены придают жизни остроту» он выбил четкий рок-н-ролл, тогда как «Корабли под парусами» — одна из его самых славных джаз-роковых работ.

«Корабли под парусами»

Если «Оседлавшие бурю» растянулись чуть ли не на весь альбом, то «Корабли под парусами» стали лишь частью его. Те же умиротворяющие тона, с которыми «Двери» прекрасно поэкспериментировали на «Оседлавших», были продемонстрированы и на «Кораблях», но настрой получился совершенно иным.

В противовес настойчивому пульсу «Оседлавших» «Корабли под парусами» — джазовый вальс, который кажется постоянно ускоряющимся. Ощущение этой «самоходности» частично обусловлено использованием двух илитов – для партии электро-баса «Двери» привлекли Рэя Неаполитэна, которого они задействовали на «Моррисон отеле», а кроме него пригласили и или Раффа исполнить на контрабасе несколько забойных, синкопированных фигур.

Джон Дэнсмо, который продемонстрировал свою склонность к латинским ритмам еще на «Прорвись», добавляет в общий настрой чуточку латинизма, в чем ему помогает на конгах перкуссионист Франциско Аквэбэлла. Разнузданно игривая средняя часть – инструментальная кульминация всего альбома.

На этой песне Рэй демонстрирует, что его голос пусть и не самый изысканный из инструментов, зато в нем есть мощь. Он выкрикивает эту немножко эксцентричную любовную песенку безо всякой застенчивости. Она адресована озадаченной возлюбленной, а Рэй играет роль Бродячей Души, которая полагает вернуться к любимой, но не может давать никаких обещаний. Возлюбленную просят не спрашивать, куда Рэй держит путь, а лишь верить в силу любви.

Будучи спрошенным: крепко ли он любит ту, кому адресует свое песню, Рэй отвечает в зашифрованной форме: «А почему так любят ветер в парусах?»

Ships With Sails

R.Krieger / J.Densmore

.

Well, you asked how much I love you.

Why do ships with sails love the wind?
And will I be thinking of you,
Will I ever pass this way again?
I’ll be returning some day.

.
Until then, please don’t ask me my direction,
Let my tracks be buried in the sea.
‘Cause to wander is my infection
‘Till the four winds bring you back to me.

.
Don’t count your memories,
Think of me as just a dream,
Just like this melody, I sing.

Корабли под парусами

Р.Кригер / Дж.Денсмо

.

Спросила ты: а крепко ли люблю я,

И почему так любят ветер в парусах?

И не забуду ли любовь твою я?

Найду ли путь домой по звездам в небесах?

.

Однажды я вернусь, ну, а покуда

Не спрашивай, куда лежит мой путь.

Скитаться в море – вот моей болезни суть,

И от нее лекарств мне не дадут

Пока четыре ветра ниоткуда

Тебя ко мне опять не принесут.

.

Не пробуждай воспоминаний,

Считай, что я – всего лишь сон

Под мелодичный унисон.

«Прогулка по канату»

«Прогулка по канату» наиболее увлекательный трэк диска «Другие голоса»; самый по-роковому тяжелый и самый разгневанный.

Рэй Манзарек был на несколько лет старше своих товарищей по ансамблю – на четыре года старше Джима – и в групповой движущей силе «Дверей» он всегда отрабатывал за образ некоего папаши. По существу, Рэй, должно быть, чувствовал определенную обязанность сохранять голову наитрезвейшей, когда жизнь «Дверей», а особенно Джима Моррисона, становилась хаотичной.

Фото: Рэй Манзарек.

Подпись под фото: Рэй Манзарек заработал репутацию невозмутимого, безукоризненно квалифицированного голоса разума, но на «Прогулке по канату» он дал выход своим чрезвычайно противоречивым эмоциям, вызванным потерей своего друга и коллеги Джима Моррисона.

Когда музыканты стали уставать от ненадежности и невосприимчивости Джима, Рэй был единственным, кто продолжал поддерживать его своим сочувствием и наставлениями. Но после июля 1971 года Рэй должен был ощутить себя до некоторой степени преданым – несмотря на всю его поддержку и эмпатию, один из его лучших друзей увлекся прогулкой по канату в одиночестве и дошел до того, что разом швырнул вниз всю планету. Рэй позволил своему гневу и боли разгуляться на этом трэке, обращенном со всей очевидностью к Джиму. Рэй поет о том, что Джиму нужно побыть в одиночестве, и о его страсти обрести новый дом. Он советует то, что, должно быть, советовал другу тысячу раз: быть осторожным, не поскользнуться, держать равновесие.

Изнуренный голос Рэя проясняет сочетание ярости, грусти и, в конце концов, понимания того, что из него, по всей очевидности, вынули душу. В пульсирующей промежуточной части Рэй спрашивает Джима: рассматривал ли он когда-нибудь тот факт, что мог бы получить помощь товарищей, если бы только захотел этого. Разве не мог Рэй помочь Джиму вспомнить свое имя, «вспомнить названье игры»?

К концу песни голос Рэя звучит так, будто он задыхается от эмоций, давая Джиму понять, что ансамбль по-прежнему на его стороне, но осознает, что по большому счету Джим абсолютно одинок. Как Катящийся Камень, «как Брайан Джонз», говорит Рэй.

Это особенно важная отсылка, поскольку Джим успел приступить к написанию стиха в память о Брайане Джонзе, после того как гитарист и один из основателей Роллингов в 1969 году был найден утонувшим в собственном бассейне. Стихотворение Моррисона было озаглавлено «Ода Лос-Анджелесу при размышлении о Брайане Джонзе, погибшем». (И по какому-то ужасному космическому совпадению и Джонз, и Моррисон умерли третьего июля.)

Фото: Брайан Джонз из «Роллинг Стоунз».

Подпись под фото: Печальная цепочка слов: Джим Моррисон воздал дань памяти Брайану Джонзу из «Роллинг Стоунз», умершему 3 июля 1969 года. Рэй Манзарек сделал ссылку на эту работу, когда промолвил музыкальное «прощай» Джиму после смерти певца 3 июля 1971 года.

Эмоции песенного текста под стать музыке – трэк бушует в то время, как «Двери» звучат будто совершенно необученная гаражная банда. «Прогулка по канату» вышла в виде сингла вскоре после выпуска альбома «Другие голоса». И достигла 71 места в сингл-чартах Биллборда.

Фото: Элвис Пресли.

Подпись под фото: В составе «Дверей» большим почитателем Элвиса Пресли слыл Джим Моррисон, он с огромным энтузиазмом склонял ансамбль к блюзу и классическому рок-н-роллу. Без Джима группа была вольна более пристально исследовать джазовую сторону своего звучания, но она также выдавала и старомодные рок-образцы типа «Прогулки по канату»

Tightrope Ride

R.Manzarek

.

You’re on a tightrope ride, nobody by your side,

Well, you’re all alone, gotta find a new home.

Don’t go over the line. You better keep on time
Or you’ll lose your mind on your tightrope ride.

Watch out, don’t fall!

Careful, don’t slip!

.

You better get your balance, you have to feel the way.

There are no more questions, no answers today.

There are no reasons, there are no more rhymes,

But if you can feel it, you can fly next time,

You can fly next time, or maybe this time.

.

Did you think we were all together?

Did you think we were all the same?

Did you think maybe I could help you

Remember your name, remember the game,

What’s the name of the game

It’s a very good game, never stays the same,

It’s the number one from mud to sun.

.

You’re on a tightrope ride, we’re all by your side.

But you’re all alone, and we’re going home,

And we’re by your side, but you’re all alone

Like a Rolling Stone, like Brian Jones.

On a tightrope ride, on a tightrope ride…

Прогулка по канату

Р. Манзарек

.

Под ногой нить каната. В помощь — воздуха вата.

Одинокий рыщешь, новый дом ты ищешь.

Край не переходи, лучше пережди,

Ошибиться не моги, чтоб не вышибить мозги.

Только не упади! Поберегись!

Осторожно!  Не поскользнись!

.

Равновесие удержи. Это – шанс на жизнь.

Больше нет вопросов, ответов нет,

Ни причин, ни рифм, но почувствуй, слышь,

Ведь еще разок, и ты полетишь,

Не сегодня, так завтра ты полетишь.

.

Ты думал, мы такие же точно, как ты,

Что я тебе помогу – какие мечты!..-

Вспомнить имя, вспомнить названье игры,

Там, где главное правило – помнишь ты?-

«Прежним не оставаться ни на миг».

В этой лучшей игре ты всего достиг.

.

Ты идешь по канату, мы в уме-то с тобой.

Но ты совсем один, а мы идем домой.

Мы на твоей стороне, готовим помощи вату.

На афише твоей одинокий анонс.

Ты — перекати-поле, как Брайан Джонз,

Ступаешь по канату, гуляешь по канату…

Гуляешь по канату…

«На ферму»

Если бы у Рэя, Робби и Джона был выбор между отправкой на ферму и возвращением Джима Моррисона, они без сомнения выбрали бы второй вариант.

Но так уж случилось – Джим ушел, и ансамбль получил возможность развить некоторые из песенных идей, которые первоначально Джим отверг. Он не приходил в большой восторг от исполнения некоторых песен Робби, таких как «Скажи всем людям» и «Коснись меня», но, если Моррисон не ощущал вообще никакой связи с песней, напрочь не мог «прочувствовать» ее, то он отказывался петь.

«На ферму» была одной из таких заготовок, и «Двери» решили вернуться к ней, когда компоновали материал для «Других голосов».

В композиционном плане эта песня – чудаковатая смесь хиппи-попа, джазовых эскапад и местечкового кантри-рока. Рэй и Робби поют вместе, ободряя своими стихами «городских юношей» вернуться к более заземленному образу жизни – «дверная» версия песенки «Едем в деревню» группы «Расфасованное тепло». (А, свингуя в секции «побежим по радуге», музыканты даже немножко косят под «Благодарного мертвеца» — ансамбль, с которым «Двери» никогда особо не сближались.)

В инструментальной части исполнители немножко повеселились. Чтобы заложить прочную основу, они позвали в студию Джерри Шефа, игравшего на «Женщине Лос-Анджелеса», а также мульти-инструменталиста Эмиля Ричардза, чтоб тот оторвался на приспособах, отмеченных в титрах, как «маримбы, безделушки и чепуховины».

Down On The Farm

R.Krieger

.

Don’t need none today,

Master’s gone away,

His mind has gone astray,
‘Cause we don’t need none today.
Did you hear what I say?
Don’t need none today.
.
Gonna run a rainbow ragged,

Ask the mountain men, they’ve had it.
City life’s a real bad habit,
All the boys are down on the farm.
.
Gonna run a rainbow ragged

Ask the mountain men, they’ve had it.
City life’s a real bad habit,
C’mon along, it won’t do you no harm,
We’re goin’ down on the farm!
.
Don’t need none today

Master’s gone away,

His mind has gone astray
‘Cause we don’t need none today
Did you hear what I say?
Don’t need none today.
.
Gonna run a rainbow
Gonna run a rainbow
Gonna run a rainbow
Gonna run a rainbow

На ферму

Р.Кригер

.

Сегодня у нас выходной —

Хозяин куда-то слинял,

Умом углубившись в астрал,

Поэтому нам — выходной

Ты слышал, чего я сказал?

Сегодня у нас выходной.

.

Побежим по радуге привычной —

Нам покажут горцы торный путь.

В городах житье – дурной обычай.

Пацаны! На ферму! Отдохнуть…

.

Побежим по радуге привычной —

Нам покажут горцы торный путь.

В городах житье – дурной обычай.

Повредит ли нам чуть отдохнуть?

Мы спешим на ферму отдохнуть…

.

Сегодня у нас выходной —

Хозяин куда-то слинял,

Умом углубившись в астрал,

Поэтому нам — выходной

Ты слышал, чего я сказал?

Сегодня у нас выходной.

.

Побежим по радуге

Побежим по радуге

Побежим по радуге

Побежим по радуге

«Я сексуально озабочен, я в отрубе»

На этой мелодии, излагающей в бойком стиле буги-вуги всевозможные невзгоды холостяцкой жизни (обращенной, впрочем, и к любой молодой личности, покинувшей отчий дом), дано разгуляться игривому и озорному чувству юмора Робби Кригера.

Перечень его жалоб наряду с перечисленными в заглавии включает усталость, скуку, нервозность, одиночество, уродливость и простуду. К тому же его обворовали, он измотан и обгорел на солнце. Вывод Робби: «Жизнь не легка, когда ты сам себе господин».

В песне есть маленький эксцентричный кусочек, который, выглядит позаимствованным из мелодической линейки «Прикидываясь «Ритцем», а за ним следует отличная работа фортепьяно и бутылочного горлышка. В конце мелодии Брюс Ботник и «Двери» не отказали себе в некоем студийном «битлеске» — трэк разбухает в крещендо, пока не начинает звучать так, будто поет, бормочет и издает бессмысленные шумы дюжина Робби и Рэев.

I’m Horny, I’m Stoned

R.Krieger

.

Well, I’m tired, I’m nervous, I’m bored, I’m stoned.

Don’t you know,

Life ain’t so easy when you’re on your own.

.
Well, I’m lonely, I’m ugly, I’m horny, I’m cold.
Don’t you know,

Life ain’t so easy when you’re on your own.
Leaving home.
.
Well, I got ripped off, wiped out, I got burned.
Don’t you know,

Life ain’t so easy when you’re on your own.

.
I feel my mind is shaken out of phase,
I look like a truck ran over my face.
The doctor says I’m not a hopeless case.
I really want to join the human race.

Well, I got ripped off, wiped out, I got burned.
Don’t you know,

Life ain’t so easy when you’re on your own.
.

I’m tired, I’m nervous, I’m bored, I’m stoned.
Don’t you know,

Life ain’t so easy when you’re on your own.
Leaving home, on your own, оn your own.

Я сексуально озабочен, я в отрубе

Р.Кригер

.

В отрубе я, устал, нервозен, скучаю один.

Ну, ты же знаешь,

Жизнь не легка, когда ты сам себе господин.

.

Я сексуально озабочен, гриппую притом.

Ну, ты же знаешь,

Жизнь не проста, когда ты взял да и бросил дом.

.

Я ликвидирован, я порван, я обгорел.

Ну, ты же знаешь,

С делами я справляюсь, но сейчас не у дел.

.

В мозгу темно — пробита фаза.

Я выгляжу попавшим под грузовик.

«Не все так плохо»,- дока фраза,-

«Когда б ты вновь с людьми союза достиг».

.

Я ликвидирован, я порван, я погорел.

Ну, ты же знаешь,

С делами я справляюсь, но сейчас не у дел.

.

Я сексуально озабочен, гриппую притом.

Ну, ты же знаешь,

Жизнь не проста, когда ты взял да и бросил дом.

На страх и риск,

Свой страх и риск.

«Бродячий музыкант»

«Другие голоса» дали Рэю шанс исполнить несколько клавишных партий, которые не были непоколебимо «дверными» подобно всему предыдущему материалу, сыгранному им с ансамблем. С «Дверями» Рэй выработал фирменное звучание и уникальный подход к клавиатуре, но эти достижения продемонстрировали лишь часть его мастерства.

На «Бродячем музыканте» Рэй исполняет несколько прекрасных, почти грандиозных партий не похожих на любой другой «дверной» трэк. Но сама по себе песня не добивается величественности – это еще одна запись с чувством нестесненности и уюта. По большому счету это шанс для Робби и Рэя поведать всему миру, что, как музыканты, которые любят создавать музыку, они не собираются менять свой путь, не важно, кто бы ни твердил, что они идут не тем путем или напрасно тратят свое время.

Песня настаивает на том, что ансамбль и его фанаты должны смириться с тем фактом, что озарения и напряженность прошлых лет – именно там: в прошлом. Выжившие «бродячие музыканты» должны продолжать смиренно вкладывать душу в свою музыку, что они и делают на этом трэке.

Фото: Изображение Рэя Манзарека, искаженное автобусным зеркалом заднего вида.

Подпись под фото: Тем, кто удивлялся, почему Рэй, Робби и Джон предприняли попытку продолжать карьеру «Дверей» после смерти Джима Моррисона, соображения оставшегося в живых разъяснены в «Бродячем музыканте».

Wandering musician

R.Krieger

.

Please don’t tell me what to do

‘Cause even if I wanted to
I couldn’t throw my life away
By listening to what you say.
I’m a-telling you, ain’t nothing you can do

to change my ways.
Hey, hey, hey ain’t no way

You gonna make me think like you do.
.
No matter if the sun or the stars say I’m wrong,
It’s just a song of the lonely wandering musician.
I’m a-telling you, ain’t nothing you can do

to change my ways.
No, no, no, no, no, аin’t no way

gonna make me think like you do.
.
It’s just a song of a lonely wandering musician,
I’m a-telling you, ain’t nothing you can do

to change my ways.
Hey, hey, hey, ain’t no way.
Hey, hey, hey, ain’t no way.
Hey, hey, hey, ain’t no way.

Бродячий музыкант

Р.Кригер

.

Прошу, моих ты не касайся дел,

Поскольку, даже, если б я хотел,

И то не смог бы, слушая тебя

Забыть, кто я, и что такое – жизнь моя.

Не сможешь ты – я говорю тебе опять –

Мои пути на новые сменять.

Эй, эй, эй, похорони мечты —

Ты не заставишь меня думать так, как ты

.

Пусть даже звезды скажут, что я, мол, не фонтан.

Я – попросту поющий бродячий музыкант.

Не сможешь ты – я говорю тебе опять –

Мои пути на новые сменять.

Нет, нет, нет, похорони мечты —

Ты не заставишь меня думать так, как ты

.

Я – попросту поющий бродячий музыкант.

Не сможешь ты – я говорю тебе опять –

Мои пути на новые сменять.

Эй, эй, эй, похорони мечты…

Эй, эй, эй, похорони мечты…

Эй, эй, эй, похорони мечты…

«Держись за жизнь»

Любовь Рэя и Джона к джазу определенно стала изюминкой последнего трэка альбома. С мастерским басистом Вольфгангом Мельтцем, допускающим все способы звукоизвлечения, и опять же Франциско Аквэбэллой, добавляющим конги и перкуссию, песня превращается в увлекательную сюиту живого, броского настроя в стиле «латинос», которая выстраивается к необузданной пиковой финальной части, отмеченной звуковым неистовством.

Для того положения, в котором ансамбль создавал «Другие голоса», не удивительно, что одна из предъявленных музыкантами песен обернулась суматошной медитацией на тему смертности. Слишком долго они были слишком близкими свидетелями жизни, прожитой как акт саморазрушения. В общем смысле их совет, рожденный дорогим, причиняющим страдания опытом, не мог бы быть более конкретным, чем название этой песни.

Hang On To Your Life

R.Manzarek / R.Krieger

.

1.

Sweet bird of prey, you’ve gone below,

All soft and black, it’s time to grow.
Don’t be afraid to touch the light,
Don’t run from love in the starless night.

.

Hang on to your life, it’s begun now.
Hang on paradise, here we come now.

Life is like the wind.
Where does it begin?

.
2.
Time come again. Where’s your day now?
Bring me your sun, light the way now.

.
Just spread your wings and taste the sky,

It’s time to laugh, it’s time to fly.
The mountain air is clear and bright,
Your shadow world is endless night, endless night.
Repeat 2.

.

Hang on to your life, it’s begun now.
Hang on paradise, here we come now.

Life is like the wind.
Where’s it gonna end?

Держись за жизнь

Р.Манзарек / Р.Кригер

.

1.

Спустился сокол мой туда, где тихо и темно,

Но вновь ему расправить крылья суждено.

Не убегай от света в страхе прочь,

И от любви не торопись в слепую ночь.

.

Жизнь началась. Уж ты ее не упусти,

Держись за рай,- туда нам по пути.

Жизнь, словно ветер, нам дана,

Но где же начинается она?

.

2.

Вернется время, спросит: Где твой день?

Неси мне солнце, мы разгоним эту тень.

.

Ты разверни крыла, отведай неба.

Смеяться и летать пришла пора.

Чист воздух гор, где ты давненько не был,

В тени скрываясь мрачной, как нора.

.

Жизнь началась. Уж ты ее не упусти,

Держись за рай,- туда нам по пути.

Жизнь, словно ветер, нам дана,

И где закончится она?

Leave a Reply