1. In The Court Of The Crimson King


Автор рисунков на внешней и внутренней сторонах обложки – Барри Годбер
21st Century Schizoid Man

P.Sinfield

.

Cat’s foot iron claw

Neuro-surgeons scream for more

At paranoia’s poison door

Twenty first century schizoid man.

.

Blood rack barbed wire

Politicians’ funeral pyre

Innocents raped with napalm fire

Twenty first century schizoid man.

.

Death seed blind man’s greed

Poets’ starving children bleed

Nothing he’s got he really needs

Twenty first century schizoid man.

Двадцать первого века шизоид

Питер Синфилд

.

Лапа кошачья коготь стальной

Нейро-хирург кричит: «Где больной?!»

В ад паранойи дверь нам откроет

Кто?

— Двадцать первого века шизоид.

.

Всех за колючку

Кровь на шнуре

Политиканам смерть на костре

Девственность выжечь напалмом устроит

Кто?

— Двадцать первого века шизоид.

.

Смерти зерно, в нем скупость слепцов

Гибнет поэт, течет кровь мальцов

Дряни ненужной запасы утроит

Кто?

— Двадцать первого века шизоид.

.

I talk to the wind

P.Sinfield

.

Said the straight man to the late man where have you been

I’ve been here and I’ve been there and I’ve been in between

.

I talk to the wind my words are all carried away

I talk to the wind but wind does not hear

The wind cannot hear

.

I am on the outside looking inside

What do I see

Much confusion disillusion all around me

.

I talk to the wind my words are all carried away

I talk to the wind but wind does not hear

The wind cannot hear

.

You don’t possess me don’t impress me

Just upset my mind

Can’t destruct me or conduct me

Just use up my time

Я с ветром треплюсь

П.Синфилд

.

Первый спрашивал второго: и где же ты был?

— Я был там и я был здесь, но как-то не весь.

.

Я с ветром треплюсь, слова он уносит долой

Я с ветром треплюсь, но ветер не слышит,

Ведь ветер глухой

.

Я снаружи зрю вовнутрь

Глаза не соврут

Вижу полный беспорядок и хаос вокруг

.

Я с ветром треплюсь, слова он уносит долой

Я с ветром треплюсь, но ветер не слышит,

Ведь ветер глухой

.

Ты меня сбиваешь с толку,

Но прах – все твое.

Не захватишь, лишь потратишь

Ты время мое

.

Epitaph

P.Sinfield

.

The wall on which the prophets wrote is cracking at the seams

Upon the instruments of death the sunlight brightly gleams

When every man is torn apart with nightmares and with dreams

Will no one lay the laurel wreath as silence drowns the screams

.

Confusion will be my epitaph

As I walk a cracked and broken path

If we make it we can all sit back and laugh

but I fear tomorrow I’ll be crying

Yes, I fear tomorrow I’ll be crying

.

Between the iron gates of fate the seeds of time were sown

And watered by the deeds of those who know

and who are known

Knowledge is a deadly friend when no one sets the rules

The fate of all mankind I see is in the hands of fools

.

Confusion will be my epitaph

As I walk a cracked and broken path

If we make it we can all sit back and laugh

but I fear tomorrow I’ll be crying

Yes, I fear tomorrow I’ll be crying

Эпитафия

П.Синфилд

.

В рубцах стена, растрескались пророков письмена

Сверкают в свете дня смертельные орудия и снасти

Когда кошмары и мечты рвут каждого на части

До лаврового ли тут венка

Все вопли топит тишина

.

«КРУШЕНИЕ НАДЕЖД»

напишут на моем могильном камне

Брести разбитою тропой судьба мне

А доберемся, вот тогда все посмеемся

Да как бы плакать не пришлось

Ох, как бы плакать не пришлось

.

Железные врата судьбы таят ростки времен —

Политы подвигами тех, кто славен, умудрен.

Но знания – смертельный друг в игре без правил

Судьбою человечества, видать, болваны правят

.

«КРУШЕНИЕ НАДЕЖД»

напишут на моем могильном камне

Брести разбитою тропой судьба мне

А доберемся, вот тогда все посмеемся

Да как бы плакать не пришлось

Ох, как бы плакать не пришлось

.

MoonChild

P.Sinfield

.

Call her MoonChild

Dancing in the shallows of a river

Lonely MoonСhild

Dreaming in the shadow of a willow

Talking to the Trees of the cobweb strange

Sleeping on the steps of a fountain

Waving silver wand to the night-birds song

Waiting for the sun on the mountain.

.

She’s a MoonChild

Gathering the flowers in a garden

Lovely MoonСhild

Drifting on the echoes of the hours

Sailing on the wind in a milk white gown

Dropping circle stones on a sun dial

Playing hide and seek with the ghosts of dawn

Waiting for a smile from a sun child

Лунное Дитя

П.Синфилд

.

Лунного света дитя

Кружит на отмелях в танце игривом

Уединенно мечтает дитя,

Спрятавшись в тень под ивой.

Выболтав всё паутине ветвей,

Спит на ступенях фонтана.

Палочки взмах, и запел соловей.

Ждать из-за гор рассвет она начинает рано.

.

Лунного света дитя

Цветы в саду собирает.

Прекраснейшее дитя

Эхом часов играет.

Ветер треплет плаща бело-молочные складки.

С духами светлой зари она развлекается в прятки,

В солнечные часы камушки мечет, шутя,

И поджидает улыбку Солнечного Дитя.

.

The Court Of The Crimson King

P.Sinfield

.

The rusted chains of prison moons

Are shattered by the sun.

I walk a road, horizons change

The tournament’s begun.

The purple piper plays his tune,

The choir softly sing;

Three lullabies in an ancient tongue,

For the court of the crimson king.

.

The keeper of the city keys

Put shutters on the dreams.

I wait outside the pilgrim’s door

With insufficient schemes.

The black queen chants

the funeral march,

The cracked brass bells will ring;

To summon back the fire witch

To the court of the crimson king.

.

The gardener plants an evergreen

Whilst trampling on a flower.

I chase the wind of a prism ship

To taste the sweet and sour.

The pattern juggler lifts his hand;

The orchestra begin.

As slowly turns the grinding wheel

In the court of the crimson king.

.

On soft grey mornings widows cry,

The wise men share a joke;

I run to grasp divining signs

To satisfy the hoax.

The yellow jester does not play

But gently pulls the strings

And smiles as the puppets dance

In the court of the crimson king.

Двор темно-красного короля

П.Синфилд

.

Цепи ржавые лун, освещавших тюрьму,

В прах разбиты сиянием солнца.

Я сменил горизонт, по дороге бреду.

Бьет в турнире эльзасец саксонца.

Трубадур — весь в пурпуре — внимания для

Вострубил. Хор поет вполнакала,

Чтобы древняя песнь усыпляющей стала

Для двора темно-красного короля.

.

Тот, кто держит ключи от ворот городских,

Рушит планов моих недостойную схему.

Я – скиталец, но заперт паломников скит.

У дверей ожидаю я немо.

Королева бубнит: «Будет пухом земля…»,

И надтреснутый колокол, такт отбивая,

Загудит, ведьму огненную призывая

Ко двору темно-красного короля.

.

Цель садовника – вечнозеленый газон,

Где цветок – что-то вроде напасти.

Ведать горечь и сласть – вот мой диапазон.

Ветер рвет корабельные снасти.

Образцовый жонглер, весь народ веселя,

Поднял руку – оркестр вступает чуть нервно.

Тяжек музыки темп, словно мелющий жернов,

На дворе темно-красного короля.

.

А унылыми утрами слышны рыдания вдов,

Шуткой делятся мудрые с видом гурмана.

Я спешу прочитать знаки всех ведунов,

Чтоб потворствовать жажде обмана.

Желтый шут перепутав, где до, а где ля,

Щиплет струны в забвенье нелепом,

Улыбаясь, сидит и следит за вертепом

На дворе темно-красного короля.

.

Leave a Reply