3. Lizard


Концепция обложки – Питер Синфилд; раскраска – Джини Бэррис
Circus

P.Sinfield

.

Night: her sable dome scattered with diamonds,

Fused my dust from a light year,
Squeezed me to her breast, sowed me with carbon,
Strung my warp across time
Gave me each a horse, sunrise and graveyard,
Told me only I was her;
Bid me face the east closed me in questions
Built the sky for my dawn . . .
.
Cleaned my feet of mud, followed the empty
Zebra ride to the Cirkus,
Past a painted cage, spoke to the paybox
Glove which wrote on my tongue —
Pushed me down a slide to the arena,
Megaphonium fanfare.
In his cloak of words strode the ringmaster
Bid me join the parade . . .
.
«Worship!» cried the clown, «I am a T.V.
Making bandsmen go clockwork,
See the slinky seal Cirkus policeman;
Bareback ladies have fish.»
Strongmen by his feet, plate-spinning statesman,
Acrobatically juggling —
Bids his tamers go quiet the tumblers
Lest the mirror stop turning . . .
.
Elephants forgot, force-fed on stale chalk,
Ate the floors of their cages.
Strongmen lost their hair, paybox collapsed and
Lions sharpened their teeth.
Gloves raced round the ring, stallions stampeded
Pandemonium seesaw . . .
I ran for the door, ringmasters shouted,
«All the fun of the Cirkus!»

.

Цирк

П.Синфилд

.

Ночь: этот купол весь алмазами усеян.

Мои останки разметав на расстоянье светового года,

Она к груди своей меня прижала, углем припудрив,

Разорвавши тетиву моих времен,

Снабдила кладбищем, восходом и конем,

Сказав лишь, что я ей принадлежу,

И, обратив меня лицом к востоку, забросала

Вопросами, воздвигнувши небесный свод моей заре…

.

Очистив башмаки от грязи, я последовал за зеброй,

Что без седла трусит по направленью к цирку.

Я миновал раскрашенную клетку, кивнул кассиру,

Униформисту, что приятелем казался,

Но под фанфары мегафона

Толкнул меня, чтоб я скользнул на круг арены.

Парад-алле! В плаще из слов инспектор на манеже,

Желает присоединить меня к параду…

.

Тут крикнул шут: «Все поклоняйтесь мне! Я – телевизор!

Я заставляю музыкантов дефилировать по кругу,

Изящного тюленя вижу в форме полисмена,

Его подкармливают рыбой неоседланные леди».

У ног шута теснятся силачи, политикан

Акробатически жонглирует с тарелкой —

Шут укротителям велит умерить акробатов пыл

И далее вращать зеркальный барабан.

.

Слонов в забвении насильно накормили черствым мелом,

Они пожрали все подстилки в тесных клетках.

Враз облысели силачи, кассир в упадке,

Львы отточили острые свои клыки.

Униформисты носятся по кругу, в страхе жеребцы

В столпотворенье мечутся безумном…

Я побежал к двери — вскричал инспектор на манеже:

«Вот как смешно бывает в нашем цирке!»

.

Indoor Games

P.Sinfield

.

Indoor fireworks amuse your kitchen staff
Dusting plastic garlic plants
They snigger in the draught
When you ride through the parlour
Wearing nothing but your armour —
Playing Indoor Games.
.
One string puppet shows amuse
Your sycophantic friends
Who cheer your rancid recipes
In fear they might offend,
Whilst you loaf on your sofa
Sporting falsies and a toga —
Playing Indoor Games, Indoor Games.
.
Your mean teetotum spins arouse your seventh wife
Who pats her sixty little skins
And reinsures your life,
Whilst you sulk in your sauna
‘Cos you lost your jigsaw corner —
Playing Indoor Games, Indoor Games.
.
Each afternoon you train baboons to sing
Or swim in purple perspex water wings.
Come Saturday jump hopper, chelsea brigade,
High bender-trender it’s all Indoor Games.
.
No ball bagatelle incites
Your children to conspire,
They slide across your frying pan
And fertilize your fire;
Still you and Jones go madder
Broken bones — broken ladder —
Hey Ho . . .

.

Игры для закрытых помещений

П.Синфилд

.

Домашний фейерверк твой веселит штат поваров,

Припорошив пластмассовые перья чеснока.

От смеха давятся они, не ощущая сквозняка,

Покуда ты гарцуешь по гостиной средь ковров

Одетый лишь в броню. Без всяческих смущений

Играя в игры для закрытых помещений.

.

Шустрит марионетка, развлекая

Твоих друзей, которые, обидеть не желая,

Бесстыдно льстят о тошнотворном гроге,

Покуда ты в безделье щеголяешь в тоге

И лифчике с подкладками — исполнен воплощений,

Играя в игры для закрытых помещений.

.

Поглаживая шестьдесят наружных бурдючков,

Вновь жизнь твою на всякий случай перестраховав,

Вращеньем жалким твоего волчка раздражена

Сидит седьмая, и последняя, жена.

На всех обидевшись – вот ты каков!-

Ушел в парилку, уголок от пилки потеряв,

Играя в игры для закрытых помещений.

.

От павиана ежедневно ждешь вокализа раскрытья,

Уменья плавать в плексигласовых пурпурных крыльях.

Отряд из Челси, сборщик хмеля,

Верховный гомик, избежавший поношений:

Все это — игры для закрытых помещений.

.

Не подстрекает багатель детей, тебя срамя.

Скользят они в сковороде и поддают огня.

Вдруг рухнула стремянка, слышен хруст костей.

Вы с Джонзом все безумнее.

Эгей!…

.

Happy Family

P.Sinfield

.

Happy family, one hand clap, four went by and none come back.
Brother Judas, ash and sack, swallowed aphrodisiac.
Rufus, Silas, Jonah too sang, «We’ll blow our own canoes,»
Poked a finger in the zoo, punctured all the ballyhoo
.
Whipped the world and beat the clock, wound up with their share of stock.
Silver Rolls from golden rock, shaken by a knock, knock, knock.
Happy family, wave that grin, what goes round must surely spin;
Cheesecake, mousetrap, Grip-Pipe-Thynne cried out, «We’re not Rin Tin Tin.»
.
Uncle Rufus grew his nose, threw away his circus clothes
Cousin Silas grew a beard, drew another flask of weird
Nasty Jonah grew a wife, Judas drew his pruning knife.
Happy family one hand clap, four went on but none came back
.
Happy family, pale applause, each to his revolving doors.
Silas searching, Rufus neat, Jonah caustic, Jude so sweet.
Let their sergeant mirror spin if we lose the barbers win;
Happy family one hand clap, four went on but none came back

.

Счастливое семейство

П.Синфилд

.

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

Повергнут в прах и исключен навеки глотавший афродизиак Иуда брат.

Иона, Руфус, Сайлас тоже спели: «Мы все пойдем своим путем» и впали в раж,

Ткнув пальцем в зоосад, пробив насквозь шумиху и ажиотаж,

.

Мир подхлестнув, разбив часы и акции подвергнувши распилу.

Серебряный Роллс-Ройс эпохи «золотого рока» весь сотрясается от сонма неудач.

Усмешка на устах счастливого семейства — всех сущих перемен толкач.

Творожный торт и мышеловка доказывают вместе с «Грип-Пайп-Тинн: «Мы не какой-то оловянный рин!» насилу.

.

Носяру дядя Руфус отрастил и выбросил на свалку цирковой наряд.

Бородку Сайлас отрастил и притащил знамений роковых боезаряд.

Иона мерзкий отрастил себе жену – Иуда, притащив секатор, рад.

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

.

Счастливый род, но не они, а дверь-вертушка – аплодисментов жидких адресат.

Иона едок, Руфус ясен, Сайлас ищет, Иуда сладок, но от всех опричь.

Пусть зеркало сержантское вращается себе, коль их не удалось постричь.

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

.

Lady Of The Dancing Water

P.Sinfield

.

Grass in your hair stretched like a lion in the sun
Restlessly turned moistened your mouth with your tongue.
Pouring my wine in your eyes caged mine glowing
Touching your face my fingers strayed knowing.
I called you lady of the dancing water.
.
Blown autumn leaves shed to the fire where you laid me
Burn slow to ash just as my days now seem to be
I feel you still always your eyes glowing
Remembered hours salt, earth and flowers flowing
Farewell my lady of the dancing water.

.

Леди Танцующих Струй

П.Синфилд

.

Трава у тебя в волосах превратила их в львиную гриву.

Язык неустанно твой рот увлажнял – слава аперитиву.

В клетку твой взор запичужил меня, пылкого на признанья.

Тронув лицо твое, пальцы мои сбились с пути познанья.

Звал я тебя «Леди Танцующих Струй».

.

В страсти костер уложила меня, в тот, куда ветром осенним

Брошены листья, чтоб медленно стать пеплом и счастьем последним.

Припоминая часы, когда мир был так волшебно текучим,

Воображаю по-прежнему я взор твой и ясным, и жгучим.

Что же прощай, Леди Танцующих Струй.

.

Lizard

P.Sinfield

.

а) Prince Rupert Awakes

.

Farewell the temple master’s bells
His kiosk and his black worm seed
Courtship solely of his word
With Eden guaranteed.
For now Prince Rupert’s tears of glass
Make saffron sabbath eyelids bleed
Scar the sacred tablet of wax
On which the Lizards feed.
.
Wake your reason’s hollow vote
Wear your blizzard season coat
Burn a bridge and burn a boat
Stake a Lizard by the throat.
.
Go Polonius or kneel
The reapers name their harvest dawn
All your tarnished devil’s spoons
Will rust beneath our corn.
Now bears Prince Rupert’s garden roam
Across his rain tree shaded lawn
Lizard bones become the clay —
And there a Swan is born
.
Wake your reasons’ hollow vote
Wear your blizzard season coat
Burn a bridge and burn a boat
Stake a Lizard by the throat.
.
Gone soon Piepowder’s moss-weed court
Round which upholstered Lizards sold
Visions to their leaden flock
Of rainbows’ ends and gold.
Now tales Prince Rupert’s peacock brings
Of walls and trumpets thousand fold
Prophets chained for burning masks
And reels of dream unrolled . . .

.

b) The Battle of Glass Tears

.

Night enfolds her cloak of holes
Around the river meadow.
Old moon-light stalks by broken ploughs
Hides spokeless wheels in shadow.
Sentries lean on thorn wood spears
Blow on their hands, stare eastwards.
.
Burnt with dream and taut with fear
Dawn’s misty shawl upon them.
Three hills apart great armies stir
Spit oat and curse as day breaks.
Forming lines of horse and steel
By even yards march forward.

.

Ящерица

П.Синфилд

.

а) Принц Руперт пробуждается

.

Простись с господскими колоколами.

Хозяйской дарминой глистов мы изгоняем,

Флиртуем с дамами хозяйскими словами,

Чтоб наслаждаться гарантированным раем.

Принц Руперт залился стеклянными слезами,

Что шабашу шафранному из век пускают кровь.

Священной плитке восковой наносят раны слезы сами,

Где кормят Ящеров, брезгливость поборов.

.

Ты против всех проголосуй не без причины,

Носи пальто, чтобы смягчить пурги укол,

Сожги и лодку, и мосты – спасения личины,

И в глотку Ящеру вгони ты кол.

.

Идет Полоний иль согнул в коленях ножки —

Жнецы назначат жатвы день.

Все ваши опороченные дьявольские ложки

Съест ржавчина, где кукурузы тень.

Теперь медведи принца странствуют по саду,

Его брунфельзия лужайку затенила.

Стал прахом Ящер – и не смену гаду

Родился Лебедь

.

Ты против всех проголосуй не без причины,

Носи пальто, чтобы смягчить пурги укол,

Сожги и лодку, и мосты – спасения личины,

И в глотку Ящеру вгони ты кол.

.

Поросший мхом двор Пирога с посыпкой,

Где Ящеры — пузатые дельцы —

Распродавали ряд видений зыбкий:

Свинцовый пух и золото, и радуги концы.

Теперь у принца Руперта павлин в шахерезадах,

Помяты сотни трубы, Иерихона рухнула стена,

Пророки скованы, чтоб стать шутами маскарадов.

Раскручена катушка сна…

.

б) Битва стеклянных слез

.

Своей дырявой мантией

ночь кутает прибрежные луга.

Вдоль сломанных плугов, колес без спиц

Крадется старый лунный луч.

Дыханьем греют руки часовые,

На копья опершись, чей вид колюч,

И на восток уставившись, как на врага.

.

Обожжены мечтой.

Их подтянул

И нервы натянул животный страх.

Туманный плат зари лежит на них.

Могучих армий формируются ряды, зашевелились на холмах:

Кто сплюнул с губ овес, проклятия восходу на устах других.

Пехота, конница… кто первым смерть найдет?

Все маршируют ровными шеренгами вперед.

.

Leave a Reply