Введение

ПОДПОРКИ ДЛЯ КНИГ

САЙМОНА И ГАРФАНКЛЯ

 

 

 

Пит Фонэтэйл

легендарный нью-йоркский диск-жокей

уведомление

Упоминание в этой книге отдельных компаний, организаций или властей не подразумевает их одобрения автором или издателем, равно как эти упоминания не подразумевают их собственного одобрения этой книги, ее автора или издателя. Интернет-адреса и телефонные номера, приводящиеся в этой книге, были актуальны на момент ее выхода в свет.

С  2007 Пит Фонэтэйл, старший

 

Издательство Родэйл Инк. «Мы вдохновляем и даем людям возможность улучшить их жизни и окружающий их мир»

 

Памяти моего друга Стива Сойера

«До той поры, пока мы не встретимся вновь».

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение

 

1 «Папа, а что такое «концептуальный альбом»?

2 Ранние годы

3 Фолк

4 Фолк-рок

5 1967

6 Выпускник

7 Подпорки для книг

8 Аспирант

 

PS

Избранная дискография дуэта «Саймон и Гарфанкль»

Источники

Официальные изъявления признательности

 

 

ЗАДНЯЯ ОБЛОЖКА:

 

Выпущенный всего лишь за 24 часа до убийства Мартина Лютера Кинга в апреле 1968 года, и неотделимый от бурных событий того времени, альбом «Подпорки для книг» (Bookends) является важнейшим в творчестве Саймона и Гарфанкля. Он отмечен характернейшей «Мутной дымкой зимы» (A Hazy Shade of Winter) и конечной версией «Миссис Робинсон» — классическим хитом № 1, который начал свою жизнь на саундтрэке этапного фильма «Выпускник» (The Graduate).

Используя имеющийся опыт и эксклюзивные интервью с дуэтом, Пит Фонэтэйл вскрывает дотоле неизвестные детали любовно-ненавистнеческих отношений между двумя музыкантами и предлагает уникальный ретроспективный взгляд на каждого из них. Альбом застал дуэт на пике их личностного, профессионального и артистического партнерства шестидесятых годов. Темные тучи и бурные воды, что их развели, были еще в полуторагодовалой дали.

 

Пит Фонэтэйл с шестидесятых годов варился в нью-йоркском радио-котле. Его можно было услышать на станции «ВФУГ» («Ваттном Голосе Фордхэмского Университета» — прим.перевод.), в программе «Чердак», на «Спутниковом Радио». Среди его предыдущих книг такие, как «История рок-н-ролла» и «Радио в телевизионную эру». Живет в Нью-Йорке.

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Когда я впервые услышал их имена, то подумал, что они должно быть адвокаты или бухгалтера. Осенью 1965 года я сидел в машине и слушал коротковолновую радиостанцию, когда прорезался диск-жокей и сказал что-то, типа, «А вот Выбор Недели, что сделал наш Хороший Парень, – «Звучанье тишины» (The Sound of Silence) Саймона и Гарфанкля». Воздействие оказалось мощным и ощутимым. Произведение было в духе того фолк-рока, чьими пионерами были «Бэрды» (Byrds) и Боб Дилан. Песня запоминалась с первой же строчки: «Тьма непроглядная, привет тебе, дружище». Они были абсолютно разными. Смесь голосов была приятной, почти ангельской, но месседж песни – мрачным, загадочным и гипнотизирующим. Язык тоже отличался – умный, замысловатый и литературный. Это был интеллектуальный рок-н-ролл!

Подобно каждому, кто считал «Битлз» дурацким названием, я твердо заучил: никогда не суди о книге по ее обложке и, упаси Бог, судить о рок-н-ролльной группе по ее названию. В современной истории Коламбия Рекордз упоминается, что Годдард Либерзон – в то время почтенный президент компании – был одним из тех, кто посоветовал Арту и Полу пользоваться при записи своими настоящими фамилиями. (На предыдущих проектах они перепробовали разные сценические псевдонимы, такие как Пол Лэндиз и Арти Гарф.) Спустя пару лет, когда я вступал в Американскую Федерацию Теле- и Радиоартистов, директор, отвечающий за членство, старался убедить меня взять себе более «радио-благозвучное» имя. Он даже сделал несколько предложений: «Пит Питерз», «Питер Ноэль» и «Питер Форчун». Я отчетливо помню, что подумал тогда о Саймоне и Гарфанкле и для верности решил держаться своей настоящей фамилии. Благодарю вас, парни!

В течение следующих нескольких лет Саймон и Гарфанкль в одиночку (или я должен сказать в двухночку?) подняли коэффициент АйКью рок-н-ролла на 10 пунктов. «Звучанье тишины» было лишь верхушкой айсберга. После него дуэт представил нам поистине исключительное и возбуждающее собрание своих сочинений. Они немедленно взяли на себя руководящую роль в великой американской революции шестидесятых. Плечом к плечу с соратниками – Бобом Диланом, Роджером МакГинном из «Бэрдов», Брайаном Уилсоном из «Пляжных мальчиков» (Beach Boys), Джоном Себастьяном из «Ложки полной любви» (Lovin’ Spoonful) и др.- они вернули американскому року часть великолепия, отнятую Битлами и Британским Вторжением.

К тому времени, когда был выпущен их третий альбом «Петрушка, шалфей, розмарин да чабрец» (Parsley, Sage, Rosemary and Thyme), стало совершенно ясно, что амбиции Саймона и Гарфанкля выходят за пределы общепринятых понятий мира поп-звезд. У них были идеи. И, что самое важное, у них был талант, чтобы воплотить свои чаянья. Выяснилось, что они претендовали по меньшей мере на расширение пределов современной им поп-музыки. И добились своего. Каталог их песен и альбомов по сути выдержал проверку временем. Они в равной степени привлекательны как для тех, кто открывает их для себя сейчас, так и для тех, кто считает их своими уже более 40 лет. Чего нельзя сказать про их отношения друг к другу. Их непростое партнерство – одно из самых волатильных любовно-ненавистных взаимоотношений в музыкальной истории. Но даже на минимуме дееспособности они в состоянии утрясти свои противоречия и хотя бы раз в десятилетие напомнить миру о том, что такое Саймон и Гарфанкль. Я, например, верю, что, подобно тому, как пелось в «Старых друзьях» (Оld Friends), они мирно разделят парковую скамейку, когда им стукнет по 70!

Глядеть на каталог записей Саймона и Гарфанкля все равно, что глядеть сквозь призму. Чуть поверни туда или сюда, и ты разглядишь (в данном случае, расслышишь) иную грань их таланта. На этих страницах мы сфокусируемся на изучении вклада Арта и Пола в развитие рок-н-ролла, равно как и на их роли в продвижение искусства «концептуального альбома».

Что ведет нас к весьма интересному вопросу…

 

 

 

Leave a Reply