Внутри

Bob-Dylan-notes-and-queri-006[1]

Третий студийный альбом Боба Дилана «Времена, они меняются» записывался с обусловленными гастролями перерывами с шестого августа по тридцать первое октября 1963 года. Часть готового и одобренного продюсером Томом Уилсоном материала так и не вошла в итоговый комплект и увидела свет гораздо позже в разнобразных бутлегах. Кое-какие из песен были представлены автором на Ньюпортском августовском фолк-фестивале. Диск поступил в продажу 13.01.1964. Он состоял в основном из авторских песен-рассказов, затрагивавших такие проблемы как расизм, бедность и социальные катаклизмы. Заглавная песня — одно из самых известных произведений Дилана; многие отмечали, что она идеально отразила дух социального и политического переворота, характеризовавшего начало 1960-х в США. Достаточно быстро альбом достиг «золотого» статуса на родине, а также четвёртого места в Британии в 1965 году. Филологами на нем отмечено большое влияние текстов Вуди Гатри – кумира юного Дилана.Кроме того, конверт диска оказался испещрен текстом так называемых «11 эскизных эпитафий», отражавших претензии автора на истинно поэтические лавры, в отличие от песенных. Для молодого барда его признание в качестве настоящего поэта имело тогда достаточно большое значение. Мне показалось небезынтересным привести тексты этих полуавтобиографических «эпитафий» на русском языке под рубрикой СНАРУЖИ.

 

ВНУТРИ

 

The Times They Are A-Changin’
B. Dylan

Come gather ’round people
Wherever you roam
And admit that the waters
Around you have grown
And accept it that soon
You’ll be drenched to the bone
If your time to you is worth savin’
Then you better start swimmin’
Or you’ll sink like a stone
For the times they are a-changin’

Come writers and critics
Who prophesize with your pen
And keep your eyes wide
The chance won’t come again
And don’t speak too soon
For the wheel’s still in spin
And there’s no tellin’ who that it’s namin’
‘Cause the loser now
Will be later to win
For the times they are a-changin’

 

Come senators, congressmen
Please heed the call
Don’t stand in the doorways
Don’t block up the hall
For he that gets hurt
Will be he that has stalled
The battle outside ragin’
Will soon shake your windows
And rattle your walls
For the times they are a-changin’

 

Come mothers and fathers
Throughout the land
And don’t criticize
What you can’t understand
Your sons and your daughters
Are beyond your command
Your old road is rapidly agin’
Please get out of the new one
If you can’t lend your hand
For the times they are a-changin’

 

The line it is drawn
The curse it is cast
The slow one now
Will later be fast
And the present now
Will later be past
The order is rapidly fadin’
The first one now
Will later be last
For the times they are a-changin’
For the times they are a-changin’

Времена, они меняются

Б.Дилан

 

Собирайтесь-ка люди, куда б вы ни шли,

И признайтесь, что сроки уже истекли

Скоро воды потопа промочат насквозь

Будь ты праведник, будь — сквалыжник

Лучше плавать учись без надежд на авось,

Чтобы не потонуть как булыжник

Ведь меняются времена

 

Эй, пророки пера, где же ваши глаза?

Хватит ждать и надеяться на Небеса

Не спешите вещать, ведь Судьбы Колесо

Не задержишь и путь не открыжишь

Чуть качнется опять коромысло весов —

Проигравший получит свой выйгрыш

Ведь меняются времена

 

Конгрессмен и сенатор, послушай страну

Не болтайся в дверях, тормозя новизну

Тот, кого довели до черты роковой,

Станет признанным и почтенным

А борьба, что свирепствует на мостовой,

Сотрясет твои окна и стены

Ведь меняются времена

 

Не довольно ль, родители, критиковать

То, что вы, к сожаленью, не в силах понять

Новый путь навсегда вывел ваших детей

Из-под вашего подчиненья

Отойдите в сторонку, прошу, без затей,

Коль нельзя обуздать измененья

Ведь меняются времена

 

Нам проклятье швырнули, черту провели

Пошевеливаться наше время велит

Настоящее сменится прошлым при нас

Быстро блекнут былые порядки

Станет первым с хвоста тот, кто лидер сейчас

Перемены опасней взрывчатки

Ведь меняются времена

Ведь меняются времена

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

The Ballad of Hollis Brown
B. Dylan

Hollis Brown
He lived on the outside of town
Hollis Brown
He lived on the outside of town
With his wife and five children
And his cabin brokin’ down.You looked for work and money
And you walked a rugged mile
You looked for work and money
And you walked a rugged mile
Your children are so hungry
That they don’t know how to smile.

Your baby’s eyes look crazy
They’re a-tuggin’ at your sleeve
Your baby’s eyes look crazy
They’re a-tuggin’ at your sleeve
You walk the floor and wonder why
With every breath you breathe.

The rats have got your flour
Bad blood it got your mare
The rats have got your flour
Bad blood it got your mare
If there’s anyone that knows
Is there anyone that cares ?

You prayed to the Lord above
Oh please send you a friend
You prayed to the Lord above
Oh please send you a friend
Your empty pockets tell you
That you ain’t a-got no friend.

Your babies are crying louder now
It’s pounding on your brain
Your babies are crying louder now
It’s pounding on your brain
Your wife’s screams are stabbin’ you
Like the dirty drivin’ rain.

Your grass is turning black
There’s no water in your well
Your grass is turning black
There’s no water in your well
You spent your last lone dollar
On seven shotgun shells.

Way out in the wilderness
A cold coyote calls
Way out in the wilderness
A cold coyote calls
Your eyes fix on the shortgun
That’s hangin’ on the wall.

Your brain is a-bleedin’
And your legs can’t seem to stand
Your brain is a-bleedin’
And your legs can’t seem to stand
Your eyes fix on the shortgun
That you’re holdin’ in your hand.

There’s seven breezes a-blowin’
All around the cabin door
There’s seven breezes a-blowin’
All around the cabin door
Seven shots ring out
Like the ocean’s pounding roar.

There’s seven people dead
On a south Dakota farm
There’s seven people dead
On a south Dakota farm
Somewhere in the distance
There’s seven new people born.

Баллада о Холлисе Брауне

Б.Дилан

 

В хижине-развалюхе,

Где край городских окраин

В хижине-развалюхе,

Где край городских окраин

С женой и пятью детями

Ютился наш Холлис Браун.

 

Поиск работы и денег

Гонял тебя в дальние дали

Поиск работы и денег

Гонял тебя в дальние дали

Дети твои голодают,

И, как улыбаться, не знают.

 

Они с глазами безумцев

Треплют отца за рукав

Они с глазами безумцев

Треплют отца за рукав

И душит тебя все сильнее

Горестных дум удав

 

Злоба кошмар дополняет

Крысы сожрали муку

Злоба кошмар дополняет

Крысы сожрали муку

Где же тот, кто все знает?

Кто подсобит земляку?

 

Ты Бога просил осторожно:

«Пошли мне, пошли мне дружка!»

Ты Бога просил осторожно:

«Пошли мне, пошли мне дружка!»

Но молвит карман твой порожний,

Что нет у тебя корешка.

 

А плач и рыдания деток

Твой мозг затопили сплошь

А плач и рыдания деток

Твой мозг затопили сплошь

И вопли жены досаждают

Как грязный неистовый дождь.

 

Чернеет газон твой зеленый

В колодце воды с пол-галлона

Чернеет газон твой зеленый

В колодце воды с пол-галлона

Извел ты последний доллар

На семь боевых патронов.

 

Воют в пустыне волки

Где холод силен вдвойне

Воют в пустыне волки

Где холод силен вдвойне

Взгляд твой застыл на двустволке

Той, что висит на стене

 

Вонзаются в мозг иголки

Ноги не в силах стоять

Вонзаются в мозг иголки

Ноги не в силах стоять

Взгляд твой застыл на двустволке

Что в руки посмел ты взять.

 

Семь ветерочков вьются

Возле лачуги окон

Семь ветерочков вьются

Возле лачуги окон

Семь выстрелов раздаются

Как рев океанских волн

 

В Южной Дакоте на ферме

Сгустилась смертная темь

Над семерыми на ферме

Сгустилась смертная темь

А где-то в грехе и скверне

Новых родилось семь.

 

 

With God On Our Side

B.Dylan

Oh my name it is nothin’
My age it means less
The country I come from
Is called the Midwest
I was taught and brought up there
The laws to abide
And the land that I live in
Has God on its side.

Oh the history books tell it
They tell it so well
The cavalries charged
The Indians fell
The cavalries charged
The Indians died
Oh the country was young
With God on its side.

The Spanish-American
War had its day
And the Civil War too
Was soon laid away
And the names of the heroes
I was made to memorize
With guns on their hands
And God on their side.

The First World War, boys
It came and it went
The reason for fighting
I never did get
But I learned to accept it
Accept it with pride
For you don’t count the dead
When God’s on your side.

When the Second World War
Came to an end
We forgave the Germans
And then we were friends
Though they murdered six million
In the ovens they fried
The Germans now too
Have God on their side.

I’ve learned to hate Russians
All through my whole life
If another war comes
It’s them we must fight
To hate them and fear them
To run and to hide
And accept it all bravely
With God on my side.

But now we got weapons
Of the chemical dust
If fire them we’re forced to
Then fire them we must
One push of the button
And a shot the world wide
And you never ask questions
When God’s on your side.

In a many dark hour
I’ve been thinkin’ about this
That Jesus Christ
Was betrayed by a kiss
But I can’t think for you
You’ll have to decide
Whether Judas Iscariot
Had God on his side.

So now as I’m leavin’
I’m weary as Hell
The confusion I’m feelin’
Ain’t no tongue can tell
The words fill my head
And fall to the floor
If God’s on our side
He’ll stop the next war.

Бог на нашей стороне

Б.Дилан

 

Мой возраст и имя

Не стоят копья

Со Среднего Запада

Выходец я

Учился и рос я

Закон соблюдал

А наши просторы

Господь привечал

 

Прописана в книжках

Истории нить

Вот конница скачет

Индейцам не жить

Заряжены ружья

Индейцам конец

Страну молодую

Любил Бог-отец

 

Война Юга с Севером

Чуть улеглась

Войнушка с Испанией

Вдруг началась

Про доблесть героев

Втемяшили мне

И Бог был, конечно

На их стороне

 

Война Мировая

Пришла и ушла

Я даже не знаю

Причинат’ была

Меня приучили

Ценить лишь итог

При чем тут потери

Когда с нами Бог?

 

Второй Мировой

Отгремела грызня

Мы немцев простили

Мы снова друзья

Хоть шесть миллионов

Ведь кто-то же сжег

Но немцы твердят

— Верь, не верь — с нами Бог

 

Натаскан я к русским

Враждою пылать

Ведь, если война

С ними нам воевать

Бояться и прятаться

Бомб русских от

Но храбро при этом

Ведь с нами же Бог.

 

У нас химоружье…

Вам жизнь не сберечь

Следы примененья

Придется все сжечь

Надавишь на кнопку

И – всем эпилог

Какие вопросы

Когда с нами Бог?

 

В ночной речке сна

Меня держит буй

Как так, Иисуса

Предал поцелуй

Услышать хочу я

Чтоб ты отвечал

Быть может, Иуду

Господь привечал?

 

Я – тонущий крейсер

Пробитый с бортов

Я в жутком смущенье

Ну, просто нет слов

Они как матросы

Что тонут в волне

Пусть добрый к нам Бог

Помешает войне.

 

 

One Too Many Mornings

B.Dylan

Down the street the dogs are barkin’
And the day is a-gettin’ dark
As the night comes in a-fallin’
The dogs’ll lose their bark
An’ the silent night will shatter
From the sounds inside my mind
For I’m one too many mornings
And a thousand miles behind

 

From the crossroads of my doorstep
My eyes they start to fade
As I turn my head back to the room
Where my love and I have laid
An’ I gaze back to the street
The sidewalk and the sign
And I’m one too many mornings
An’ a thousand miles behind

 

It’s a restless hungry feeling
That don’t mean no one no good
When ev’rything I’m a-sayin’
You can say it just as good.
You’re right from your side
I’m right from mine
We’re both just one too many mornings
An’ a thousand miles behind

Слишком часто одинокий по утрам

Б.Дилан

 

За окном собаки лают

Мрак свет дня сменить готов

Ближе к ночи, люди знают,

Стихнет лай бродячих псов

 

Ночь молчащую горласто

Вспорет слов моих орда

По утрам я слишком часто

Одинок, как никогда

 

Меркнет взор мой от, о Боже!

Светофорной кутерьмы

Озираюсь я на ложе

Где с тобой лежали мы

 

Очень уж меня – схоласта —

Давит улиц суета

По утрам я слишком часто

Одинок, как никогда

 

Гложет мозг простое мненье:

Всяк по-своему хорош

И мое мудрено-пенье

Без проблем и ты споешь

 

Знаю, ты права, и баста!

Я неправ, но не всегда

По утрам я слишком часто

Одинок, как никогда

 

North Country Blues

B.Dylan

Come gather ’round friends
And I’ll tell you a tale
Of when the red iron pits ran empty
But the cardboard filled windows
And old men on the benches
Tell you now that the whole town is empty.

In the north end of town
My own children are grown
But I was raised on the other
In the wee hours of youth
May mother took sick
And I was brought up by my brother.

The iron ore poured
As the years passed the door
The drag lines an’ the shovels they was a-humming
‘Til one day my brother
Failed to come home
The same as my father before him.

Well a long winter’s wait
From the window I watched
My friends they couldn’t have been kinder
And my schooling was cut
As I quit in the spring
To marry John Thomas, a miner.

Oh the years passed again
And the givin’ was good
With the lunch bucket filled every season
What with three babies born
The work was cut down
To a half a day’s shift with no reason.
Then the shaft was soon shut
And more work was cut
And the fire in the air, it felt frozen
‘Til a man come to speak
And he said in one week
That number eleven was closin’.

They complained in the East
They are playing too high
They say that your ore ain’t worth digging
That it’s much cheaper down
In the South American towns
Where the miners work almost for nothing.

So the mining gates locked
And the red iron rotted
And the room smelted heavy from drinking
Where the sad silent song
Made the hour twice as long
As I waited for the sun to go sinking.

I lived by the window
As he talked to himself
This silence of tongues it was building
Then one morning’s wake
The bed it was bare
And I’s left alone with three children.

The summer is gone
The ground’s turning cold
The stores one by one they’re a-foldin’
My children will go
As soon they grow
Well there ain’t nothing here now to hold them.

 

Блюз северной глубинки

Б.Дилан

 

Собирайтесь друзья, и я вам расскажу

Как в округе закончилась охра

Как забили картонками окна в домах

И вся жизнь в городишке заглохла.

 

Мои дети растут на краю городка

Я живу там как будто в изгнаньи

Мать болела моя, воспитанье дал брат

Но какое уж там воспитанье…

 

Год из года там муфели лили металл

Мы трудились на них всенародно

Но однажды мой брат не вернулся домой

Как до этого папа наш родный

 

Зиму я у окна просидела.

Друзья

были чужды участья декору

А весною из школы отчислилась я

Вышла замуж за Джона – шахтера.

 

Потянулись года.

Вроде, все ничего

Трое деток – немалая кучка

Но у мужа с резоном новья производств

Вполовину упала получка.

 

А потом — вовсе швах, нет работы нигде

Наша шахта богами забыта

Как-то в среду пришел человек и сказал

Что 11-ая закрыта.

 

Боссы лили в Сенате докуки свои

Как, мол, трудно срубить дивиденды

А руду из бразилий легко привезти

Где шахтеры потеют за центы.

 

И ворота закрылись.

И охре конец.

И хотелось пойти и напиться.

Молча пела, тоскуя, рассвета ждала,

Чтобы встать и пойти утопиться.

 

Я жила у окна.

Муж бубнил сам с собой

И молчанье росло между нами

А однажды поутру остыла постель

И одна я осталась с детями.

 

Вот и лето прошло.

Остывает земля

Закрывается лавка за лавкой

Мои детки уйдут

Чуть слегка подрастут

Не удержит их наша удавка.

 

Only A Pawn In Their Game

B.Dylan

A bullet from the back of a bush took Medgar Evers’ blood
A finger fired the trigger to his name
A handle hid out in the dark
A hand set the spark
Two eyes took the aim
Behind a man’s brain
But he can’t be blamed
He’s only a pawn in their game.

A South politician preaches to the poor white man
«You got more than blacks, don’t complain
You’re better than them, you been born with white skin» they explain
And the Negro’s name
Is used it is plain
For the politician’s gain
As he rises to fame
And the poor white remains
On the caboose of the train
But it ain’t him to blame
He’s only a pawn in their game.

The deputy sheriffs, the soldiers, the governors get paid
And the marshals and cops get the same
But the poor white man’s used in the hands of them all like a tool
He’s taught in his school
From the start by the rule
That the laws are with him
To protect his white skin
To keep up his hate
So he never thinks straight
‘Bout the shape that he’s in
But it ain’t him to blame
He’s only a pawn in their game.

From the poverty shacks, he looks from the cracks to the tracks
And the hoof beats pound in his brain
And he’s taught how to walk in a pack
Shoot in the back
With his fist in a clinch
To hang and to lynch
To hide ‘neath the hood
To kill with no pain
Like a dog on a chain
He ain’t got no name
But it ain’t him to blame
He’s only a pawn in their game.

Today, Medgar Evers was buried from the bullet he caught
They lowered him down as a king
But when the shadowy sun sets on the one
That fired the gun
He’ll see by his grave
On the stone that remains
Carved next to his name
His epitaph plain:
Only a pawn in their game.

 

Только пешка в их грязной игре

Б.Дилан

 

Выстрел по Медгару Эверсу грянул из-за кустов

Кто-то нажал на курок, и в темноте был таков

Мушка поймала мишень

Пуля пробила дыру в бунтаре

Да, что нам стрелок-то

Он пешка в их грязной игре.

 

Южный политик вещает белому бедняку

«Тебе же гораздо лучше, чем черному земляку»

Ниггерам моют кости

Все хитрецы и прохвосты

К славе восходит политик

Тужит бедняк в конуре

Ну, а чего тут стыдиться

Он пешка в их грязной игре.

 

Копы, солдаты, шерифы… проплачен каждый и всяк

Лишь инструмент в их ручонках – белый бедняк

С детства привык, что законников рожи

На стену лезут за белую кожу

Апартеида сея вражду

Слабый эксперт он в этой муре

Но вин я его не найду

Он пешка в их грязной игре.

 

От скудных лачуг он взирает на треснувшую колею

Его раздирают сомненья,

Он может ходить лишь в строю

В спину стрелять

Вешать и линчевать

Спрятать лицо и без боли убить

Как пса на цепи во дворе

Едва ль его можно винить

Он пешка в их грязной игре.

 

Нынче мы Медгара Эверса похоронили останки

Почести были ему по самой по высшей планке

Тому, кто нажал на курок

Я верю, придет свой срок

Увидеть себя в двух шагах от могилы

Услышать на смертном одре

Эпитафию плоскую: «Бедный

Был пешкой в их грязной игре».

 

 

Boots of Spanish Leather

B.Dylan

Oh, I’m sailin’ away my own true love
I’m sailin’ away in the morning
Is there something I can send you from across the sea
From the place that I’ll be landing?

 

No, there’s nothin’ you can send me, my own true love
There’s nothin’ I wish to be ownin’
Just carry yourself back to me unspoiled
From across that lonesome ocean

 

Oh, but I just thought you might want something fine
Made of silver or of golden
Either from the mountains of Madrid
Or from the coast of Barcelona

 

Oh, but if I had the stars from the darkest night
And the diamonds from the deepest ocean
I’d forsake them all for your sweet kiss
For that’s all I’m wishin’ to be ownin’

 

That I might be gone a long time
And it’s only that I’m askin’
Is there something I can send you to remember me by
To make your time more easy passin’

 

Oh, how can, how can you ask me again
It only brings me sorrow
The same thing I want from you today
I would want again tomorrow

 

I got a letter on a lonesome day
It was from her ship a-sailin’
Saying I don’t know when I’ll be comin’ back again
It depends on how I’m a-feelin’

 

Well, if you, my love, must think that-a-way
I’m sure your mind is roamin’
I’m sure your heart is not with me
But with the country to where you’re goin’

 

So take heed, take heed of the western wind
Take heed of the stormy weather
And yes, there’s something you can send back to me
Spanish boots of Spanish leather

 

Ботинки из испанской кожи

Б.Дилан

 

— Я уплываю любимый мой

Утром с глубокой печалью

Что же прислать тебе из-за морей

С места, где я причалю?

 

— Числю я прахом, любимая,

Весь капитал богдыхана

Верни лишь себя безгрешною

С той стороны океана

 

— Думала я, может, хочешь вещиц

Что золотом полужёны

Может, с мадридских высоких гор

Может, из Барселоны

 

— Даже имей я звезды с небес

Жемчуг, алмазы и медь

Я предпочел бы твой поцелуй

Вот, чем хочу владеть

 

— Может, долго не будет меня

Мне тайна твоя немила —

Что мне на памать отправить, чтоб

Легче разлука прошла

 

— От этих вопросов опять и опять

Печалью мне горькой скорбеть

То, что сегодня хочу от тебя

И завтра я буду хотеть

 

Когда этой жизни я был уж не рад

Пришло мне письмо от нее

Не знаю, мол, но вернусь назад

Когда мне подскажет чутье

 

— Мечется, видно, разум твой

Сто миль за мгновение кроя

Уверен я: сердце твое не со мной

А с дальней твоей страною

 

Поэтому, западный ветер поймай

Что бурю кружит как в лезгинке

И с ним ботинки мне присылай

Из кожи испанской ботинки

 

When The Ship Comes In

B.Dylan

Oh the time will come up
When the winds will stop
And the breeze will cease to be breathin’
Like the stillness in the wind
‘Fore the hurricane begins
The hours when the ship comes in.

And the seas will split
And the ship will hit
And the sands on the shoreline will be shaking
Then the tide will sound
And the wind will pound
And the morning will be breaking.

Oh the fishes will laugh
As they swim out of the path
And the seagulls they’ll be smiling
And the rocks on the sand
Will proudly stand
The hour that the ship comes in.

And the words that are used
For to get the ship confused
Will not be understood as they’re spoken
For the chains of the sea
Will have busted in the night
And will be buried at the bottom of the ocean.

A song will lift
As the mainsail shifts
And the boat drifts on to the shoreline
And the sun will respect
Every face on the deck
The hour that the ship comes in.

Then the sands will roll
Out a carpet of gold
For your weary toes to be a-touchin’
And the ship’s wise men
Will remind you once again
That the whole wide world is watchin’.

Oh the foes will rise
With the sleep in their eyes
And they’ll jerk from their beds and think they’re dreamin’
But they’ll pinch themselves and squeal
And know that it’s for real
The hour that the ship comes in.

Then they’ll raise their hands
Sayin’ we’ll meet all your demands
But we’ll shout from the bow your days are numbered
And like Pharaoh’s tribe
They’ll be drownded in the tide
And like Goliath, they’ll be conquered.

 

Когда придет корабль

Б.Дилан

 

Ох, настанет пора

Прекратятся ветра

И дыхание бриза замрет

Стихнет гул ветровой

Словно перед грозой

В час, когда наш корабль придет.

 

Он прервет волн бег

Он уткнется во брег

Сотрясутся пески побережья

Снова ветры взвихрив

Зарокочет прилив

И осколочек утра забрезжит.

 

Рыбы с хохотом, да

Поплывут кто куда

Чайки прыснут во весь птичий рот

Будет скал гордых рать

Непреступно стоять

В час, когда наш корабль придет.

 

Слов сумбурных вуаль

Чтоб стреножить корабль

Мы воспримем как бредни болвана

А оковы морей

Разорвем мы в ночи

И схороним на дне океана.

 

Словно парус на грот

Наша песня вспорхнет

И ускорит восьмерка свой ход

И на палубе каждого

Солнце уважит

В час, когда наш корабль придет.

 

И пески раскатают

Ковер золотой

Чтоб усталость снять с твоих ног

И напомнит мудрец

Что за миром как спец

Наблюдает внимательно Бог.

 

Неприятель со сна

Не поймет ни хрена

Не поверит в такой наворот

Защипается враг

Обнаружив: всё – факт

В час, когда наш корабль придет.

 

И сдадутся они

Против вас, мол, ни-ни

Рявкнем мы: «Ваши дни сочтены!»

И, как род Фараона

Отбудут к Тритону

Как Антей будут побеждены.

 

 

The Lonesome Death of Hattie Carroll

B.Dylan

William Zanzinger killed poor Hattie Carroll
With a cane that he twirled around his diamond ring finger
At a Baltimore hotel society gath’rin’
And the cops were called in and his weapon took from him
As they rode him in custody down to the station
And booked William Zanzinger for first-degree murder
But you who philosophize disgrace and criticize all fears
Take the rag away from your face
Now ain’t the time for your tears

 

William Zanzinger, who at twenty-four years
Owns a tobacco farm of six hundred acres
With rich wealthy parents who provide and protect him
And high office relations in the politics of Maryland
Reacted to his deed with a shrug of his shoulders
And swear words and sneering, and his tongue it was snarling
In a matter of minutes on bail was out walking
But you who philosophize disgrace and criticize all fears
Take the rag away from your face
Now ain’t the time for your tears

 

Hattie Carroll was a maid of the kitchen
She was fifty-one years old and gave birth to ten children
Who carried the dishes and took out the garbage
And never sat once at the head of the table
And didn’t even talk to the people at the table
Who just cleaned up all the food from the table
And emptied the ashtrays on a whole other level
Got killed by a blow, lay slain by a cane
That sailed through the air and came down through the room
Doomed and determined to destroy all the gentle
And she never done nothing to William Zanzinger
But you who philosophize disgrace and criticize all fears
Take the rag away from your face
Now ain’t the time for your tears

 

In the courtroom of honor, the judge pounded his gavel
To show that all’s equal and that the courts are on the level
And that the strings in the books ain’t pulled and persuaded
And that even the nobles get properly handled
Once that the cops have chased after and caught ’em
And that the ladder of law has no top and no bottom
Stared at the person who killed for no reason
Who just happened to be feelin’ that way without warnin’
And he spoke through his cloak, most deep and distinguished
And handed out strongly, for penalty and repentance
William Zanzinger with a six-month sentence
Oh, but you who philosophize disgrace and criticize all fears
Bury the rag deep in your face
For now’s the time for your tears

 

Горькая смерть Хэтти Кэрролл

Б.Дилан

 

Вильям Занзингер убил Хэтти Кэрролл

Тростью, что пальцами в кольцах вертел он

Средь местной знати, в обеденном зале

Копов позвали, те трость отобрали

Взяли под стражу, в участок свезли

«Мокрое» дело на Вильяма завели

Вы, кто привык рассуждать о стыде и порицать всякий страх

Прочь суету о платка лоскуте

Рано рыдать второпях

 

В 24 Занзингер табачную ферму имеет

Предков богатых, оберегающих это созданье

Связи в высоких кругах Мэриленда

Пьяный в дымину он дал показанья

С глупым пожатием плеч и усмешкой

И под залог был отпущен успешно

Вы, кто привык рассуждать о стыде и порицать всякий страх

Прочь суету о платка лоскуте

Рано рыдать второпях

 

50-летняя Хэтти в прислугах терлась на кухне

Десятерых ребятишек произвела на свет

Молча объедки сгребала и выносила мусор

И во главе стола не сиживала вовек

Слова не молвила тем, кто сидит за столом

Просто остатки еды со стола убирала

Опустошала пепельницы от окурков

Тут-то ее и настиг смертельный удар придурка

Трость просвистела в воздухе и повалила Хэтти

Чистую перед Занзингером

К смерти приговоренную всем этим высшим светом

Вы, кто привык рассуждать о стыде и порицать всякий страх

Прочь суету о платка лоскуте

Рано рыдать второпях

 

Ваша честь молотком долбанул: все равны пред законом

Строки его беспристрастны, не упросить

Пусть богачей защищает мамона

Копы настигли, погнавшись, и вот — результат

Нет иерархии в деле закона, ранга нет никакого!-

Вглядываясь в того, кто убил просто так

Ну, накатило, ну, с кем не бывает такого

Из широчайшей, честнейшей мантии выпростался кулак

Срок присудив наказанию и покаянью

Остолбенели мы

Он присудил Занзингеру целых полгода тюрьмы

«Низость» сочтя философским словцом,

Страх наторев порицать

В тряпку поглубже заройте лицо

Время приспело рыдать

 

 

Restless Farewell

B.Dylan

Oh all the money that in my whole life I did spend
Be it mine right or wrongfully
I let it slip gladly to the hands of my friends
To tie up the time most forcefully
But the bottles are done
We’ve killed each one
And the table’s full and overflowed
And the corner sign
Says it’s closing time
So I’ll bid farewell and be down the road.

Oh ev’ry girl that ever I’ve touched
I did not do it harmfully
And ev’ry girl that ever I’ve hurt
I did not do it knowin’ly
But to remain as friends
And make amends

You need the time and stay behind
And since my feet are now fast
And point away from the past
I’ll bid farewell and be down the line.

Oh ev’ry foe that ever I faced
The cause was there before we came
And ev’ry cause that ever I fought
I fought it full without regret or shame
But the dark does die аs the curtain is drawn

Аnd somebody’s eyes мust meet the dawn
And if I see the day
I’d only have to stay
So I’ll bid farewell in the night and be gone.

Oh ev’ry thought that’s strung a knot in my mind
I might go insane if it couldn’t be sprung
But it’s not to stand naked under unknowin’ eyes
It’s for myself and my friends my stories are sung
But the time ain’t tall yet on time you depend

And no word is possessed by no special friend
And though the line is cut
It ain’t quite the end
I’ll just bid farewell till we meet again.

Oh a false clock tries to tick out my time
To disgrace, distract, and bother me
And the dirt of gossip blows into my face
And the dust of rumors covers me
But if the arrow is straight аnd the point is slick
It can pierce through dust no matter how thick
So I’ll make my stand
And remain as I am
And bid farewell and not give a damn.

Постоянные прощания

Б.Дилан

 

Вся деньга, что истратил я в жизни своей

Так иль сяк была мной собрана

Позволял я ей течь прямо в руки друзей

Чтобы нам оттянуться сполна

Но бутылки пусты

Пьяны все, я и ты

Стол в закусках и залит вином

А бармену плевать,

Бар пора закрывать

Так что, скажут «прощай» и проводят пинком.

 

Я касался девиц, я ханжою не слыл

Никому не чинил я вреда

Ну, а если кому-то я и навредил

То сознательно — никогда

Чтоб остаться в друзьях

А не в споров репьях

Нужно время, и споры пройдут

Я на старт новый встал

Я с былым завязал

Пусть мне скажут «прощай» и подальше пошлют.

 

Каждый новый мой враг беспричинным не был

Уж причина имелась всегда

И по этим причинам врагов я крушил

Без сочувствия и стыда

Только тьма умирает, завеса взмывает

Чей-то взор встретит утра лучи

День увидев опять

Я обязан стоять

Чтоб услышать «прощай» и исчезнуть в ночи

 

От мыслишек, что в узел связали мой мозг

Я сошел бы с ума без затей

Но и, голым как будто, взойдя на помост

Пел я лишь для себя и друзей

Час не пробил, увы, и никто из братвы

Не осилил всей магии слов

И, хоть строчке крандец

Это все ж не конец

Я уйду, но мы встретимся вновь.

 

Ох, фальшивки часов мне тик-такают ложь

Представляя мой путь, как гнилой водевиль

Грязь молвы получаю в лицо – хошь ни хошь

Покрывает меня слухов пыль

Но, коль стрелы верны, а цели честны

Не соперник им домыслов рать

Воевать буду в жесть

Уж какой ни на есть

Даже скажут «прощай» — мне на это начхать.

 

Leave a Reply