ДЕВЯНОСТЫЕ

ДЕВЯНОСТЫЕ

 

1990-1991

 

«АБУХ II», родившийся по окончанию весьма успешного турне нового ансамбля, тут же наскочил на мель. Андерсон так и не нашел консенсуса с остальными тремя участниками по поводу дальнейшего музыкального тренда. Тогда как некоторые крепкие песни сколачивались с первой же записи, весь прочий материал не мог претендовать на то, чтобы стать платформой нового альбома.

Несмотря на весьма сомнительный статус члена Йес, Тревор Рэбин вернулся на радио со своей «За что ты мог бы держаться». И тут, невзирая на корпоративный «топор войны», зарытый возле спора за имя Йес, Андерсон, отвечая на вопрос, а много ли у Вас сейчас в загашнике достойных композиторов, назвал Рэбина. Тот переговорил со Сквайром, Сквайр – с Андерсоном, Этлэнтик с Аристой – и все приступили к исполнению нового плана58.

«АБУХ II», благодаря песням Рэбина или нет, но как-то смог продаться что-то между полумиллионом и миллионом копий с первого же захода. Мудрость звукозаписывающей компании подсказала ей, что имя Йес подтолкнет прибыль еще повыше, точно так же, как это произошло с проектом «СинемА»» на Этлэнтике, ставшим Йесовским диском «90125»59. Но для этого «АБУХу» и «Западному Йесу» предстояло не просто поделиться песнями. Если уж они смогли слиться в единый ансамбль и записать единый большой альбом…

Хотя Бруфорд и Хау были весьма удивлены новостью, что «АБУХ» присоединяется к Йесу (очевидно потому, что их мнения об этом не спрашивали), и никто из восьмерых членов объединенной команды не предчувствовал катастрофы. И позволил звукозаписывающей компании попытаться создать то, что в принципе не могло осуществиться60.

—————-

58задокументировано в интервью Рэбина журналу «Клавишные» за июнь 1994

59а эта пластинка в силу «Обладателя одинокого сердца» продолжала продаваться в еще большем объеме, чем ее предшественница, ставя вопрос: может, все-таки именно имя Йес – катализатор супер-продаж, а вовсе не хит-сингл, впрочем, отгадки не узнал никто.

60истинные мотивации объединения двух племен были различны. Уэйкмен сказал, что Андерсон вынашивал идею о возможности существования большой семьи Йес, см.Рокументарий MTV; Бруфорд заявил, что его мотивация, да и прочих, была чисто финансовая, журнал «Пень» за 1997 год

Взамен – впервые за всю историю ансамбля – он полностью утратил контроль над процессом. На «Союзе» — альбоме с несколькими отличными моментами, однако лишенном логической связи — 4 песни «Западного Йеса» и 10 вещей «АБУХа» были тупо сброшюрованы вместе. Андерсон пел на треках «Западного Йеса», а Сквайр спел на некоторых из треков «АБУХа», и целая армия сессионных музыкантов вставила свое лыко в строку, а часть произведений Хау и Уэйкмена, к их справедливому возмущению, была просто выкинута61.

Билл Мартин в своем анализе музыки Йес сказал о «Союзе», что в нем, стараясь прорваться наружу, она оказалась глубоко похороненной. Прослушивая альбом, легко понять, что он имел в виду. Рок-рифф в «Шоке для системы» кажется расширенной версией работы Хау и Сквайра на «Драме»; «Чем дольше мы живем – давай рванем» Сквайра и Билли Шервуда сильно схожа со «Стреляй повыше, но целься пониже». «Чудо жизни» Рэбина, как это не иронично,- Йесовский винтаж, наполненный ритмическими ходами и пронизывающими гармониями, традиционными для этой группы. А заигрывание Андерсона с юной аудиторией так и сквозит в тексте «Воду поверни на гору».

Довольно колкая песенка, демонстрировавшая якобы дружественность дуэта Рэбин-Сквайр, «Воодушеви меня», неплохо прошлась по радио-волнам и убедила фанатов раскупать альбом со всеми его проблемами – однако, многие нашли, что этот «союз» был серьезной оплошностью.

По крайней мере, для тех, кто ввосьмером вышел на сцену. «Вокруг света за 80 дней» стал раем для легионов верных почитателей, чье пламя преданности на протяжении 20 лет поддерживала группа, и к восьмидесятым успела воспитать целых две клики своих фанатов. С двумя барабанщиками, двумя гитаристами, двумя клавишниками это был самый изумительный состав, когда-либо собиравшийся под знаменем Йес.

Классические вещи, типа, «И ты, и я», «Разбуженные» предлагались зрителям наряду с более современными — «Ритмом любви» и «Обладателем одинокого сердца». Прослушивание того, как Рэбин и Хау пришпоривают и тормозят риффы Сквайра на «Сердце восхо-

——————

61Хау и Уэйкмен не раз озвучивали свое отношение к использованию сессионных музыкантов. Отчет об этом можно найти в цитатах Сквайра и Хау у Морса, 1996, в «Удивительных историях», 1993; воспоминания Уэйкмена можно также обнаружить в журнале «Клавишные» за август 1991 и у Уэлша, 1999.

да», повергало слушателей в полную эйфорию. А сольные номера! Фанаты сидя прослушивали выборки из «Шести жен» Уэйкмена, «Хлопок» и «Настроение дня» Хау, «Бороду Соломончика» Рэбина и «Рыбу» Сквайра. Потому как стоя они этого бы не вынесли.

Из всех восьмерых только Бруфорд вспоминает этот проект без особой нежности62. Уэйкмен объявил его самым радостным за всю карьеру в Йес63. Хау и Рэбин избегали наступать на пятки друг другу, и в целом, каждый отлично ладил с остальными и разделял то счастье, которое они генерировали в толпах фанатов по всему миру, собиравшихся на концерты.

Особенно задружили Рэбин с Уэйкменом после того как, никогда не выступая до того в дуэте, Рэбин как-то вечером играючи вышел на сцену и бок о бок с автором исполнил пару риффов «Екатерины Парр» из его «Шести жен». Пораженный Уэйкмен отреагировал просто – он пригласил Рэбина приходить каждый вечер и играть с ним – однако, каждый раз играл этот рифф все быстрее и быстрее в злонамеренной попытке заставить Рэбина споткнуться64.

Долго так тянуться не могло. Но на короткий период Андерсоновы идеалы музыки Йес и того, что она могла означать, восторжествовали.

 

Один большой замес

 

Если в начальниках все, не управляет никто

Двери открыты, где для грехов решето?

Публике – лук: сто одежек

Все до конца без застежек

Есть в этом смысл, или что?

 

———————

62Бруфорд выразил свое отношение к туру «Союз» в интервью Тиму Морсу, 1996

63см.Уэйкмена, 1995; а также Морса, цитирующего его в работе «Разоблачение», 1993

64Рэбин рассказал свою историю Тиму Морсу, 1996

Одна большая счастливая семья

 

Миллионам альбом стал утехой

Музыкантам – и вовсе потехой

В этом туре участие

Стало, типа, причастием

И крупнейшим за годы успехом

 

1992-1993

 

Ошеломляющий успех тура мог бы побудить к попытке сохранить действующий октет, и, кстати, Стив Хау (кто уж кто?) выступил с планом, который смог бы позволить всей восьмерке создать нечто реальное в студии65. Однако Ариста, ожегшись на посредственных продажах «Союза», не захотела и говорить об этом66. А компания, проявившая интерес к выпуску нового студийного альбома ЙесВиктори Фила Карсона – пожелала, чтобы работал тот же состав, что и на «90125», если, конечно, удастся договориться с Уэйкменом67. В течение нескольких месяцев казалось, что последует новая инкарнация коллектива, однако затруднения менеджмента привели к тому, что в начале 1993 года Уэйкмен откланялся68.

Рэбин, будучи продюсером этого нового проекта, решил поначалу, что настало время ввести Джона Андерсона в Песнесочинительские Силы Йес, как это и было на заре их карьеры69. Эта парочка усердно поработала над новым материалом, не погнушавшись вкладом Сквайра. Кэй впервые с начала семидесятых был освобожден от обязанностей синтезаторщика и допущен к мощному Хэммонду.

—————-

65идеи Хау по сохранению состава «Союза» задокументированы Уэлшем, 1999

66см.Уоткинзона, 2001

67эти события Рэбин описал в журнале «Клавишные», июнь 1994 года.

68задокументировано у Уоткинзона, 2001

На в основном цифровую запись и сведение альбома «Рассказывай» ушло полтора года. Рэбин зарегистрировал впечатляющее количество часов, проведенных в работе над диском, который с точки зрения продюсерства стал значимым достижением в истории Йес, своего рода монументом после оригинальных наработок Эдди Оффорда на диске «Ближе к Краю». Четкость и прозрачная красота усилий Рэбина очевидны самому непосвященному уху, а высокий уровень качества сохранен от первой ноты до последней.

Серьезность усилий Рэбина по выявлению наилучшего звучания Йеса эпохи восьмидесятых в смеси с эклектикой семидесятых привели в результате к альбому, богатому на стоящие предложения. Однажды скомпилированный, он обеспечил мощную платформу концертных выступлений: шесть из семи вещей были включены в сет-лист. Но, несмотря на отличный материал и успешные шоу примиренческих усилий Рэбина оказалось слишком мало, они где-то запоздали.

 

Рассказывай

 

Тревор Рэбин — блюститель порядка

ЙесуВесту сказал: «Всё! Разрядка!!»

С Джоном он навалял без труда

Пару шлягеров. Прочее, так, ерунда

Лебединную песню назвав «Бесконечной мечтой» — очень сладко.

 

1994-1995

 

Ко времени своего выпуска диск «Рассказывай» стал без сомнения супер-достижением Тревора Рэбина как поп-рок музыканта. И, хотя эта запись ни стала столь коммерческой, как «Обладатель одинокого сердца», ни продавалась подобно «Союзу», как демонстрационный образец, она была все же выше всяческих похвал. Последовавший вслед за выпуском диска тур был отмечен множеством экспертов и необходимым привлечением раб-силы со стороны – Билли Шервуд, например, гарантировал сценическое звучание, не отличавшееся от студийного.

Начальный «Призыв», с его привкусом кантри (а также тенденцией, продемонстрированной Стивом Хау) и вокально-звуковыми оттенками стал винтажем ЙесВеста. Вкладу Сквайра – густой, рокочущей «Истинной любви» — была присуща помпезная мощь «Большого генератора». Андерсон в своих стихах в конце концов достиг славы прежних дней. Сам Рэбин сыграл замысловатое пиано-вступление к своей пылкой «Бесконечной мечте»,- прог-рок-эпику в традициях «Разбуженных», наиболее близкой из всех его сочинений к классическому Йесу.

Возможно, крупнейшей оплошностью Рэбина стало включение в альбом «Стен» — безобидной и невдохновенной мелодии, совершенно не соответствовавшей стандартам группы. Эта чисто попсовая песенка совершенно не заслуживала такой чести.

Несмотря на очевидные достоинства, продажи альбома и сборы туры оказались весьма скромными. Вернувшись из турне, Рэбин обнаружил, что он, оказывается, в ссоре с Андерсоном70, и массу других сюрпризов. 13 тысяч часов (подозреваю арифметическую ошибку автора – прим.перевод), убитых Рэбином на работу над диском, засели в нем накрепко, пустили корни и озарили такое мероприятие как выпуск видео-саунд-трека. В мае 1995-го Тревор встретился со Сквайром и обсудил ситуацию71. Тот попытался урезонить Рэбина остаться, но, проведя в группе почти 14 лет, (больше, чем оба его предшественника вместе взятые) склонный к полемике гитарист был готов поднять паруса.

 

Тревор говорит: Прощай

 

«Обладатель» исчез, как и все чудеса

Напоролась не Тревора Джона коса

И опять же ансамбль заглох

Но муз-бизнес потребовал новый вздох

Тревор понял — пора поднимать паруса

__________

70Рэбин раскрыл эту проблему в интервью Тиму Морсу, 1996

71там же

Наследие Рэбина

 

А находчивый кролик по имени Тревор

Дал басисту огромному прозвище «Клевер»

Избегая фанатских раздоров

Группа к жизни вернулась, и скоро

Мы подсели на их перепеве…

 

1996-1998

 

Контакт с Тревором Рэбином был (а, может, и не был) досадой Джона Андерсона. Он не делал секрета из своего желания оторвать группу от заданной Рэбином коммерческой выразительности и вернуть ее к прогрессивному, эпическому стилю семидесятых. С уходом Тревора, а также отбытием Тони Кэя, Андерсону представился шанс реализовать свою задумку.

Прокламируя цель – ввести ансамбль в 21 век целым и невредимым – Джон добился согласия Сквайра и Уайта, что на повестку дня должен выйти созыв классического состава Йес72. Наилучшим решением было бы пригласить Хау и Уэйкмена вернуться.

В этом составе Йес, по сути, реконструировал команду, создавшую «Сказки», «В погоне за ним» и большинство из «Йес-песен». Будущее такого воссоединения было бесспорно соблазнительным. Собравшись в Южной Калифорнии, где теперь поселились Джон и Крис, ансамбль методом мозгового штурма составил сет-лист, который оказался перегружен классическими вещами семидесятых гораздо больше, чем любой предыдущий тур. Уэйкмен присоединился к группе в начале 1996-го, и прослушивание началось.

Понимая, что новый альбом такого состава музыкантов не сможет в одночасье обеспечить потенциальным покупателям знакомства с ними, дабы угодить фанатам, ансамбль предпочел особое «живое» шоу.

Андерсон переехал в Сан-Луис-Обиспо (город на полпути между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско – прим.перевод.) и выбрал в качестве

—————

72план Андерсона на 21 век задокументирован Уоткинзоном, 2001

 

места проведения этого шоу маленький, но привлекательный «Фримонт-театр». Там он запланировал серию из трех концертов для самых преданных поклонников группы. Более того, было задумано сделать на этих шоу аудио- и видео-записи, чтобы новая музыкальная продукция ансамбля побыстрее представила обновленный состав всему остальному миру.

Концерты прошли удачно, принеся урожай в виде набора из двух компакт-дисков под названием «Ключи к Вознесению» и чуть менее выигрышного фильма. По всему миру фанаты впадали в экстаз от этого нового достижения группы. Дабы подсластить все это варево, на диски было добавлено два новых качественных студийных трека – «Будь» и длиннющая «Вот так вот» — хоть они и не могли мгновенно воскресить славу прошлых дней, однако предвещали намерение ансамбля вернуться к прежней форме.

Последовала дальнейшая студийная работа, в ходе которой ансамбль сосредоточился на материале нового альбома, в чем-то неровном, но давшем по-своему отличный выход, подчеркнувший очевидный потенциал обновленного состава.

Эти три концерта стали рогом изобилия живого материала, включая полное переложение «Ученья, выявляющего Бога», «Разбуженных» и необычное, но приятное восстановление любовной баллады Сквайра «Далее» (“Onward”). Стив Хау был озабочен контролем над микшированием материала, который в течение года вышел в свет в качестве первого набора под названием «Ключи к Вознесению», включавшего дополнительно два студийных трека73.

В начале 1997 года ансамбль попытался определить стратегию своего дальнейшего развития, однако сел на мель, поскольку планы различных туров превратились буквально в студень. Уэйкмен вновь стал крайне непредсказуем, особенно когда расписание поездок накладывалось на его сольные запланированные ранее выступления74. Вдобавок он был против планов ансамбля выпустить сверхнормативные «живые» записи в виде «Ключей к Вознесению II» с новым студийным материалом в качестве дополнительного диска75. Не так уж это было и важно, поскольку звукозаписывающая компания не пошла на выпуск альбома при отсутствии его концертной раскрутки.

———————-

73Хау позже вспоминал, что задача эта была неблагодарной; см. у Уэлша, 1999

74задокументировано Уоткинзоном, 2001

75там же

Уэйкмена нет76, туров нет, и тогда «Ключи № 2» решили засунуть в долгий ящик до той поры, пока группа не соберется с силами, дабы дать тур с этой программой. Затем, летом 1997 года, вопрос встал с новой остротой – у ансамбля нет реальной возможности для развития.

Крис Сквайр предпринял сольный проект, завербовав Билли Шервуда, гитариста и певца, участвовавшего в туре «Рассказывай» и записи «Союза». Их план был весьма приблизительным, имевшим ряд уже записанных песен, как вдруг в кипе демо-записей Джон обнаружил русского клавишника Игоря Хорошева77. Наконец-то замаячила реализация турне.

Сводя «Ключи № 2», Билли Шервуд взялся за задачу трансформировать записи Сквайра в полноценный альбом группы Йес. Он превратился в новейшего члена ансамбля, занявшись старинными делами Эдди Оффорда, заместив заодно и Тревора Рэбина. Джон и Стив добавили, что могли, и треки были быстренько скомпилированы. В результате появился альбом «Открой свои глаза», впопыхах набитый тем, что принадлежало Йесу лишь по названию.

За два прошедших месяца группа отклонила летние гастроли, так и не утрясла нужный состав, и к осени, когда деваться было некуда, стало необходимым раскручивать уже два альбома с одним избыточным членом коллектива. Первый диск был явно неполноценен, второй несколько опрощен в угоду вкусам публики, однако, тур имел колоссальный успех.

Редкий случай в истории Йес наступил в феврале 1998 года, когда группа прилетела в Англию, дабы продемонстрировать «Открой свои глаза», а виза Игоря не позволила ему въехать в страну. Пока он боролся с бумажными проблемами, ансамбль объявил кастинг пианистов. И тут на это горяченькое место явился Адам Уэйкмен – сын Рика. Участвовал бы он в туре по Британии, если бы Игорь не смог? Скорее всего, да. Мог бы он выучить три часа нового материала за день? — Большая пауза. У Адама в коллекции был всего лишь один альбом Йес, но он тут же прикупил еще семь и начал слушать, переслушивать и делать заметки. Когда он явился на концерт, то обнаружил, что Игорь все же въехал в страну. Дабы смягчить его разочарование, Джон и Крис предложили сыграть с ними на бис. На сцену он вышел во время исполнения «Межгалактического патруля»78.

——————

76по слухам, в этот момент к Джеффу Даунсу и Пату Моразу поступил запрос на их услуги

77обнаружение Хорошева Андерсоном и воспоминания русского музыканта записаны Уоткинзоном, 2001; см.также Уэлша, 1999

78полный отчет см. у Уэлша, 1999

В окружении старых друзей и новых Йес, похоже, опять наконец-то крепко встал на ноги.

Ключи

 

Реставрировав их отношения,

Сокращая «Ключи к Вознесению»,

Успокоив упорных фанатов,

Рик и Стив стали запанибрата,

Поуменьшив джон-крисовое упоение

 

Билли Шервуд

 

Билли вырос, ЙесОвцев любя,

Что сегодня терпели забвенье себя.

Катастрофы близость грузила

Ну, и гвардия допустила

Чтоб пацан поразгреб их завалы, восторгом кипя

 

Еще одни Ключи

 

Эти записи были нещадны, как киллер,

Старый новый состав – это триллер.

С наполненьем альбома препятствия были

И, поскольку Йес чуть подзабыли,

Просто «Драйвом Ума» все залили.

 

Открой свои глаза

 

Взяли Билли, считая за пешку,

Приступили к записи в спешке

Песни Криса казались приманкой

А успех – растворимого кофею банкой

Но фанат встретил диск лишь усмешкой

 

Игорь Хорошев

 

Сел за клавиши новый ведун

По аккордышкам Йес рубанул —

Рассчитали в момент, mon ami,

Он занялся компьютерами

Не запомнился нам сей колдун

 

Самый длинный день в жизни Адама Уэйкмена

 

— Крис! Бери сына Рика без промедленья!

С визой Игоря швах: мы потерпим крушенье!

Заручившись отца экспертизой

Весь концерт тот провел за кулисой

И на сцене блеснул только под заключенье

 

1999

 

Туры 1997-98 годов запредельно порадовали фанатов группы. Несколько концертов она выдала совместно с Аланом Парсонсом и не имела никаких проблем с напоминанием о себе и тем, кто ее не видел на сцене на протяжении четырех или даже больше лет. Уэйкмен, понятное дело, отсутствовал, но Игорь стал компетентной, если не сказать, весьма изобретательной заменой. Да и Стив Хау был принят с распростертыми объятьями.

Диск «Открой свои глаза» сыгран был не ахти как; он казался «Торматовским» постскриптумом Рэбиновской эры, где его место занял Шервуд (сам Рэбин вполне себе удовлетворился и откланялся, отлично отработав «Рассказывай»). Ложный шаг по связыванию в один пучок новых студийных записей в классическом стиле группы с «живым» материалом на «Ключах № 2» оставил фанатов группы в самочувствии: «Следующий, только настоящий Йес-альбом, пожалуйста».

Ветеран рок-продюсерства Брюс Фээбён обрисовал план создания такого альбома и для этого дела утянул ансамбль в Канаду. Четыре ветерана и два новичка сплотились над проблемой, а позицией начальника было воссоздать динамику прошлого и сгенерировать материал, который бы апеллировал к фанатам, которые тысячами переставали слушать классический Йес.

Диск «Лестница» вышел хоть и весьма разношерстным набором вещей, однако наголову превзошел своего предшественника. На нем был «классический» трек «Дом – наш мир» и более удобоваримая для радиостанций «Если бы ты знала». Ансамбль попытался освоить стиль рэгги в Джоновом салюте Бобу Марли «Посланник» и таких треках, как «Разряды молнии» и «Это будет хороший денек (Река)», которые хоть и не были возрождением великого стиля прошлого, зато мирволили новому слушателю.

Тут же последовало новое турне, включая шоу в «Доме Блюза» (один из концертных залов Лас-Вегаса, шт.Невада – прим.перевод.), заснятое и выпущенное на DVD. Шервуд участвовал в нем, похоже, на общественных началах, а Хорошев был, скорее, специалистом по расселению членов ансамбля, чем истинным участником коллектива. К тому же изобилие классического Йес-материала, мало ориентированное на рок новых песен, наличие Стива Хау на его старом месте – все это взволновало верных последователей. «Лестница» не была, конечно, воплощением надежд на возвращение к прежним формам, но группа очевидно окрепла. Согласно императиву Джона, новому тысячелетию надлежало стать завлекательным.

 

Лестница

 

Возвращение к милому старому Йесу

Красота звукового замеса —

Повод восьмидесятым померкнуть

Возродить стародавнюю мерку

Вновь сыграв грандиозную пьесу

Leave a Reply