Archive for the ‘From Crimson To Red’ Category

7. Red

Вторник, Февраль 1st, 2011

Фото – Джеред Мэнковиц; кавер – Джон Кош
Fallen Angel

R.Palmer-James

.

Tears of joy at the birth of a brother

Never alone from that time

Sixteen Years through knife fights and danger

Strangely why his life not mine

.

West side skyline crying

Fallen angel dying

Risk a life to make a dime

.

Lifetimes spent on the streets of a city

Make us the people we are

Switchblade stings in one tenth of a moment

Better get back to the car

.

Snow white side streets of cold New York City

Stained with his blood it all went wrong

Sick and tired blue wicked and wild

God only knows for how long

.

Fallen angel

Fallen angel

West side skyline

Crying for an angel dying

Life expiring in the city

Fallen angel…

.

Падший ангел

Р.Палмер-Джэймз

.

Тронут до слез я рождением брата

Я же все детство был так одинок

Средь поножовщины, риска и страха

Вряд ли другим будет путь твой, браток

.

Вестсайдский горизонт рыдает —

Ведь падший ангел умирает,

Рискнув всей жизнью из-за пустяка

.

Жизнь, что мы тратим на улицах Сити,

Нас формирует такими, как есть.

В Городе Быстрых Ножей не форсите,

Лучше вам вид из авто предпочесть

.

Плохи дела в равнодушном Нью-Йорке

Кровью испачканный снег – как итог

Злость, исступленье, усталость в подкорке

Долго ль продлится все, знает лишь Бог

.

О, падший ангел, падший ангел

Вестсайдский горизонт рыдает —

Ведь падший ангел умирает,

Его срок жизни истекает

О, павший в Сити ангел…

.

One More Red Nightmare

R.Fripp / J.Wetton

.

Pan American nightmare

Ten thousand feet fun-fair

Convinсed that I don’t care

It’s safe as houses I swear

I was just sitting musing

The virtues of cruising

When altitude dropping

My ears started popping

One more red nightmare

.

Sweat beginning to pour down

My neck as I turn round

I heard fortune shouting

Just get off of this outing

A farewell swan song

See you know how turbulence can be

The stewardess made me

One more red nightmare

.

Reality stirred me

My angel had heard me

The prayer had been answered

A reprieve has been granted

The dream was now broken

Thought rudely awoken

Really safe and sound

Asleep on the Greyhound

One more red nightmare

.

Еще один красный кошмар

Р.Фрипп / Дж.Уэттон

.

«Пан Америкэн» организует кошмар:

Мы летим.

Стюардесса развозит товар

Убедивши себя в безопасности,

Я сижу и мечтаю о радостях,

Что несет мне круиз.

Вдруг – пикируем вниз

Боль в ушах и тревоги угар

Вот тебе и еще один красный кошмар

.

Липким потом покрылся и стал бледнолик

Обернувшись, услышал судьбы моей крик:

(как же наши стремления мелки)

«Только б выбраться из переделки!»

Песнь прощальная интеллигентности

(Вижу, знаешь ты толк в турбулентности)

Стюардесса везет дармовой мини-бар,

Чтоб развеять еще один красный кошмар

.

Потрясенный взывал я, молил божество

Добрый ангел-хранитель услышал мой всхлип

Удовлетворено

Было жизни прошенье.

А чуть ведь не влип…

Я проснулся целехонек, жив-невредим

Мой автобус шел, докою руководим*

Он утюжил Америку в проблесках фар

Мне приснился еще один красный кошмар

—————

* («Вождение доверьте нам» — рекламный слоган национальной автобусной компании США «Greyhound» – прим.перевод.)

.

Starless

R.Palmer-James

.

Sundown dazzling day

Gold through my eyes

But my eyes turned within

Only see

Starless and bible black

.

Ice blue silver sky

Fades into grey

To a grey hope that oh yearns to be

Starless and bible black

.

Old friend charity

Cruel twisted smile

And the smile signals emptiness

For me

Starless and bible black

.

Беззвездность

Р.Палмер-Джэймз

.

Яркий день, уходя, облака позлативши,

Оставляет их россыпь, по небу всему,

Но глаза мои видят, вовнутрь обратившись,

Лишь беззвездную, прямо библейскую тьму

.

Синь небес надо мною, как лед, серебрится,

Тает в сером тумане надежды с тоской,

И надежда угрюмо, уныло стремится

Обернуться беззвездной, библейскою тьмой

.

Милость друга отравлена ядом улыбки

С другом старым давненько неискренны мы

А улыбка его – пустота и фальшивка

Средь библейской и самой беззвезднейшей тьмы

.

6. Starless And Bible Black

Вторник, Февраль 1st, 2011

Автор – Том Филлипс
The Great Deceiver

R.Palmer-James

.

Health-food faggot with a bartered bride

Likes to comb his hair with a dipper ride

Once had a friend with a cloven foot

Once he called the tune in a chequered suit

.

Great Deceiver

.

In the door on the floor in a paper bag

There’s a shoe-shine boy with a gin-shop slag

She raised him up and she called him son

And she canonised the ground that he walked upon

.

Great Deceiver

.

Cigarettes, ice cream, figurines of the Virgin Mary

Cigarettes, ice cream, figurines of the Virgin Mary

.

Cigarettes, ice cream, cadillacs, blue jeans

.

In the night he’s a star in the Milky Way

He’s a man of the world by the light of day

A golden smile and a proposition

And the breath of God smells of sweet sedition

.

Great Deceiver

.

Sing hymns make love get high fall dead

He’ll bring his perfume to your bed

He’ll charm your life ’til the cold winds blow

Then he’ll sell your dreams to a picture show

.

Cigarettes, ice cream, figurines of the Virgin Mary

Cigarettes, ice cream, figurines of the Virgin Mary

.

Cadillacs, blue jeans, dixieland playing on the ferry

Cadillacs, blues jeans, drop a glass full of antique sherry

.

Крупный Жулик

Р.Палмер-Джэймз

.

Рад педик, если ветер треплет волосы в авто открытом.

Невесту – бартера успех — натур-продуктом угощал.

Однажды он имел дружка с раздвоенным копытом,

Однажды в клетчатом костюме щеголял

.

Крупный Жулик

.

За дверью на полу укутались мешком бумажным

Чистильщик обуви и шлюха, чья родня – пивной подвал,

Она его взрастила, сыном называла,- это важно —

Боготворила землю, по которой он ступал

.

Крупный Жулик

.

Пломбир, сигареты и Девы Марии фигурки

Пломбир, сигареты и Девы Марии фигурки

.

Пломбир, Кадиллак, сигареты,

красотка в джинсовой тужурке

.

Он ночью – лишь звезда,

что Млечный Путь усеяли искусно,

При свете дня – космополит, вам доложу,

Пусть в золоте уста – они источник предложений гнусных

Дыхание Бога пахнет сладким побужденьем к мятежу

.

Крупный Жулик

.

Пой гимны, трахайся, торчи и замертво вались

Свой аромат он принесет в твою постель,

Даст чарам ход, пока холодные ветра не прорвались,

Потом продаст твои мечты в киношную артель

.

Пломбир, сигареты и Девы Марии фигурки

Пломбир, сигареты и Девы Марии фигурки

.

Джинса, Кадиллак,

диксиленд на пароме лабает мазурку,

Джинса, Кадиллак…

Друг, дерябни-ка старого шерри мензурку

.

Lament

R.Palmer-James

.

I guess I tried to show you how

I’d take the crowd with my guitar

And business men would clap their hands

And clip another fat cigar

And publishers would spread the news

And print my music far and wide

And all the kids who played the blues

Would learn my licks with a bottle neck slide

.

But now it seems the bubble’s burst

Although you know there was a time

When love songs gathered in my head

With poetry in every line

And strong men strove to hold the doors

While with my friends I passed the age

When people stomped on dirty floors

Before I trod the rock’n’roll stage

.

I’ll thank the man who’s on the ‘phone

And if he has the time to spend

The problem I’ll explain once more

And indicate a sum to lend

That ten percent is now a joke

Maybe thirty, even thirty-five

I’ll say my daddy’s had a stroke

He’d have one now, if he only was alive

.

I like the way you look at me

You’re laughing too down there inside

I took my chance and you took yours

You crewed my ship, we missed the tide

I like the way the music goes

There’s a few good guys who can play it right

I like the way it moves my toes

Just say when you want to go and dance all night…

.

Недовольство

Р.Палмер-Джэймз

.

Ты, полагаю, понял, как гитарой задавал я жару.

Что ни концерт – я на коне.

Дельцы, раскуривая вновь толстенную сигару,-

И те рукоплескали мне.

Издатели, как правило, бурлили новостями,

Печатая и здесь, и там мои ритмичные труды,

А пацаны, играющие блюзы сердцем и ногтями,

Учили все мои глиссандо и ходы.

.

Теперь, как кажется, пузырь-то лопнул

А ты ведь знаешь, были времена,

Когда от песен в голове я мог оглохнуть,

В любовных строчках пенилась поэзии волна.

Братки охраны еле сдерживали двери,

Пока с друзьями я вышагивал во всей красе.

В азарте топала толпа голодным зверем,

Когда я к сцене шел предаться рОковой бузе

.

Сыграю в телефон своей признательности сценку,

Чтоб собеседник выслушал уже в который раз

Мои проблемы, сумму займа и свои проценты,-

Не десять,- тридцать, тридцать пять, чтоб не ушел в отказ

А, коль ответит, что ему и столько как бы мало,

Мой аргумент — инсульт отца – кто скажет, что я лжив?

(От дел моих его бы снова парализовало,

Будь он, конечно, жив.)

.

Ты смотришь на меня, как подобает практиканту,

Вот, правда, слишком низок твой утробный смех

Рискнули оба мы – я было взял тебя в команду,

Но слишком тяжек оказался судну груз помех

Мне нравится, когда ансамбль импровизирует в отвязку

Исполнить так не каждому-то в мочь,

Мне нравится, что ноги просто рвутся в пляску

Скажи, когда прийти захочешь, и танцуй всю ночь …

.

The Night Watch

R.Palmer-James

.

Shine, shine, the light of good works shine

The watch before the city gates depicted in their prime

That golden light all grimy now

Three hundred years have passed

The worthy Captain and his squad of troopers standing fast

.

The artist knew their faces well

The husbands of his lady friends

His creditors and councillors

In armour bright, the merchant men

.

Official moments of the guild

In poses keen from bygone days

The city fathers frozen there

Upon the canvas dark with age

.

The smell of paint, a flask of wine

And turn those faces all to me

The blunderbuss and halberd-shaft

And Dutch respectability

.

They make their entrance one by one

Defenders of that way of life

The redbrick home, the bourgeoisie

Guitar lessons for the wife

.

So many years we suffered here

Our country racked with Spanish wars

Now comes a chance to find ourselves

And quiet reigns behind our doors

We think about posterity again

.

And so the pride of little men

The burghers good and true

Still living through the painter’s hand

Request you all to understand

.

Ночной дозор

Р.Палмер-Джэймз

.

Свети, сияй, труд Рембрандта прекрасный,

Изображающий развод дозора у ворот

Три сотни лет несет он стражу

Свет золота покрылся сажей

Отряд надежен, стоек — в фас и вполуоборот —

Под стать и капитан его всевластный

.

Художник помнил хорошо в лицо всех тех мужей —

Мужей подруг жены, безликих дубликатов,

Советников и кредиторов крупных платежей,

Торговцев мелочных, сиявших в ярких латах

.

Прославили свой цех официальные бойцы,

Принявши позы. Слишком пылки нынче позы те,

Застыли в них навеки города отцы

На потемневшем от прошедших лет холсте

.

Вино из фляжки, аура окраски, полутон…

Все лица смотрят на меня, я перед ними наг

Сверкают алебарда, мушкетон —

Голландской респектабельности знак

.

Чтоб образ жизни защитить, выходят чередом

За то, к чему привыкли, их клинки обнажены,

За буржуазность, за краснокирпичный дом,

Уроки обученья на гитаре для жены

.

В страданьях исполняя волю чью-то,

Страна с Испанией в боях, что длятся годы,

Теперь у нас есть шанс найти себя

И царства тихого домашнего уюта,

И вновь задуматься о продолженье рода

.

Ах, как же горд сей маленький народ!-

Добрейший и честнейший бюргерства оплот

Под кистью мастера он будто оживает

И к пониманию всеобщему взывает

.

The Mincer

R.Palmer-James

.

Fingers reaching,

Fingers reeking.

Jump for the scream,

Good night, honey.

.

You’re all alone,

Baby, breathing.

They come better looking,

But they don’t come mannered.

.

Мясорубка

Р.Палмер-Джэймз

.

Из мясорубки тянутся пальцы

Пахнут «не очень»

Косточка хрустнет —

Не вздрагивай резко

.

Дышишь легко,

Одиночеством не озабочен

Видишь, и пальчики выглядят лучше,

Но не манерно, не дерзко

.

5. Larks’ Tongues In Aspic

Вторник, Февраль 1st, 2011

Book Of Saturday

Richard Palmer-James

.

If I only could deceive you

Forgetting the game

Every time I try to leave you

You laugh just the same

.

‘Cause my wheels never touch the road

And the jumble of lies we told

Just returns to my back to weight me down…

.

We lay cards upon the table

The backs of our hands

And I swear I like your people

The boys in the band

.

Reminiscences gone astray

Coming back to enjoy the fray

In a tangle of night and daylight sounds…

.

All completeness in the morning

Asleep on your side

I’ll be waking up the crewmen

Banana-boat ride

She responds like a limousine

Brought alive on the silent screen

To the shuddering breath of yesterday…

.

There’s the succour of the needy

Incredible scenes

I’ll believe you in the future

Your life and death dreams

.

As the cavalry of despair

Takes a stand in the lady’s hair

For the favour of making sweet sixteen…

.

You make my life and times

A book of bluesy Saturdays

And I have to choоse…

.

Книга Субботы

Ричард Палмер-Джэймз

.

Как бы сбить тебя мне с толку

Игре той во вред,

Где на каждую размолвку

Лишь смех мне в ответ.

.

Коль люблю я лишь миражи,

Тяжесть сказанной нами лжи

Я тащу словно куль созревшей ржи…

.

Мы кладем на стол картишки —

Не жульничать, эй!

А мне нравятся парнишки

Из группы твоей.

.

Размышленья зашли в тупик.

Память дарит мне боевик

Ссоры звуков любых: дневных, ночных…

.

В завершенности и майке

Ты спишь поутру.

Сон разбит желаний шайкой —

Мне секс по нутру

С необузданной как «Мустанг»,

Что таранит немой экран

Под вчерашнюю дрожь дыхания…

.

Помогу в своей манере —

Сцен странных эксперт.

Я мечтам твоим поверю

Про жизнь и про смерть.

.

Безрассудств кавалерия

Ждет приказ наступления,

Воскрешая «шестнадцать сладких» лет…

.

Ты – «Книга блюзовых суббот» —

Определяешь круг моих свобод.

Я должен выбрать,

я решусь вот-вот…

.

Exiles

R.Palmer-James

.

Now…in this faraway land

Strange…that the palms of my hands

Should be damp with expectancy

.

Spring…and the air’s turning mild

City lights…and the glimpse of a child

Of the alleyway infantry

.

Friends…do they know what I mean

Rain…and the gathering green

Of an afternoon out-of-town

.

But Lord I had to go

My trail was laid too slow behind me

To face the call of fame

Or make a drunkard’s name for me

Though now this other life

Has brought a different understanding

And from these endless days

Shall come a broader sympathy

And though I count the hours

To be alone’s no injury…

.

My home…was a place near the sand

Cliffs…and a military band

Blew an air of normality

.

Изгнанники

Р.Палмер-Джэймз

.

Странно… теперь, в этой дальней земле

Кожа ладоней в предчувствия мгле

Должна ль покрываться потом?

.

Весна… вот и воздух становится мягче

Город зажег огни… взгляд мимолетный ребячий

Мелкого рядового уличной детской пехоты.

.

Все ли друзья понимают, что я имею в виду?

Дождь… после него на виду

Зелени загородной красоты.

.

Бог мой! Я должен был это покинуть.

Медленно стлался за мною мой след —

Мне не успеть вызовы славы отринуть

Или возглавить пьяниц кордебалет.

Новая жизнь принесла пониманье иное,

Бывшее серым — стало цветное.

Тянутся дни, не торопясь с уходом,

Сняв с состраданий запрет.

Пусть я считаю часы в ожиданье исхода —

Мне одиночество не во вред.

.

На отмели стоял мой дом …

Дул в трубы лихо полковой оркестр

и выдул всю мою нормальность.

.

Easy Money

R.Palmer-James

.

Your admirers on the street

Gotta hoot and stamp their feet

In the heat from your physique

As you twinkle by in moccasin sneakers

.

And I thought my heart would break

When you doubled up at the stake

With your fingers all a-shake

You could never tell a winner from a snake

but you always make money

Easy money

.

Well I argued with the judge

But the bastard wouldn’t budge

‘Cause he caught me licking fudge

And he never told me once you were a minor

Easy money

.

With your figure and your face

Strutting out at every race

Throw a glass around the place

Show the colour of your crimson suspenders

.

We would take the money home

Sit around the family throne

My old dog could chew his bone

For two weeks we could appease the Almighty

Easy money

.

Got no truck with the la-di-da

Keep my bread in an old fruit jar

Drive you out in a motor-car

Getting fat on your lucky star just making

Easy money

.

Легкие деньги

Р.Палмер-Джэймз

.

Обожатели, грубя,

Улюлюкают, любя,-

Все под кайфом от тебя,

Распрекрасной в этих мокасинах.

.

Страшно мне до дурноты,

Если вдвое ставку ты

Увеличиваешь импульсивно.

Знать бы, что грозит в конце

Вечной делательнице

Легких денег

.

Спор с судьей – все в пустоту.

Знает он мою туфту.

Нет, бы вымолвить скоту,

Что незрелой ты была для

Легких денег

.

Блеск фигура, блеск лицо

На забегах жеребцов

Ты окинь в бинокль глупцов,

Покажи им как пунцов цвет подвязок

.

Деньги б мы снесли домой,

Прямо к трону с бахромой,

Дали кость бы моему бульдогу

И служили б две недели Богу

Легких денег

.

По-французски не бубню,

Хлеб в коробке я храню,

В свет вожу тебя для услажденья.

Лишь бы мне тобой вертеть,

Под звездой твоей толстеть и просто

Делать деньги

.

4. Islands

Вторник, Февраль 1st, 2011

Фотография тройной туманности в созвездии Стрельца
Formentera Lady

P.Sinfield

.

Houses iced in whitewash guard a pale shore-line

Cornered by the cactus and the pine.

Here I wander where sweet sage and strange herbs grow

Down a sun-baked crumpled stony road.

.

Dusty wheels leaning rusting in the sun;

Snuff brown walls where Spanish lizards run.

Here I’m shadowed by a dragon fig trees fan

Ringed by ants and musing over man.

.

I’ll unwind my old strings while the sun shine down

Won’t climb any high thing while the sun shine.

Formentera Lady sing your song for me

Formentera Lady sweet lover.

.

Lamplights glows on old guitars the travellers strum;

Incense children dance to an Indian drum.

Here Odysseus charmed for dark Circe fell,

Still her perfume lingers still her spell.

.

Time’s grey hand won’t catch me while the sun shine down

Untie and unlatch me while the stars shine.

Formentera Lady dance your dance for me

Formentera Lady dark lover.

.

Леди с Форментеры

П.Синфилд

.

Строй белых домиков охраною застыл на побережье,

У каждого сосна и кактус по углам.

Брожу там, где цветет шалфей и травы мне неведомые прежде,

По выбитым, иссушенным на солнце колеям.

.

Ржавеют под открытым небом пыльные колеса.

У терпких бурых стен, где ящерки снуют,

Стою под фигою, чья тень белёса,

И муравьи, и думы достают.

.

Я струны приспущу – от перегрева мера,

И не полезу в гору я при свете дня.

Пропой мне, Леди с Форментеры,

Любовью сладкою маня.

.

Бренчат туристы, блики фонарей гитары отражают,

Обкуренные дети пляшут под индийский барабан.

Цирцея смуглой кожей Одиссея поражает.

Очаровательный парфюм – навек ему аркан.

.

При свете дня смертельная рука времен — химера.

При свете звезд избавь от уз, освободи меня,

Станцуй мне, Леди с Форментеры,

Любовью смуглою маня.

.

Letters

P.Sinfield

.

With quill and silver knife
She carved a poison pen
Wrote to her lover’s wife:
«Уour husband’s seed has fed my flesh».
.
As if a leper’s face
That tainted letter graced
The wife with choke-stone throat
Ran to the day with tear-blind eyes.
.
Impaled on nails of ice
And raked with emerald fire
The wife with soul of snow
With steady hands begins to write:
.
«I’m still, I need no life
To serve on boys and men
What’s mine was yours is dead
I take my leave of mortal flesh».

.

Письма

П.Синфилд

.

Красивейшим серебряным кинжалом

Перо и ручку превративши в ядовитую змею,

Жене любовника красотка написала:

«Своею спермою Ваш муж насытил плоть мою».

.

Так, будто бы лицо больного лепрой,

Несет печать проказы пачкотня.

Жене свело гортань икотой нервной.

От слез ослепнуть ей хватило дня.

.

Прошита иглами из льда, убита именем.

Огонь зеленый жжет. Ей с ним не совладать.

Та, чья душа покрылась инеем,

Рукою твердой начала писать:

.

«Мне не нужна такая жизнь – я шлю Вам почтой,-

Чтоб угождать мужчинам и парням.

Мое теперь мертво все то, что

Хотя бы раз принадлежало Вам».

.

Ladies On The Road

P.Sinfield

.

A flower lady’s daughter
As sweet as holy water
Said: «I’m the school reporter
Please teach me», well I taught her.
.
Two fingered levi’d sister
Said, «Peace», I stopped I kissed her.
Said, «I’m a male resister»,
I smiled and just unzipped her.
.
High diving chinese trender
Black hair and black suspender
Said, «Please me no surrender
Just love to feel your Fender».
.
All of you know that the girls of the road
Are like apples you stole in your youth.
All of you know that the girls of the road
Been around but are versed in the truth.
.
Stone-headed Frisco spacer
Ate all the meat I gave her
Said would I like to taste hers
And even craved the flavour
.
«Like marron-glaced fish bones
Oh lady hit the road!»
.
All of you know that the girls of the road
Are like apples you stole in your youth.
All of you know that the girls of the road
Been around but are versed in the truth.

.

Дорожные подруги

П.Синфилд

.

Была сладка, как освященная вода,

Цветочной продавщицы дочь.

«Я – репортерша стенгазеты. Обучите, господа».

Ну, как я мог ей не помочь?

.

Сказала: «Миру – мир» джинсовая сестрица.-

Ее поцеловал я, тормознув.

«Долой самцов!»,- сказала бунтовщица. —

Я улыбнулся, ей замочек расстегнув.

.

К утехам склонна китаянка-отчаюга.

Подвязка, волосы черны, как смоль.

«А где твой Фендер? Покажи мне друга,

Не откажи, и ощутить его в себе позволь».

.

Все знают, что дорожные подруги

Как яблоки, что в детстве воровал.

Все знают, что дорожные подруги

Так опытны, но это – правды карнавал.

.

Во Фриско вхлам обкуренная шлюха

Смела мной купленное мясо все,

Сказав, что я теперь могу попробовать ее,

И настоятельно просила хоть понюхать.

.

«Мне даже видеть эти ребра просто худо,

Давай, вали-ка ты отсюда!»

.

Все знают, что дорожные подруги

Как яблоки, что в детстве воровал.

Все знают, что дорожные подруги

Так опытны, но это – правды карнавал.

.

Islands

P.Sinfield

.

Earth, stream and tree encircled by sea

Waves sweep the sand from my island.

My sunsets fade.

Field and glade wait only for rain

Grain after grain love erodes my

High weathered walls which fend off the tide

Cradle the wind to my island.

.

Gaunt granite climbs where gulls wheel and glide

Mournfully glide o’er my island.

My dawn bride’s veil, damp and pale,

Dissolves in the sun.

Love’s web is spun — cats prowl, mice run

Wreathe snatch-hand briars where owls know my eyes

Violet skies touch my island, touch me.

.

Beneath the wind turned wave

Infinite peace

Islands join hands

‘Neathe heaven’s sea.

.

Dark harbour quays like fingers of stone

Hungrily reach from my island.

Clutch sailor’s words — pearls and gourds

Are strewn on my shore.

Equal in love, bound in circles.

Earth, stream and tree return to the sea

Waves sweep sand from my island, from me.

.

Острова

П.Синфилд

.

Моя земля, ручей и дерево — в плену у моря.

Смывают волны с острова песок.

Мои закаты гаснут.

Поле и поляна ждут дождя.

Любовь — песчинка за песчинкой — разрушает

Устои выветренных стен, что отражают

Прилива натиск и баюкают ветра.

.

Гранит суровый набирает высоту, где чайки

Скользят над островом моим уныло-плавными кругами.

Сырая, серая невестина вуаль тумана

Тихонько тает под лучом рассвета.

Любви плетется паутина, рыщут кошки, мыши – кто куда.

Хватает цепко тёрн кривой, где среди сов я свой.

Я – остров, и касаются меня фиалковые небеса.

.

Вздох ветра волны шевелит едва,

Покой безмерен словно небосвод.

Скрепляют руки люди-острова

В голубизне небесных вод.

.

Укрыта тьмою гавань; пирсы, словно каменные пальцы.

Тянусь я ими жадно в море.

Хватающие за душу словечки моряков –

Жемчужины и калебасы – устилают берег.

Влюбись – и от тебя останутся круги,

Вернутся в море дерево, ручей, земля,

Песок и почву смоют волны с острова, с меня.

.

3. Lizard

Вторник, Февраль 1st, 2011

Концепция обложки – Питер Синфилд; раскраска – Джини Бэррис
Circus

P.Sinfield

.

Night: her sable dome scattered with diamonds,

Fused my dust from a light year,
Squeezed me to her breast, sowed me with carbon,
Strung my warp across time
Gave me each a horse, sunrise and graveyard,
Told me only I was her;
Bid me face the east closed me in questions
Built the sky for my dawn . . .
.
Cleaned my feet of mud, followed the empty
Zebra ride to the Cirkus,
Past a painted cage, spoke to the paybox
Glove which wrote on my tongue —
Pushed me down a slide to the arena,
Megaphonium fanfare.
In his cloak of words strode the ringmaster
Bid me join the parade . . .
.
«Worship!» cried the clown, «I am a T.V.
Making bandsmen go clockwork,
See the slinky seal Cirkus policeman;
Bareback ladies have fish.»
Strongmen by his feet, plate-spinning statesman,
Acrobatically juggling —
Bids his tamers go quiet the tumblers
Lest the mirror stop turning . . .
.
Elephants forgot, force-fed on stale chalk,
Ate the floors of their cages.
Strongmen lost their hair, paybox collapsed and
Lions sharpened their teeth.
Gloves raced round the ring, stallions stampeded
Pandemonium seesaw . . .
I ran for the door, ringmasters shouted,
«All the fun of the Cirkus!»

.

Цирк

П.Синфилд

.

Ночь: этот купол весь алмазами усеян.

Мои останки разметав на расстоянье светового года,

Она к груди своей меня прижала, углем припудрив,

Разорвавши тетиву моих времен,

Снабдила кладбищем, восходом и конем,

Сказав лишь, что я ей принадлежу,

И, обратив меня лицом к востоку, забросала

Вопросами, воздвигнувши небесный свод моей заре…

.

Очистив башмаки от грязи, я последовал за зеброй,

Что без седла трусит по направленью к цирку.

Я миновал раскрашенную клетку, кивнул кассиру,

Униформисту, что приятелем казался,

Но под фанфары мегафона

Толкнул меня, чтоб я скользнул на круг арены.

Парад-алле! В плаще из слов инспектор на манеже,

Желает присоединить меня к параду…

.

Тут крикнул шут: «Все поклоняйтесь мне! Я – телевизор!

Я заставляю музыкантов дефилировать по кругу,

Изящного тюленя вижу в форме полисмена,

Его подкармливают рыбой неоседланные леди».

У ног шута теснятся силачи, политикан

Акробатически жонглирует с тарелкой —

Шут укротителям велит умерить акробатов пыл

И далее вращать зеркальный барабан.

.

Слонов в забвении насильно накормили черствым мелом,

Они пожрали все подстилки в тесных клетках.

Враз облысели силачи, кассир в упадке,

Львы отточили острые свои клыки.

Униформисты носятся по кругу, в страхе жеребцы

В столпотворенье мечутся безумном…

Я побежал к двери — вскричал инспектор на манеже:

«Вот как смешно бывает в нашем цирке!»

.

Indoor Games

P.Sinfield

.

Indoor fireworks amuse your kitchen staff
Dusting plastic garlic plants
They snigger in the draught
When you ride through the parlour
Wearing nothing but your armour —
Playing Indoor Games.
.
One string puppet shows amuse
Your sycophantic friends
Who cheer your rancid recipes
In fear they might offend,
Whilst you loaf on your sofa
Sporting falsies and a toga —
Playing Indoor Games, Indoor Games.
.
Your mean teetotum spins arouse your seventh wife
Who pats her sixty little skins
And reinsures your life,
Whilst you sulk in your sauna
‘Cos you lost your jigsaw corner —
Playing Indoor Games, Indoor Games.
.
Each afternoon you train baboons to sing
Or swim in purple perspex water wings.
Come Saturday jump hopper, chelsea brigade,
High bender-trender it’s all Indoor Games.
.
No ball bagatelle incites
Your children to conspire,
They slide across your frying pan
And fertilize your fire;
Still you and Jones go madder
Broken bones — broken ladder —
Hey Ho . . .

.

Игры для закрытых помещений

П.Синфилд

.

Домашний фейерверк твой веселит штат поваров,

Припорошив пластмассовые перья чеснока.

От смеха давятся они, не ощущая сквозняка,

Покуда ты гарцуешь по гостиной средь ковров

Одетый лишь в броню. Без всяческих смущений

Играя в игры для закрытых помещений.

.

Шустрит марионетка, развлекая

Твоих друзей, которые, обидеть не желая,

Бесстыдно льстят о тошнотворном гроге,

Покуда ты в безделье щеголяешь в тоге

И лифчике с подкладками — исполнен воплощений,

Играя в игры для закрытых помещений.

.

Поглаживая шестьдесят наружных бурдючков,

Вновь жизнь твою на всякий случай перестраховав,

Вращеньем жалким твоего волчка раздражена

Сидит седьмая, и последняя, жена.

На всех обидевшись – вот ты каков!-

Ушел в парилку, уголок от пилки потеряв,

Играя в игры для закрытых помещений.

.

От павиана ежедневно ждешь вокализа раскрытья,

Уменья плавать в плексигласовых пурпурных крыльях.

Отряд из Челси, сборщик хмеля,

Верховный гомик, избежавший поношений:

Все это — игры для закрытых помещений.

.

Не подстрекает багатель детей, тебя срамя.

Скользят они в сковороде и поддают огня.

Вдруг рухнула стремянка, слышен хруст костей.

Вы с Джонзом все безумнее.

Эгей!…

.

Happy Family

P.Sinfield

.

Happy family, one hand clap, four went by and none come back.
Brother Judas, ash and sack, swallowed aphrodisiac.
Rufus, Silas, Jonah too sang, «We’ll blow our own canoes,»
Poked a finger in the zoo, punctured all the ballyhoo
.
Whipped the world and beat the clock, wound up with their share of stock.
Silver Rolls from golden rock, shaken by a knock, knock, knock.
Happy family, wave that grin, what goes round must surely spin;
Cheesecake, mousetrap, Grip-Pipe-Thynne cried out, «We’re not Rin Tin Tin.»
.
Uncle Rufus grew his nose, threw away his circus clothes
Cousin Silas grew a beard, drew another flask of weird
Nasty Jonah grew a wife, Judas drew his pruning knife.
Happy family one hand clap, four went on but none came back
.
Happy family, pale applause, each to his revolving doors.
Silas searching, Rufus neat, Jonah caustic, Jude so sweet.
Let their sergeant mirror spin if we lose the barbers win;
Happy family one hand clap, four went on but none came back

.

Счастливое семейство

П.Синфилд

.

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

Повергнут в прах и исключен навеки глотавший афродизиак Иуда брат.

Иона, Руфус, Сайлас тоже спели: «Мы все пойдем своим путем» и впали в раж,

Ткнув пальцем в зоосад, пробив насквозь шумиху и ажиотаж,

.

Мир подхлестнув, разбив часы и акции подвергнувши распилу.

Серебряный Роллс-Ройс эпохи «золотого рока» весь сотрясается от сонма неудач.

Усмешка на устах счастливого семейства — всех сущих перемен толкач.

Творожный торт и мышеловка доказывают вместе с «Грип-Пайп-Тинн: «Мы не какой-то оловянный рин!» насилу.

.

Носяру дядя Руфус отрастил и выбросил на свалку цирковой наряд.

Бородку Сайлас отрастил и притащил знамений роковых боезаряд.

Иона мерзкий отрастил себе жену – Иуда, притащив секатор, рад.

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

.

Счастливый род, но не они, а дверь-вертушка – аплодисментов жидких адресат.

Иона едок, Руфус ясен, Сайлас ищет, Иуда сладок, но от всех опричь.

Пусть зеркало сержантское вращается себе, коль их не удалось постричь.

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

.

Lady Of The Dancing Water

P.Sinfield

.

Grass in your hair stretched like a lion in the sun
Restlessly turned moistened your mouth with your tongue.
Pouring my wine in your eyes caged mine glowing
Touching your face my fingers strayed knowing.
I called you lady of the dancing water.
.
Blown autumn leaves shed to the fire where you laid me
Burn slow to ash just as my days now seem to be
I feel you still always your eyes glowing
Remembered hours salt, earth and flowers flowing
Farewell my lady of the dancing water.

.

Леди Танцующих Струй

П.Синфилд

.

Трава у тебя в волосах превратила их в львиную гриву.

Язык неустанно твой рот увлажнял – слава аперитиву.

В клетку твой взор запичужил меня, пылкого на признанья.

Тронув лицо твое, пальцы мои сбились с пути познанья.

Звал я тебя «Леди Танцующих Струй».

.

В страсти костер уложила меня, в тот, куда ветром осенним

Брошены листья, чтоб медленно стать пеплом и счастьем последним.

Припоминая часы, когда мир был так волшебно текучим,

Воображаю по-прежнему я взор твой и ясным, и жгучим.

Что же прощай, Леди Танцующих Струй.

.

Lizard

P.Sinfield

.

а) Prince Rupert Awakes

.

Farewell the temple master’s bells
His kiosk and his black worm seed
Courtship solely of his word
With Eden guaranteed.
For now Prince Rupert’s tears of glass
Make saffron sabbath eyelids bleed
Scar the sacred tablet of wax
On which the Lizards feed.
.
Wake your reason’s hollow vote
Wear your blizzard season coat
Burn a bridge and burn a boat
Stake a Lizard by the throat.
.
Go Polonius or kneel
The reapers name their harvest dawn
All your tarnished devil’s spoons
Will rust beneath our corn.
Now bears Prince Rupert’s garden roam
Across his rain tree shaded lawn
Lizard bones become the clay —
And there a Swan is born
.
Wake your reasons’ hollow vote
Wear your blizzard season coat
Burn a bridge and burn a boat
Stake a Lizard by the throat.
.
Gone soon Piepowder’s moss-weed court
Round which upholstered Lizards sold
Visions to their leaden flock
Of rainbows’ ends and gold.
Now tales Prince Rupert’s peacock brings
Of walls and trumpets thousand fold
Prophets chained for burning masks
And reels of dream unrolled . . .

.

b) The Battle of Glass Tears

.

Night enfolds her cloak of holes
Around the river meadow.
Old moon-light stalks by broken ploughs
Hides spokeless wheels in shadow.
Sentries lean on thorn wood spears
Blow on their hands, stare eastwards.
.
Burnt with dream and taut with fear
Dawn’s misty shawl upon them.
Three hills apart great armies stir
Spit oat and curse as day breaks.
Forming lines of horse and steel
By even yards march forward.

.

Ящерица

П.Синфилд

.

а) Принц Руперт пробуждается

.

Простись с господскими колоколами.

Хозяйской дарминой глистов мы изгоняем,

Флиртуем с дамами хозяйскими словами,

Чтоб наслаждаться гарантированным раем.

Принц Руперт залился стеклянными слезами,

Что шабашу шафранному из век пускают кровь.

Священной плитке восковой наносят раны слезы сами,

Где кормят Ящеров, брезгливость поборов.

.

Ты против всех проголосуй не без причины,

Носи пальто, чтобы смягчить пурги укол,

Сожги и лодку, и мосты – спасения личины,

И в глотку Ящеру вгони ты кол.

.

Идет Полоний иль согнул в коленях ножки —

Жнецы назначат жатвы день.

Все ваши опороченные дьявольские ложки

Съест ржавчина, где кукурузы тень.

Теперь медведи принца странствуют по саду,

Его брунфельзия лужайку затенила.

Стал прахом Ящер – и не смену гаду

Родился Лебедь

.

Ты против всех проголосуй не без причины,

Носи пальто, чтобы смягчить пурги укол,

Сожги и лодку, и мосты – спасения личины,

И в глотку Ящеру вгони ты кол.

.

Поросший мхом двор Пирога с посыпкой,

Где Ящеры — пузатые дельцы —

Распродавали ряд видений зыбкий:

Свинцовый пух и золото, и радуги концы.

Теперь у принца Руперта павлин в шахерезадах,

Помяты сотни трубы, Иерихона рухнула стена,

Пророки скованы, чтоб стать шутами маскарадов.

Раскручена катушка сна…

.

б) Битва стеклянных слез

.

Своей дырявой мантией

ночь кутает прибрежные луга.

Вдоль сломанных плугов, колес без спиц

Крадется старый лунный луч.

Дыханьем греют руки часовые,

На копья опершись, чей вид колюч,

И на восток уставившись, как на врага.

.

Обожжены мечтой.

Их подтянул

И нервы натянул животный страх.

Туманный плат зари лежит на них.

Могучих армий формируются ряды, зашевелились на холмах:

Кто сплюнул с губ овес, проклятия восходу на устах других.

Пехота, конница… кто первым смерть найдет?

Все маршируют ровными шеренгами вперед.

.

2. In The Wake Of Poseidon

Вторник, Февраль 1st, 2011

Картина Таммо де Джонха «12 архетипов»
Peace — A Beginning

P.Sinfield

.

I am the ocean

Lit by the flame.

I am the mountain

Peace is my name.

I am the river

Touched by the wind.

I am the story

I never end.

.

Мир — Начало

П.Синфилд

.

Я – океан, горящий в пламени

Безумном, несусветном.

Я – горная вершина под названьем «Мир».

Я – речка, тронутая ветром.

Я – текста нескончаемый клавир.

.

Pictures Of A City (including 42nd At Treadmill)

P.Sinfield

.

Concrete cold face cased in steel

Stark sharp glass-eyed crack and peel

Bright light scream beam brake and squeal

Red white green white neon wheel.

.

Dream flesh love chase perfumed skin

Greased hand teeth hide tinseled sin

Spice ice dance chance sickly grin

Pasteboard time slot sweat and spin.

.

Blind stick blind drunk cannot see

Mouth dry tongue tied cannot speak

Concrete dream flesh broken shell

Lost soul lost trace lost in hell.

.

Городские зарисовки (включая сделанную у магазина спорт-товаров на 42-ой улице Нью-Йорка)

П.Синфилд

.

Бетонное холодное лицо покрыла сталь

Острейший взгляд протезов-глаз удар настиг

Как вспышка света, — крик!

Утоплена педаль

И тормоза визжат под светофора нервный тик.

.

Амбре духов в любовный вводит транс

Рука засаленная, зуб

мишурный скроют грех.

Слащавая улыбка танцовщицы дарит шанс

Пот, головокружение от карточных утех.

.

Слепой и пьяница не видят ни черта

Язык уставший онемел в иссохшем рту

Вселяет плоть в разбитый панцирь тяжкая мечта

Душа потеряна,

потерян след,

погибель ждет в аду.

.

Cadence And Cascade

P.Sinfield

.

Cadence and Cascade

Kept a man named Jade;

Cool in the shade

While his audience played.

Purred, whispered, «Spend us too:

We only serve for you».

.

Sliding mystified

On the wine of the tide

Stared pale-eyed

As his veil fell aside.

Sad paper courtesan

They found him just a man.

.

Caravan hotel

Where the sequin spell fell

Custom of the game.

Cadence oiled in love

Licked his velvet gloved hand

Cascade kissed his name.

.

Sad paper courtesan

They knew him just a man.

.

Каденция и Каскад

П.Синфилд

.

Каденция c Каскадом поразвлечься

Решили с Джэйдом – человеком с кличкой Шлюха.

Он сохранял спокойствие на заднем плане,

Пока его аудитория резвилась,

Мурлыкала, шептала: «Нас используй:

Ведь лишь тебе-то мы и служим».

.

Скольженье ввергло их в обман,

В вино прилива и отлива.

Белесые уставились глаза.

Когда поодаль сбросил он покровы —

Печальный номинальный куртизан —

Открылось им: он – просто человек.

.

В косноязыком караван-сарае

Меняют правила игры златым цехином.

Каденция с замаслившимся взором

Ему лизнула руку в бархатной перчатке,

А имя с губ сорвал Каскад,

Под видом поцелуя.

.

Печальный номинальный куртизан…

Они же знали: это — просто человек.

.

In The Wake Of Poseidon

P.Sinfield

.

Plato’s spawn cold ivied eyes

Snare truth in bone and globe.

Harlequins coin pointless games

Sneer jokes in parrot’s robe.

Two women weep, Dame Scarlet Screen

Sheds sudden theatre rain,

Whilst dark in dream the Midnight Queen

Knows every human pain.

.

In air, fire, earth and water

World on the scales.

Air, fire, earth and water

Balance of change

World on the scales

On the scales.

.

Bishop’s kings spin judgement’s blade

Scratch «Faith» on nameless graves.

Harvest hags hoard ash and sand

Rack rope and chain for slaves

Who fireside fear fermented words

Then rear to spoil the feast;

Whilst in the aisle the mad man smiles

To him it matters least.

.

Heroes hands drain stones for blood

To whet the scaling knife.

Magi blind with visions light

Net death in dread of life.

Their children kneel in Jesus till

They learn the price of nails;

Whilst all around our mother earth

Waits balanced on the scales.

.

Вслед за Посейдоном

П.Синфилд

.

Платона отпрыск – хладные глаза плющом увиты.

В ловушке истины Земля, как школьник маломальский.

Бессмысленны забавы арлекинов свиты,

Презрительны их шутки в одеянье попугайском.

Рыдают дамы: Пурпурных Покровов Дева

Изображает, как в театре, Плаксы роль,

Тогда как тьма из снов Полночной Королевы

Прекрасно знает каждую людскую боль.

.

Земля, вода, огонь и воздух —

Мир на весах.

Земля, вода, огонь и воздух —

Баланс замен

Мир на весах,

Вселенских.

.

Епископа князьки, чей суд скорей и проще,

Взамен имен словечко «вера» на надгробьях

Царапают, жгут ведьм, кладут в запас песок и мощи,

Куют оковы для рабов, взирая исподлобья.

Ведь что ни раб – бесстрашный вольнодумец

Ему испортить пир наш – стоит голову поднять;

А в нефе храма улыбается безумец  —

Ему на все на это наплевать.

.

Героев руки выжмут кровь из камня-лиходея,

Чтоб заточить тесак ужасной гильотины.

Видений свет слепит волхвов и чародеев

В кошмаре жизни — смерти паутина.

Встав на коленки, молятся Христосу дети

Пока цена его гвоздей не станет догмой в головах,

Тогда как всё на нашей матушке планете

Ждет,

на вселенских балансируя весах.

.

Cat Food

P.Sinfield

.

Lady Supermarket with an apple in her basket

Knocks in the manager’s door;

Grooving to the muzak from a speaker in shoe rack

Lays out her goods on the floor;

Everything she’s chosen is conveniently frozen.

«Eat it and come back for more!»

.

Lady Window Shopper with a new one in the hopper

Whips up a chemical brew;

Croaking to a neighbour while she polishes a sabre

Knows how to flavour a stew.

Never need to worry with a tin of ‘Hurri Curri’:

«Poisoned especially for you!»

.

No use to complain

If you’re caught out in the rain;

Your mother’s quite insane.

Cat food cat food cat food again.

.

Lady Yellow Stamper with a fillet in a hamper

Dying to finish the course;

Goodies for the table with a fable on the label

Drowning in miracle sauce.

Don’t think I am that rude if I tell you that it’s cat food,

«Not even fit for a horse!»

.

Корм для кошек

П.Синфилд

.

Леди Супермаркет с ананасом лучшей марки

Ярко (румянец у щек)

Под музон из шуз-отдела недовольство очень смело

Выражает чуть слишком общо…

Выбор сделан бесподобный в заморозочке удобной.

«Съедай и приходи еще!»

.

Леди Созерцатель – витринный покупатель —

Варит химический квас

И с соседушкой воркует — той, что саблю полирует,

Про амбре обеденных масс.

Будешь спок в готовке варев, если рядом «Харри карри»:

«Отравлено лично для Вас!»

.

Все жалобы пусты,

Если дождь полил кусты.

Полностью безумна мать.

Корм для кошек, кошек опять!

.

Леди Штампмашина с филе из магазина —

Блюдо сготовить скорей

И подать продукт, о котором миф раздут,

Под соусом «Ты обалдей».

Не думай, что я груб, но этот кошкин фуд

«Не годен даже для лошадей!»

.

Peace — An End

P.Sinfield

.

Peace is a word

Of the sea and the wind.

Peace is a bird who sings

As you smile.

Peace is the love

Of a foe as a friend;

Peace is the love you bring

To a child

.

Searching for me

You look everywhere,

Except beside you.

Searching for you

You look everywhere,

But not inside you.

.

Peace is a stream

From the heart of a man;

Peace is a man, whose breadth

Is the dawn.

Peace is a dawn

On a day without end;

Peace is the end, like death оf the war.

.

Мир – Конец

П.Синфилд

.

Мир — это слово и ветра, и моря.

Мир — это птах, что поет,

Под улыбкой твоей,

Дружба врага, позабывшего горе,

Мир малышу,

Что несешь ты любовью своей.

.

Ищешь меня,

Смотришь повсюду

Только не подле себя.

Ищешь себя,

Смотришь повсюду,

Сущность свою не ценя.

.

Мир — вот поток, что струится из сердца —

Сердца того, чья душа, как рассвет.

Этот рассвет — в день немеркнущий дверца.

Мир – смерть войны,

окончание бед.

.

1. In The Court Of The Crimson King

Вторник, Январь 25th, 2011

Автор рисунков на внешней и внутренней сторонах обложки – Барри Годбер
21st Century Schizoid Man

P.Sinfield

.

Cat’s foot iron claw

Neuro-surgeons scream for more

At paranoia’s poison door

Twenty first century schizoid man.

.

Blood rack barbed wire

Politicians’ funeral pyre

Innocents raped with napalm fire

Twenty first century schizoid man.

.

Death seed blind man’s greed

Poets’ starving children bleed

Nothing he’s got he really needs

Twenty first century schizoid man.

Двадцать первого века шизоид

Питер Синфилд

.

Лапа кошачья коготь стальной

Нейро-хирург кричит: «Где больной?!»

В ад паранойи дверь нам откроет

Кто?

— Двадцать первого века шизоид.

.

Всех за колючку

Кровь на шнуре

Политиканам смерть на костре

Девственность выжечь напалмом устроит

Кто?

— Двадцать первого века шизоид.

.

Смерти зерно, в нем скупость слепцов

Гибнет поэт, течет кровь мальцов

Дряни ненужной запасы утроит

Кто?

— Двадцать первого века шизоид.

.

I talk to the wind

P.Sinfield

.

Said the straight man to the late man where have you been

I’ve been here and I’ve been there and I’ve been in between

.

I talk to the wind my words are all carried away

I talk to the wind but wind does not hear

The wind cannot hear

.

I am on the outside looking inside

What do I see

Much confusion disillusion all around me

.

I talk to the wind my words are all carried away

I talk to the wind but wind does not hear

The wind cannot hear

.

You don’t possess me don’t impress me

Just upset my mind

Can’t destruct me or conduct me

Just use up my time

Я с ветром треплюсь

П.Синфилд

.

Первый спрашивал второго: и где же ты был?

— Я был там и я был здесь, но как-то не весь.

.

Я с ветром треплюсь, слова он уносит долой

Я с ветром треплюсь, но ветер не слышит,

Ведь ветер глухой

.

Я снаружи зрю вовнутрь

Глаза не соврут

Вижу полный беспорядок и хаос вокруг

.

Я с ветром треплюсь, слова он уносит долой

Я с ветром треплюсь, но ветер не слышит,

Ведь ветер глухой

.

Ты меня сбиваешь с толку,

Но прах – все твое.

Не захватишь, лишь потратишь

Ты время мое

.

Epitaph

P.Sinfield

.

The wall on which the prophets wrote is cracking at the seams

Upon the instruments of death the sunlight brightly gleams

When every man is torn apart with nightmares and with dreams

Will no one lay the laurel wreath as silence drowns the screams

.

Confusion will be my epitaph

As I walk a cracked and broken path

If we make it we can all sit back and laugh

but I fear tomorrow I’ll be crying

Yes, I fear tomorrow I’ll be crying

.

Between the iron gates of fate the seeds of time were sown

And watered by the deeds of those who know

and who are known

Knowledge is a deadly friend when no one sets the rules

The fate of all mankind I see is in the hands of fools

.

Confusion will be my epitaph

As I walk a cracked and broken path

If we make it we can all sit back and laugh

but I fear tomorrow I’ll be crying

Yes, I fear tomorrow I’ll be crying

Эпитафия

П.Синфилд

.

В рубцах стена, растрескались пророков письмена

Сверкают в свете дня смертельные орудия и снасти

Когда кошмары и мечты рвут каждого на части

До лаврового ли тут венка

Все вопли топит тишина

.

«КРУШЕНИЕ НАДЕЖД»

напишут на моем могильном камне

Брести разбитою тропой судьба мне

А доберемся, вот тогда все посмеемся

Да как бы плакать не пришлось

Ох, как бы плакать не пришлось

.

Железные врата судьбы таят ростки времен —

Политы подвигами тех, кто славен, умудрен.

Но знания – смертельный друг в игре без правил

Судьбою человечества, видать, болваны правят

.

«КРУШЕНИЕ НАДЕЖД»

напишут на моем могильном камне

Брести разбитою тропой судьба мне

А доберемся, вот тогда все посмеемся

Да как бы плакать не пришлось

Ох, как бы плакать не пришлось

.

MoonChild

P.Sinfield

.

Call her MoonChild

Dancing in the shallows of a river

Lonely MoonСhild

Dreaming in the shadow of a willow

Talking to the Trees of the cobweb strange

Sleeping on the steps of a fountain

Waving silver wand to the night-birds song

Waiting for the sun on the mountain.

.

She’s a MoonChild

Gathering the flowers in a garden

Lovely MoonСhild

Drifting on the echoes of the hours

Sailing on the wind in a milk white gown

Dropping circle stones on a sun dial

Playing hide and seek with the ghosts of dawn

Waiting for a smile from a sun child

Лунное Дитя

П.Синфилд

.

Лунного света дитя

Кружит на отмелях в танце игривом

Уединенно мечтает дитя,

Спрятавшись в тень под ивой.

Выболтав всё паутине ветвей,

Спит на ступенях фонтана.

Палочки взмах, и запел соловей.

Ждать из-за гор рассвет она начинает рано.

.

Лунного света дитя

Цветы в саду собирает.

Прекраснейшее дитя

Эхом часов играет.

Ветер треплет плаща бело-молочные складки.

С духами светлой зари она развлекается в прятки,

В солнечные часы камушки мечет, шутя,

И поджидает улыбку Солнечного Дитя.

.

The Court Of The Crimson King

P.Sinfield

.

The rusted chains of prison moons

Are shattered by the sun.

I walk a road, horizons change

The tournament’s begun.

The purple piper plays his tune,

The choir softly sing;

Three lullabies in an ancient tongue,

For the court of the crimson king.

.

The keeper of the city keys

Put shutters on the dreams.

I wait outside the pilgrim’s door

With insufficient schemes.

The black queen chants

the funeral march,

The cracked brass bells will ring;

To summon back the fire witch

To the court of the crimson king.

.

The gardener plants an evergreen

Whilst trampling on a flower.

I chase the wind of a prism ship

To taste the sweet and sour.

The pattern juggler lifts his hand;

The orchestra begin.

As slowly turns the grinding wheel

In the court of the crimson king.

.

On soft grey mornings widows cry,

The wise men share a joke;

I run to grasp divining signs

To satisfy the hoax.

The yellow jester does not play

But gently pulls the strings

And smiles as the puppets dance

In the court of the crimson king.

Двор темно-красного короля

П.Синфилд

.

Цепи ржавые лун, освещавших тюрьму,

В прах разбиты сиянием солнца.

Я сменил горизонт, по дороге бреду.

Бьет в турнире эльзасец саксонца.

Трубадур — весь в пурпуре — внимания для

Вострубил. Хор поет вполнакала,

Чтобы древняя песнь усыпляющей стала

Для двора темно-красного короля.

.

Тот, кто держит ключи от ворот городских,

Рушит планов моих недостойную схему.

Я – скиталец, но заперт паломников скит.

У дверей ожидаю я немо.

Королева бубнит: «Будет пухом земля…»,

И надтреснутый колокол, такт отбивая,

Загудит, ведьму огненную призывая

Ко двору темно-красного короля.

.

Цель садовника – вечнозеленый газон,

Где цветок – что-то вроде напасти.

Ведать горечь и сласть – вот мой диапазон.

Ветер рвет корабельные снасти.

Образцовый жонглер, весь народ веселя,

Поднял руку – оркестр вступает чуть нервно.

Тяжек музыки темп, словно мелющий жернов,

На дворе темно-красного короля.

.

А унылыми утрами слышны рыдания вдов,

Шуткой делятся мудрые с видом гурмана.

Я спешу прочитать знаки всех ведунов,

Чтоб потворствовать жажде обмана.

Желтый шут перепутав, где до, а где ля,

Щиплет струны в забвенье нелепом,

Улыбаясь, сидит и следит за вертепом

На дворе темно-красного короля.

.