Archive for the ‘Pete Sinfield’ Category

3. Highdown Fair

Суббота, Декабрь 22nd, 2012

№ п/п

Наименование текста

Исполнитель

Альбом / сингл

Дата выпуска / исполнения

1. Highdown Fair

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

2. The Herons

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

3. Old Men and Butterflies

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

4. Lullaby to Sarah

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

5. The Song of Eternal Numbers

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

6. The Stag

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

7. The Funeral

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

8. The Man and the Cloud

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

9. Under the Lime Tree

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

10. A Song of Regret

Angelo Branduardi

«Highdown Fair»

1978

 

Highdown Fair

P.Sinfield

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse . . .

Along came a grey cat and ate up the white mouse

My father bought in the market square . . .

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse . . .

Along came a black dog and jumped on the grey cat

Who ate up the white mouse

My father bought in the market square . . .

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse . . .

Along came an old stick and beat off the black dog

Who jumped on the grey cat who ate up the white mouse

My father bought in the market square…

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse . . .

Along came a fire and burnt up the old stick

Which beat off the black dog

That jumped on the grey cat

Who ate up the white mouse

My father bought in the market square . . .

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse . . .

Along came sweet water and put out the fire

Which burnt up the old stick

Which beat off the black dog

That jumped on the grey cat

Who ate up the white mouse

My father bought in the market square . . .

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse . . .

Along came a great ox and drank all the water

Which put out the fire

Which burnt up the old stick

Which beat off the black dog

That jumped on the grey cat

Who ate up the white mouse

My father bought in the market square . . .

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse . . .

Along came a butcher and slaughtered the great ox

Which drunk all the water

Which put out the fire

Which burnt up the old stick

Which beat off the black dog

That jumped on the grey cat

Who ate up the white mouse

My father bought in the market square…

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse…

And the angel of death came by for the butcher

Who slaughtered the great ox

Which drunk all the water

Which put out the fire

Which burnt up the old stick

Which beat off the black dog

That jumped on the grey cat

Who ate up the white mouse

My father bought in the market square…

 

At Highdown fair for two farthings

My father bought me a little white mouse…

And last came the Lord, who threw down the angel

Who came for the butcher

Who slaughtered the great ox

Which drunk all the water

Which put out the fire

Which burnt up the old stick

Which beat off the black dog

That jumped on the grey cat

Who ate up the white mouse

My father bought in the market square . . .

 

Верхненижняя ярмарка

П.Синфилд

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

Но серый котишка съел белую мышку

Которую мне отец мой купил…

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

Ну, черный бульдог поквитался с котишкой

Который позавтракал беленькой мышкой

Которую мне отец мой купил…

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

Хозяин клюкою бульдога побил

За то, что дал взбучку обжоре-котишке

За мышку, что мне мой папа купил…

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

Явился огонь и старючую палку спалил

Которой хозяин бульдога побил

За то, что дал взбучку обжоре-котишке

Который позавтракал беленькой мышкой

Которую мне отец мой купил…

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

Явилась вода и огня оборвала житьишку

А он ведь старючую палку спалил

Которой хозяин бульдога побил

За то, что дал взбучку обжоре-котишке

Который позавтракал беленькой мышкой

Которую мне отец мой купил…

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

Вол выдул всю воду! Гигант, гидрофил!

Вода же огню перекрыла задвижку

Который старючую палку спалил

Которой хозяин бульдога побил

За то, что дал взбучку обжоре-котишке

Который позавтракал беленькой мышкой

Которую мне отец мой купил…

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

В лице мясника и волу вышла крышка

Что выдул всю воду — Гигант, гидрофил!

Вода-то огню перекрыла задвижку

Который старючую палку спалил

Которой хозяин бульдога побил

За то, что дал взбучку обжоре-котишке

Который позавтракал беленькой мышкой

Которую мне отец мой купил…

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

И тут к мяснику прилетел Азраил

За что ж  ты, негодник, вола-то убил

Что выдул всю воду — Гигант, гидрофил!

Вода-то огню перекрыла задвижку

Который старючую палку спалил

Которой хозяин бульдога побил

За то, что дал взбучку обжоре-котишке

Который позавтракал беленькой мышкой

Которую мне отец мой купил…

 

На рынке в Хайдауне за мелочишку

Мне мой отец мышонка купил…

Явился тут Бог, и архангела толк! за порог

Пришедшего за мясником

Который прирезал вола

Что воду всю выпил единым глотком

Ну, ту, что огонь залила

Который спалил злую палку дотла

Которой хозяин бульдога побил

Который на серого прыгнул котишку

Который позавтракал беленькой мышкой

Что мой отец на рынке купил…

 

 

The Herons

P.Sinfield

 

And now when the earth has stooped to gather

In the careful hands of autumn

All that summer has abandoned,

A time of left behind . . .

 

Comes a wind that blows unceasing

Erodes away the dunes

On grey moon hungry beaches,

Where the winter crows parading

Cry out in black formation

Their scorn upon the world

Everturning . . .

 

And there where the fruit no longer ripens

On the vines the years have withered,

Has the earth so soon forgotten

That not so long ago

How the wind was soft and perfumed

How the herons turned and circled

With their wings aflame with sunset . . .

Now the winter crows parading

Cry out in black formation

Their scorn upon the world

everchanging . . .

Цапли

П.Синфилд

 

Теперь, когда земля согласна убранною быть

Заботливыми осени руками,

И кончен летний бал,

Приходит время послесловий…

 

Приходит ветер. Дуя непрерывно,

Он эродирует песчаные холмы

На серых под луной бесплодных пляжах,

Где черным строем боевым

Гуляют перелетные вороны,

Выкаркивая едкие насмешки

Над миром, что кружит из века в век …

 

И там, где больше фрукт не зреет,

Пожухли годы на корню;

Неужто быстро так земля забыла

Недавние дела:

Как ветер мягок был и ароматен

И как кружили цапли, чьи крыла

Сжигал закат…

А ныне черным строем боевым

Гуляют перелетные вороны,

Выкаркивая едкие насмешки

Над миром вечных перемен…

 

 

OldMenandButterflies

P.Sinfield

 

Just off a highway, a many ringed oak tree,

Guarding forever his corner of meadow,

Saw one hot june day a dusty old peddler

Footsore and weary look round him for shadow…

 

«Come my weary friend and lay your pack upon the ground

And I will keep you safe if you should care to rest your head.

 

Come my weary friend and lay your troubles all around

And listen to the music in the leaves above your bed.»

 

Gladly the old man lay down by the oak tree

Muttered his thanks and fell soundly asleep . . .

 

The old peddler slept on for many an hour

Resting his head on his hand by and by:

He dreamed a dream that he’d left his old body

And had become a fine gold butterfly . . .

 

Refrain:

The golden butterfly went flitting flower after flower

And dreamed he was an old man fast asleep for many an hour . . .

Refrain.

 

The old peddler slept on beneath the great oak tree

Dreaming his butterfly dream where he flew free . . .

 

The golden butterfly went flitting flower after flower

And dreamed he was an old man who could sleep for many an hour.

 

The golden butterflies go flitting ever to explore

But dream that they are old men who can sleep for evermore.

 

Старики и бабочки

П.Синфилд

 

В июньский зной увидел как-то многолетний дуб,

Что вечно охранял свой уголок лужайки,

Как ищет тени сбивший ноги человек —

Старик-торговец в пыльной разлетайке…

 

«Приди, усталый друг, клади на землю короб свой,

Укрою я тебя и подарю покой твоей усталой голове.

 

Приди, усталый друг, отринь заботы с плеч долой,

Послушай музыку листвы на мягком ложе в мураве».

 

Старик охотно в тень прилег, промямлив как умел

Признательности словеса, и тут же захрапел…

 

Он долго спал и видел сон,

Храпя и навзничь, и ничком,

Как он покинул плоть свою,

Став золотистым мотыльком…

 

1.

Который меж цветов порхал, вообразив притом

Себя засонею торговцем-стариком…

Повтор 1.

 

А тот всё под ветвистым дубом спал

И бабочкой во сне несдержанно порхал…

 

Которой все не лень себя воображать

Тем стариком, что может спать себе да спать.

 

Так золотые мотыльки порхают вразнобой,

В мечтах являясь старцами, что дрыхнут день-деньской.

 

 

Lullaby to Sarah

P.Sinfield

 

You are a sailboat

Upon the ocean

You are a sailboat

And I will steer you

Across the sea to dreamland

To where there’s white sand

Across the sea in dreamland

To where a soft breeze

Blows in a deep blue sky

And moves the palm trees . . .

 

And you will lie there

And hear the birds sing

And they will bring you presents

Of a hundred gold rings

And if you count them slowly

They’ll change to wishes

 

So sleep my little sailboat

With stores of milk and honey

And sixpences for money

And safe beneath a great moon

I’ll sing this rockabye tune,

So shut your pretty eyes

And I’ll steer you to the white sand

For we’re on our way to dreamland

Until the morning . . .

 

Колыбельная для Сары

П.Синфилд

 

Ты – парусник

И я тобою правлю в океане

Несясь по волнам к сказочной стране

Где белые пески

За бирюзовыми морями

Где мягкий бриз

Играя в небе голубом

Качает гривы пальм на берегу…

 

А ты лежи и слушай пенье птиц

Что принесут тебе в подарок

Колечек золотых штук сто

И если ты сочтешь их без запинки

Исполнятся желания твои

 

Так спи мой парусник-малышка

В чьих трюмах мед и молоко

Наличность – кукольные деньги

А безопасность гарантирует огромная луна

Я буду петь тебе куплеты эти

А потому сомкни прекрасный взор

Я поведу тебя к песчаным дюнам

Мы будем плыть к чудеснейшей стране

До самого утра…

 

 

 

The Song of Eternal Numbers

P.Sinfield

 

Come here my angel and sit on my knee

And tell me what song you would hear from me.

«Sing me the song of eternal numbers

And from this day I shall well remember».

 

One is for the reaper

Waiting for his harvest of life,

Two is for the oxen straining at the cart,

Three is for the world and its every part,

Four there are the standing stones of Merlin

Where the hero’s swords were ever sharpened…

One is for the reaper

Waiting for his harvest of life.

 

And the sum of the golden times

In all ages of man is five

Sang the dwarf in a cloud of steam,

Threw six herbs in the draught which he stirred

And he laughed… he went «ha, ha, ha, ha, ha, ha,»

And there are seven suns and there are seven moons,

Eight the blazing fires by the first of june,

Nine is for the maidens dancing round the fountain

Worshipping the moon rising on the mountain…

One is for the reaper

Waiting for his harvest of life.

 

Ten is for the galleons coming from the war

Which our young men fought on a distant shore

And walking with their flag we counted eleven,

All that now remain of a hundred young men…

One is for the reaper

Waiting for his harvest of life.

And the sum of the golden times

In all the ages of man is five

And the months of the year are twelve

Made of days, made of hours and minutes that pass

And they pass and they pass, they pass…

 

Now twelve is for the signs in the starbright sky

In envy of his neighbour challenge and defy,

I sing you the song of eternal numbers

But I see a time when all is ended…

One is for the reaper

Waiting for his harvest of life.

 

There will come a day when the trumpet splits the sky

And thunder, fire and wind will lay waste the low and high;

That will be the time in the song of numbers

When the reaper tires at last of waiting…

One is for the reaper

And two the oxen, and three the parts,

And four is for the stones,

Five is for the ages, six is for the herbs,

And seven are the suns,

And seven are the moons, eight is for the fires,

Nine is for the maidens, ten is for the galleons,

Eleven for the young men, twelve is for the signs

And twelve for time a’passing…

One is for the reaper who laughs

As one by one the stars blink out

Песня Непреложных Чисел

П.Синфилд

 

Сядь ко мне, мой ангел, и ответь

Песню бы о чем тебе мне спеть.

«Спой о Вечных Числах, и тогда

Я ее запомню навсегда».

 

Знай, что Единица – это жнец,

Жатву жизни ждет, ее конец;

Два — вола в ярме судьбы своей;

Тройка — цифра Мира и его частей;

Вот Четыре камня будто куличи —

Мерлина героям заострить мечи…

Помни: Единица – это жнец.

Он придет с серпом — всему конец.

 

Коли в жизни счастье и дано познать,

То таких моментов только Пять —

Гоблин спел сквозь пара вороха,

В снадобье Шесть травок опустил

И залился смехом «ха-ха-ха».

Семь и солнц, и лун – набор светил,

Восемь залпов за Морской Успех,

У фонтана пляшут Девять дев —

Служат выплывающей луне…

Ну, а Единица – это жнец.

Он придет с серпом — всему конец.

 

Десять кораблей — в войне спецы,

Где сражались наши молодцы.

С сотни лишь Одиннадцати с флагами шагать —

Прочим выпал рок покойниками стать…

Ох, и Единица, этот жнец,

Он пришел с серпом — житью конец.

Коли в жизни счастье и дано познать,

То таких моментов только Пять.

Лишь Двенадцать месяцев у нас в году,

Сделанных из суток, из часов, минут

Тех, что все текут, текут, текут, текут…

 

Дюжиной созвездий Зодиак горит,

Истекает завистью к нему Аид.

Песнь о Вечных Числах ты в свой ум вбирал,

Я же вижу всех времен финал…

Помни, Единица, этот жнец,

Что придет с серпом – и всем конец.

 

Лопнет небо, трубы вострубят,

Огнь, вихрь и гром весь Мир опустошат;

Срок настанет этой песне былью стать,

Жнец начала жатвы утомится ждать…

Единицу я жнецу отдам;

Два – волам; Три — мировым частям;

А Четыре — для камней, их рыцарских забав;

Пять — для счастья в жизни; Шесть — для трав,

Солнцам, лунам — Семь на всех,

Восемь — залпам за Морской Успех,

Девять – девам; Десять – кораблям,

А Одиннадцать – лихим юнцам,

Дюжину – созвездьям, небесам;

Дюжина — вот времени всегдашние харчи…

Жнец-каюк подался в смехачи,

Глядя, как мигают звездочки в ночи

 

 

The Stag

P.Sinfield

 

«Tell us our good master

Why you sit there so quietly

And where are the trophies

You usually bring home,

Like the heads of the Bengal tiger

That decorate your great hall

And the skins of lion and zebra

That you’ve laid wall to wall…»

 

My friends, in the foothills before the rainy season

I went out hunting one day all by myself,

Keeping the wind in my face I crept up

To where a herd of deer were grazing

When suddenly before me

Stood a great horned king of stags

And it’s the truth I tell you, believe me

As the lord above’s my witness,

The great beast did not quaver

But softly began to speak…

 

«It’s written in the stars, lord

Upon this day I die

So these my gifts I offer

To you this Eastertide:

These majestic antlers for you

To hang your bows on

And these my ears as fine cups

For you to toast your ladies,

Take both my bright eyes

For a pair of shining mirrors

And all these bristles

For brushes to shave your face.

I pray that you eat my flesh for ten days

And from my hide you make a warm coat

And as for your strength and courage

My liver will serve you well

Thus in the stars it’s written, my good sir

That the body of this your servant

Seven times will be fruitful

And seven times be reborn»…

 

Tell us our good master

Why you sit there so quietly

And where are all the trophies

You usually bring home…

Олень-самец

П.Синфилд

 

«Поведай, любезный хозяин,

Что ты так безмолвно застыл?

И где же сегодня трофеи,

Что часто ты в дом приносил,

Подобно бенгальским тиграм,

Украсившим царственный зал,

Где шкурами львов и зебр

Панели ты обивал?…»

 

— Отправился я на охоту в канун сезона дождей,

Бродил в одиночку в предгорьях,

И вот подползаю к поляне с наветреной стороны,

Где лани спокойно пасутся…

Как вдруг предо мной возникает

Прекрасный красавец-олень

И тут, говорю вам по правде,

Мне Бог свидетель, друзья

Не дрогнул, увидев меня, он

А молвил такие слова…

 

«На звездах записано, Боже,

Сегодня мне умереть,

Поэтому я предлагаю

Пасхальный мой дар обозреть:

Чтоб ты был упорным и смелым,

Я панты роскошные дам

И уши — изящные кубки,-

Чтоб пить за здоровие дам.

Глаза мои ясные вправишь

В оправу волшебных зеркал.

Изладь помазок из щетины,

Чтоб бриться ты не уставал.

Дней десять плоть есть мою будешь,

Из шкуры скроишь ты пальто,

А печень, коль верно сготовишь,

Тебя вдохновит, как никто.

А кроме того, пишут звезды,

Любезный мой господин,

Зачин семикратного перерожденья

Положит твой карабин…»

 

Поведай, любезный хозяин,

Что ты так безмолвно застыл?

И где же сегодня трофеи,

Что часто ты в дом приносил?..

 

 

The Funeral

P.Sinfield

 

When nightfall enfolds you and quickens your heart

For you walk alone on the highway,

If a polecat springs hissing her eyes raging amber

Then you must stand still and not fear her

For if you befriend her your sister she’ll be

And she of all beasts knows the river

Its secret unwindings and reasons for flowing

And a safe road beside the dark water . . .

 

When nightfall enfolds you and quickens your heart

For you walk alone on the highway,

If a grey wolf springs snarling his teeth bared in anger

Then you must stand still and not fear him

For if you befriend him your brother he’ll be

And he of all beasts knows the old way

that climbs to the one pass that cuts through the mountain

and a warm cave where you may take shelter . . .

 

So follow the highway that leads to the lake

And you will discover a sweet spring

That bubbles and runs down the hillsides of childhood

And there lay your heart down forever . . .

Похороны

П.Синфилд

 

Сгущается сумрак и шпорит твой пульс.

Когда, в одиночку идя по шоссе,

Столкнешься внезапно с янтарною злобой во взгляде харзы,-

Постой, постарайся ее не спугнуть.

Рискнешь подружиться – она тебе станет сестрою.

Она, как все звери, знакома с рекою,

Извивами скрытными, тайной теченья,

Путем безопасным вдоль сумрачных вод…

 

Сгущается сумрак и шпорит твой пульс.

Когда, в одиночку идя по шоссе,

Столкнешься с оскалом озлобленным волчьих зубов,-

Постой, постарайся его не спугнуть.

Рискнешь подружиться – тебе станет он младшим братом.

Он – зверь, ему ведома старая тропка,

Что вьется наверх через гору, ведя

К нагретой пещере, где сможешь приют ты найти…

 

Так следуй дорогой, ведущей к озерам,

Ты там обнаружишь прелестный родник,

Бурлящий, бегущий по склонам гор детства.

Там сердце свое ты оставь навсегда…

 

 

The Man and the Cloud

P.Sinfield

 

She he loved

When first he saw her:

She was so pale and untouchable.

So far away

He could never find

A path to climb to reach her.

All serene she gazed at him

As on the wind she lay reclining.

He followed her eversighing

As she played hide and seek

In her wide blue meadow.

 

It seemed forever

That he had loved her,

Always so pale and untouchable:

«How cruel you are,

Behind your white veil

You hide a heart that’s frozen».

Sorrowful she came to him

And in her own way surrendered . . .

Rain, gentle rain, her tears

She gave to him

And shedding love shed living.

Мужчина и тучка

П.Синфилд

 

Ее полюбил он

Впервые увидев:

Она была бледною недотрогой

И так далека

Что никак он не мог отыскать

Тропинку наверх, чтоб коснуться ее.

Она не него безмятежно взирала

Как будто на ветер, которому вверилась вся.

Он следовал тенью за ней, беспрестанно вздыхая

Покуда она легкомысленно в прятки играла

В бескрайних и синих лугах.

 

Ее полюбил он

Казалось, навеки

Свою вечно бледную недотрогу:

«Ах как ты сурова

За белой вуалью своей

Ты прячешь замерзшее сердце».

Она опечаленная подплыла

И, как уж смогла, отдалась…

Неброским дождем своих слез

Она одарила его

Вот так и иссякла, пролившись, любовь.

 

 

Under the Lime Tree

P.Sinfield

 

Down in the greenwood, under the lime tree

We spent lover’s hours

And if you pass by you’ll know we lay there,

Look how we crushed all the flowers.

The insects buzzed and the nightingales sang

High above the forest on a soft south wind,

Point and laugh if you come walking past

I don’t care at all how red her mouth is.

 

Down in the greenwood, under the lime tree

Crushing the grass and the sweet herbs

There in the roses I laid my head down,

See where the petals are disturbed.

And if you accuse her of lying there with me

This I know for sure she will never be ashamed:

She was the one, the one and only woman

I ever came to wish would whisper my name.

 

Down in the greenwood, under the lime tree

The lily embraces the ivy

And if you pass by, stop look and marvel

At how she has grown to survive him

For she stayed here with me for just a year

And bound our hair with gold,

Oh my little white dove . . .

One fine day she turned into a hawk

And flew off to the sun to find a new love.

 

Up in the blue sky ever the wind flies

Searching the clouds of his dream land,

The dream is for beauty but he’ll never catch her . . .

She’ll always slip through his hands

And thus we live forever and the dream

Just like the wind and clouds will escape us…

And thus we live forever and the dream

Just like the wind and clouds will escape us.

Под липой

П.Синфилд

 

В дивном лесу под раскидистой липой

Мы проводили в амурах часы

Мимо пройдя, ты узнаешь то место

В признаках смятой цветочной красы.

Кто-то жужжал, соловьи заливались, вестимо

Мягкого южного ветра заполнив раёк

Что ж, укажи и засмейся, коль шествуешь мимо

Мне все равно, как зардеются губы её.

 

В дивном лесу под раскидистой липой

Мялись былинки пахучи, сладки

Я тут лежал среди розочек, видишь

Там, где осыпались лепестки.

Дева со мною здесь раньше лежала

Вам пристыдить ее будет слабо

Лишь от нее я хотел, чтобы звала

Шепотом сладким имени по.

 

В дивном лесу под раскидистой липой

Лилия жмется к плющу. Почему?

Мимо пройдя, озаботься вопросом

Как помогла она выжить ему

Год оставалась здесь дева со мною

Дольше в восторге дерзни, поживи…

Ястребом стала однажды голубка

Прянув к зениту, к новой любви.

 

Ветер по небу летает и свищет

В поиске сказочных стран, близорук

Вечно мечты воплощенья он ищет

Вечно она ускользает из рук…

Ветер и тучки вовек не поймать нам

Нам и мечтам светит вечная жизнь…

Ветер и тучки вовек не поймать нам

Нам и мечтам светит вечная жизнь.

 

 

 

A Song of Regret

P.Sinfield

 

Winter’s frozen moments

Will melt once more to spring,

Birds with peppered feathers

Return once more to sing…

But so high soars the mountain

That though I climb and climb

She always hides her flowers from me…

 

In long ago’s lost garden

The apple trees will bear

A thousand fruit of red and green

But not one will I share…

For constant must I travel

And in some far off land

Lie down once more remembering…

Песня сожеления

П.Синфилд

 

Придет весна и все растает —

То, что сейчас замерзло в кость.

Вернутся певчие и утки —

И соловьи, и шилохвость…

Гора вздымается превыше облаков.

Сколь ни штурмую я её отвесы,

Не отыщу сокрытых от меня цветов…

 

В саду давным-давно забытом

Созреют яблоки в свой срок и без проблем

Зеленые и красные без счета.

Я ни одним не поделюсь ни с кем…

Поскольку вечен мой удел скитаний:

Уйдя за тридевять земель,

Отдаться сну воспоминаний…

 

 

2. Tiger In A Spotlight

Среда, Декабрь 12th, 2012

№ п/п

Наименование текста

Исполнитель

Альбом / сингл

Дата выпуска / исполнения

1. Tiger In A Spotlight

Emerson, Lake & Palmer

«Tiger In A Spotlight / So Far To Fall»

1977

2. Brain Salad Surgery

Emerson, Lake & Palmer

«Works II»

10 октября 1977

3. Watching Over You

Emerson, Lake & Palmer

«Works II»

10 октября 1977

4. So Far To Fall

Emerson, Lake & Palmer

«Tiger In A Spotlight / So Far To Fall»

1977

 

Tiger In A Spotlight

P.Sinfield

 

Bass — playing in my face — grabbin’ the elastic

Drums — listen here she comes — hammerin’ the plastic

Keys — I play ’em all with ease — Freeze! Your shakin’ at the knees

You’re doin’ somethin’ drastic — chasin’ the fantastic . . .

To dine with tigers in the sky

But did you ever stop to wonder why?

 

Man — living in a can — skippin’ with a suit-case

Frail — living in a gale — slipping on a blue face

Claws -are scratching at the doors -Pause: If you don’t lose your oars

You’re trippin’ on a shoe lace — racin’ to each new place. . .

To screw your shadow in the sky

But did you ever stop to wonder why?

 

Sun — help me when I run — bleedin’ from the moonlight

Nurse — help me with a verse — I need to sing the tune right

Days — I wasted in the maze — Raise your eyes above the ways

To keep a silver spoon bright — fly up to balloon height. . .

To ride the spotlight in the sky

But did you ever stop to wonder why?

 

Тигр в луче прожектора

П.Синфилд

 

Бас – месит напоказ – щипля струн эластик

Дан – в руки барабан – рвет на клочья пластик

Я в клавишных хорош — уйми свою в коленках дрожь

Ты слишком энергичен – нереалистичен…

На небе с тигром отобедать кой-чего

Пора б не удивляться, для чего?

 

Тот – кто в биксе живет — скачет с чемоданом

Крой бурною слезой щеки истукана

Скребутся когти в дверь – веслА не вырони теперь

Резвишься ты в кроссовках – места меняя ловко…

Тень в облака свою ввинтить во всю длину

Ты никогда не знал, зачем и почему?

 

Бег – солнце – щит от бед — лунный свет как ножик

Впредь правильно пропеть нянька мне поможет

Дни – пользы лишены – Взор оторви от беготни

Серебряную ложку отпесочь – взлети как шарик ввысь и прочь

По небу мчаться на прожектора луче

Но ты всю жизнь не ведал, а зачем?

 

 

Brain Salad Surgery

P.Sinfield

 

Brain Salad Surgery

It will murder you, it murdered me

We made it for our enemy

Brain Salad Surgery

 

Chorus:

We’ve got a ballad

About a salad brain

with a surgeon with

a dirty dinner game.

 

Brain Salad Surgery

It will work for you you, it works for me

Brain not perversity

Brain Salad Surgery

Chorus.

 

Хирургия мозгового салата

П.Синфилд

 

Диск «Хирургия мозго-винегрета»

Меня убил, и жизнь твоя ему не дорога

Мы сделали его для нашего врага

Диск «Хирургия мозго-винегрета»

 

Припев:

Балладу сочинили мы с соседом

О мозге, что хирург срубил в салат

Друг друга водим за нос за обедом

Салат вкусней, чем сервелат?

 

Диск «Хирургия мозго-смеси»

Усерден как электро-веник

Нет трудноизлечимых отклонений

У диска «Хирургия мозго-смеси»

Припев.

 

 

Watching Over You

P.Sinfield

 

Good night, good night….

Look at that moon shine so bright.

And tonight he smiles

Especially for you.

 

Sleep tight, sleep tight.

Know everything is alright.

And tonight I will be here

Watching over you.

 

For tonight I will be here watching over you.

Tonight I’ll be here watching over you.

 

Sweet dreams, sweet dreams.

It is never as real as it seems.

And in the morning when you wake up

I will be right here.

 

Sleep on, sleep on.

For no matter how dark or how long

It may seem that your night is

I will still be here.

 

I will still be here watching, watching over you.

So sleep, little darling, sleep on through.

 

So be still, be still

For you know that I always will

Tonight and forever

Be watching over you.

 

For tonight and forever, be watching over you.

So sleep, little darling, sleep on through.

 

I will be watching over you.

Охраняя тебя

П.Синфилд

 

Уж ночь окрест…

Взгляни, как яркий лунный блеск

Улыбку шлет тебе

Сегодня лишь тебе.

 

Спи без проблем.

Все хорошо. Я буду нем.

Ты обрела слугу

Я присмотрю за всем.

 

Нынче ночью твой сон я постерегу

Сегодня твой сон я постерегу

 

О, сладость грёз

Правдивых, тех что не лгут.

Ты утром проснешься

Я буду тут как тут.

 

Ты спи, ты спи.

Пусть ночь темна, храни покой

Шаг долог у полночной поступи

Но я здесь с тобой

 

Усталость меня не свалит с ног

Так спи, дорогая, без тревог

 

Храни покой

Ты же знаешь, я здесь с тобой

Отныне и вечно

Сон твой стерегу

 

Отныне я сон твой стерегу

Так спи, дорогая, без тревог

 

А я твой сон постерегу.

 

 

So Far To Fall

P.Sinfield

 

I was «Master Faster», I was «Mr. Mystery»

there wasn’t a mortal man was gonna make a monkey out of me.

I had reflex, action, first strike capability

so high — so tall — so far to fall.

 

I took my time, my life was all without a cause

till she came bursting through the frontdoor of my heart,

just like the signs that say I’ll follow by a star,

once more, no blame, I’m far, no name.

 

Chorus:

Too much, too soon, a touch of moon

a burst balloon, so far, so far to fall.

Ooh she had me, she had me running rings around the floor.

She had me nailed to a door, she had me crying out,

she had me crying out for more, more, more, more, more, more.

She bad me, she tied me up in knots like a piece of a string,

she did a thing to my thing, she did a thing to my thing

like it’s never been done before.

Chorus.

 

I saw stars, in the night, I was hers, I was high

I had so far to fall, such a long way to fall

and I fell and I fell and I fell ——

 

So if you’re «Master Blaster» or you’re «Mr. Mystery»

don’t think you’re insulated from love’s electricity.

There’ll be no escape for you, there was no escape for me

so high — so tall — one night you’re bound to fall.

 

Так далеко до краха

П.Синфилд

 

Я был спецом по несерьезности, был мистером Загадкой

Никто из смертных осмеять меня не мог.

Я реагировал активно, стал на забастовки падкий

Такой высокий, важный и далекий от падения, как Бог.

 

Я не спешил, и жизнь моя была бесцельна,

когда она вдруг ворвалась, в душе устроив кавардак,

как знаки, говорившие, что я пойду дорогой звездной,

рискну еще, пока никто я, и зовут меня никак.

 

Припев:

Все слишком быстро, и касание луны, и шаг календ

А шар, что лопнет,- далеко; далёк падения момент.

Я ей принадлежал, купался в превосходстве

Она прикнопила мое лицо к двери

И поважала: хочешь, так бери, бери, бери, бери.

Я лопнул как струна – она концы связала без труда,

И делала с моею штукою такое

Какое, блин, никто и никогда.

Припев.

 

Я видел звезды, ей принадлежа в ночи, я пел

Столь долгий путь лежал до моего паденья

И наконец я рухнул, и летел, летел, летел———

 

Будь ты спецом по несерьезности, будь мистером Загадкой

не думай, твой тефлон пробьет любви электрошок.

Ты, как и я, сорвешься в штопор сладкий,

Такой высокий, важный – станешь враз убог.

 

 

1. Formentera

Пятница, Декабрь 7th, 2012
Central Park ZooP.Sinfield

 

Paper blowing from its iron stomach

A yak fromTibetbellows to a stone eagle.

Macintosh faces watch gaudy bears jerk

Round an insane chiming clock.

Two lesbian lionesses make it

In a red plastic bucket to impress

The moth-eaten buffalo cowering behind

One inch thick american steel railings.

 

Black pickaxe men, uneven as glacial rocks

Stare and stare against the cold.

A weather vane monster

Sneers at the crack-ice lake.

Yellow and red pointed skaters

Slide to the barbed wire sanctuary.

An old brown hat paces

Hexagonal pathways to the mad mad music.

Threequarters the flag on a horned lamp post

An abortion sticker in a concrete house.

 

Зоопарк Центрального ПаркаП.Синфилд

 

Робот-кассир выдыхает бумажку-билетик

Як из Тибета шлет мыканье камню казенных орлов.

Лица в плащах наблюдают вульгарных топтыжек

Что суетятся под звон полоумных часов.

В красной бадьище две львицы вступили в контакт

Под впечатленьем от этой лесбийской семейки

Ёжится молью изъеденный зубр

С краю от тутошней узкоколейки.

 

Каждый из дворников-негров смертельно продрог

В трещинах лед, монстр-флюгер издевками озеро мучит

Где конькобежцев янтарный и красный горох

Плавно скользит к загородке колючей.

Старая каряя шляпа, шагая по устланной плиткой тропе

Бешеной музыки темп задает в упоеньи.

Трёх-четвертиночный флаг на рогатом фонарном столбе

Стикер уродливый на цементозном строеньи.

 

 

 

 

S. F. Poem P.Sinfield

 

Upon the orange sands of Mars

Beneath a scarlet sky

The crystals sit and contemplate

The universal why.

Travel in their saucer ships

Across the universe

But everywhere is much the same

Except on Earth it’s worse.

 

Научно-фантастическая поэмаП.Синфилд

 

На Марсе средь песков оранжевого края,

Под небом в пурпурном дыму

Сидят кристаллы, обсуждая

Универсальное такое «почему».

По всей Вселенной рядом, сплошь

На блюдцах странствуют досуже,

Но всюду, в основном, одно и то ж

За исключением Земли – на ней похуже.

 

GrinP.Sinfield

 

Times get so hard

When the clock in your cardboard box

Won’t start.

Firemen help

When the key to your high diving bell

Won’t melt

And wouldn’t you grin

If your mother walked in.

 

УхмыляйсяП.Синфилд

 

Времени туго придется,

Ежели стрелка часишек в картонной ракушке

Вперед не пойдёт.

Истопники пособят,

Ежели ключ от большого кессона-игрушки

Не тает как лед

Будешь ли ты ухмыляться

Коль мама войдет.

 

 

FormenteraP.Sinfield

 

flutes and guitars

sifting from veneer

insects out of gear

mountaineering on a persian carpet

lavender flowers

embroidered on a tasseled shawl

candlelight

lapping on closed eyes.

 

ФорментераП.Синфилд

 

флейты, гитары

свободны от показухи

сонм насекомых

штурмует персидский ковер

просинь лаванды

на вышитой шали-пеструхе

плещет свечи огонек

на опущенных веках сеньор.

 

 

 

1. I Believe In Father Christmas

Вторник, Декабрь 4th, 2012

№ п/п

Наименование текста

Исполнитель

Альбом / сингл

Дата выпуска / исполнения

1. I Believe In Father Christmas

Greg Lake

«I Believe In Father Christmas»

Декабрь 1975

2. Lend Your Love To Me Tonight

Emerson, Lake & Palmer

«Works»

17 марта 1977

3. C’est la vie

Emerson, Lake & Palmer

«Works»

17 марта 1977

4. Hallowed Be Thy Name

Emerson, Lake & Palmer

«Works»

17 марта 1977

5. Nobody Loves You Like I Do

Emerson, Lake & Palmer

«Works»

17 марта 1977

6. Closer To Believing

Emerson, Lake & Palmer

«Works»

17 марта 1977

7. Pirates

Emerson, Lake & Palmer

«Works»

17 марта 1977

 

 

I Believe In Father Christmas

P.Sinfield

They said there’ll be snow at Christmas

They said there’ll be peace on Earth

But instead it just kept on raining

A veil of tears for the Virgin’s birth

I remember one Christmas morning

A winter’s light and a distant choir

And the peal of a bell and that Christmas Tree smell

And the eyes full of tinsel and fire

 

They sold me a dream of Christmas

They sold me a Silent Night

And they told me a fairy story

‘Till I believed in the Israelite

And I believed in Father Christmas

And I looked at the sky with excited eyes

‘Till I woke with a yawn in the first light of dawn

And I saw him and through his disguise

 

I wish you a hopeful Christmas

I wish you a brave New Year

All anguish pain and sadness

Leave your heart and let your road be clear

They said there’ll be snow at Christmas

They said there’ll be peace on Earth

Hallelujah Noel be it Heaven or Hell

The Christmas you get you deserve.

 

 

Я верю в Деда Мороза

П.Синфилд

 

К Рождеству будет снег, мне сказали

К Рождеству будет мир на Земле

Но взамен лился дождик в печали

Богородица — в слёз пелене

Помню детский Рождественский праздник:

Утра свет, голосов дальний хор

Колокольный трезвон, запах ёлки

Мишура, огоньки тешат взор

 

Мне продали Христовую сказку

Сбыли мне и Безмолвную Ночь*

Донесли иудейства побаски

И сомненья отбросил я прочь

В дед-мороза поверил тогда я

В небеса я с восторгом взирал

Но однажды проснулся, зевая

И застал, как наряд он менял

 

Пусть же радостным будет твой праздник

И отличнейшим твой Новый Год

Сердце будет без боли и муки

Путь – открытым, и чист небосвод

К Рождеству будет всё в снежной хмари

К Рождеству будет мир на Земле

В Рождество для бомжа, государя

Бог отмерит подарки по честной шкале.

——————

* рождественский католический гимн – прим.перевод.

 

 

Lend Your Love To Me Tonight

P.Sinfield

 

Lend your love to me tonight

Don’t ask me who or what is right

I have no strength I cannot fight

Just flood my darkness with your light

I need no face I need no name

No martyr’s artificial shame

No crucifix I am not lame

And yet I ache to feel the flame

Arrest the sun and shoot the moon

The lamp of laughter dies too soon

To live reflected in a spoon

Makes it too hard to stay in tune

Believe me

 

Unlock the door and unbar the gate

I’ll write I love you on the slate

And while St. Peter’s thieves debate

The price of time I will not wait

Or let the star blind road of fate

Confuse me

Abuse me

Misuse me

 

Release my soul release my eyes

A clock unwinds a flower dies

Dishonesty disqualifies

You win the race but lose the prize

A tattered cloak behind the throne

It is unseen it is not known

Behind this face I am alone

I would give everything I own

To touch you…

 

Just lend your love to me once more

Don’t ask me what I came back for

Just watch the moonlight cross the floor

And as your blood begins to roar

You’ll feel your senses spin and soar

You will become my meteor

Divine and universal whore

Complete me

 

Дай мне ночь любви взаймы

П.Синфилд

 

О, дай мне ночь любви взаймы

Твои вопросы мне в ломы

Ослаб я в сшибке кутерьмы

Пусть свет твой сбросит иго тьмы

Не нужен мне ни лик, ни вид

Страдалицы фальшивый стыд

Распятье – я ж не инвалид —

И до сих пор ожог болит

Убей луну! В суд солнце-тунеядца

Смех быстро губится прохладцей

Живя, чтоб в ложке отражаться

Так трудно зорким оставаться

Поверь мне

 

Открой! Я исчерчу венцы

Словцом «люблю», как все певцы

Петра святого шельмецы

Пусть ценят миг, не буду ждать

Слепой фортуне позволять

Конфузить и смущать

Бранить и оскорблять

Мной злоупотреблять

 

Открой глаза, спаси мой дух

Иссяк завод, цветок пожух

Нечестность проигралась в пух

Ты выйграл, но утратил приз

Порфира в дырах — с трона вниз

Изъян не виден на гербе

Моим лицом понты блюдутся

Я всё отдал бы, чтоб к тебе

Хоть прикоснуться…

 

Еще раз дай мне ночь взаймы

Не знай, ЧТО я пришел продлить

Луна крадет паркет у тьмы

Затеет кровь твоя бурлить

И чувство взлётом вдохновится

Ты вспыхнешь, небо осеня

Святой, надмирною блудницей

Осуществи меня

 

C’est la vie

P.Sinfield

 

C’est la vie

Have your leaves all turned to brown

Will you scatter them around you

C’est la vie

Do you love

And then how am I to know

If you don’t let your love show for me

C’est la vie.

 

Chorus:

Oh c’est la vie

Oh c’est la vie

Who knows, who cares for me

C’est la vie.

 

In the night

Do you light a lover’s fire

Do the ashes of desire for you remain

Like the sea

There’s a love tоo deep to show

Took a storm before my love

Flowed for you

C’est la vie.

Chorus.

 

Like a song

Out of tune and out of time

All I needed was a rhyme for you

C’est la vie

Do you give

Do you live from day to day

Is there is no song I can play for you

C’est la vie.

Chorus.

Cest la vie

П.Синфилд

 

Вся ль твоя

Стала рыжею листва,

Пав как лиственниц хвоя? Жизнь

Такова.

Нет любви?

Что же прячешь ты её,

Или врёт моё чутьё крови

Се ля ви.

 

Припев:

Да, жизнь такова

Порой неправа

А кто меня хранит?

Се ля ви.

 

А в ночи

Так же страсти горячи?

Дремлет разве под золой симпатий новь?

А любовь

Прячет след в глуби морей

Шторм принёс поток любви моей

Се ля ви.

Припев.

 

Виноват

Вру мотив, пою не в такт

Только рифму ты в меня вдохни

Се ля ви.

Ты даешь?

Без сомнений ли живешь?

Спеть ли песню мне визави тебе

Се ля ви.

Припев.

 

 

 

Hallowed Be Thy Name

P.Sinfield

 

There may be an om in moment

But there’s very few folk in focus

Not the first, not the last, not the least.

You needn’t be well to be wealthy

But you’ve got to be whole to be holy

Fetch the rope, fetch the clock, fetch the priest.

Oh this planet of ours is a mess

I bet Heaven’s the same

Look the madman said, «Son,

As a friend, tell me what’s in a name,»

Hallowed be thy name.

 

I give you the state of statesmen

And the key to what motivates them

On the left, on the right, on the nail

Still I don’t see a man in a mansion

That an accurate pen won’t puncture

Go to town, go to hell, go to jail.

And there’s bars and saloons

Where the jukebox plays blues in the night

Till the madman says «Son,

Time to go we could both use some light»

And thy will be done.

 

We live in an age of cages

The tale of an ape escaping

In the search for some truth he can use

But many a drunk got drunker

And mostly a thinker, thunker

Set the place, set the time, set the fuse,

The optimist laughed and the pessimist cried in his wine

And the madman said «Son,

Take a word they’ll all wake given time»

Let thy kingdom come

 

The madman and I got drunker

Till both thought the other thank you

And we laughed all the way to the stars

The optimist asked for a taste of the pessimist’s wine

And the madman said «Son,

How do you feel?» I said «Me? I feel fine

Lead me into temptation

Into temptation

I said into temptation

I need my allocation of recreation

I want a revelation in degradation

No hesitation, give me variation, give me inspiration…»

 

Да святится имя Твое

П.Синфилд

 

Когда бы даже время ОМ настало

Душ просветленных здесь нашлось бы мало

Средь первых, средь последних, средь мельчайших.

Богатство и порядочность раздельны

Но, чтобы стать святым, изволь быть цельным

Достань нам патера, часы и трос крепчайший.

В подлунном мире, ох, беспутица расхожа

В раю, держу пари, всё то же

Смотри, как идиот сказал: «Сынок,

В чем соль имен, ответь, браток»,-

Да освятится имя Божье.

 

Я выведу тебя в политики-вожди

Дам ключ к тому, что побуждает их идти

Налево ли, направо ли, на крест.

Пока не видно никого в дворце за занавеской

Перо корректное не скажет резко

«Ступай в геенну, в город, под арест».

Джук-боксы в барах и салунах

Утюжат вечер блюзовым тайфуном

Покуда чокнутый не говорит: «Сынок,

Поищем-ка просвет меж истиной и ложью»,-

И да пребудет воля Божья.

 

«Тюремным» я б назвал наш век

Сказ пародиста совершил побег

Он ищет правду — правды выразитель

А многие, напившись, опьянели

На шквал философы с размаху налетели

Установите время, место и предохранитель —

Ржал оптимист, а нытик-пьянь всплакнул чуток

И тут безумец вымолвил: «Сынок,

А пробуди-ка словом  всё жульё»,-

И да приидет царствие Твоё.

 

С безумцем налакались мы ударно

Пока не кончилась взаимоблагодарность

Весь путь смеялись звездам мы в лицо

Взял оптимист на пробу нытика винцо

И чокнутый вскричал: «Сынок,

Ну, ты в порядке?» — «Я? Будь спок!

Введи меня в соблазн

В соблазн

Я же сказал, в соблазн!

Мне нужно в место развлечений

В упадке я желаю откровений, а не сомнений,

Дай мне вариаций, гейзер экзальтаций…»

 

 

Nobody Loves You Like I Do

P.Sinfield

 

You can rent your blues and photograph your soul

You can even dig some diamonds out of rock’n’roll

You can change the world

But if you lose control

They will take away your T-shirt.

 

And when you lose your reason and there’s no release

You can buy seclusion but you can’t buy peace

You got everything but the golden fleece

And a shepherd for your sadness

Now I don’t expect your sympathy

This is what and where I want to be

For as long as my blood runs

Love comes and goes

God knows

 

Refrain:

Nobody loves you like I do

No no no nobody loves you like I do

It comes unrelentless

I’ve tried so hard to prevent this

But nobody loves you like I do.

 

There are highway dreams in my head tonight

I can’t breathe without you and I’m losing height

I don’t need a periscope or second sight

To see nothing lasts forever

With a planet stare and a guiding star

You can only be what you think you are

If I didn’t approve it remove it

I’m coming through

Oh nobody loves you like I do

And I’m dirty, mean and unworthy

This is true

But if somebody says it loves you

From all sides out here above you

Believe me nobody loves you like I do.

 

For you know I will love you sweet and strong

I will love you full, I will love you long

I will love you right even better wrong — tonight

Tonight.

 

Nobody loves you like I do

I can’t make it, shake it or break it without you

And if you pause at my insistence

I’ll be yours from any distance

So you see, nobody loves you like I do…

Refrain.

 

Никто тебя не любит так, как я

П.Синфилд

 

Ты можешь грусть свою в аренду сдать

Душе устроить пир

И накопать алмазы в рок-н-ролле

Ты даже можешь изменить весь мир

Но, ежели не справишься с контролем

То быстро станешь гол и сир.

 

Когда тебя не отпускает глухость к доводам рассудка

Уединенье можешь ты купить; покоя – ни минутки

Есть всё, но где Руна Златого завитушки?

И нету, чтоб пасти твою печаль, пастушки.

Я от тебя симпатии сейчас не ожидаю

Но лишь с тобою страстно быть желаю

И буду я желать, пока течет по жилам кровь

Придёт любовь, уйдет ли за порог

Всё ведает лишь Бог

 

Рефрен:

Никто тебя не любит так, как я

Нет, нет, никто тебя не любит так, как я

Старался уклониться, но любовь

Безжалостней копья

Теперь никто тебя не любит так, как я.

 

Сегодня я гоню разбойничью мечту

Дышать невмоготу, теряю высоту

Известно мне без перископов безупречных:

Ничто не может длиться вечно

Под взглядом пристальным своих светил

Ты можешь быть лишь тем, кем ты себя и мнил

Я – против! Прочь трюизмы. Я стерплю

Никто тебя не любит так, как я

И пусть я кум, скорей, нулю, чем королю

Душой не покривлю

Но, если скажет кто, что любит он тебя

И отовсюду затвердит: люблю, люблю…

Верь мне: никто тебя не любит так, как я.

 

Ты знай: любить я буду сладко, крепко

Так долго, как ты хочешь, детка

Я буду правильно любить, а лучше даже не

Вот – ночь. Она уже в окне.

 

Никто тебя не любит так, как я

Я без тебя бессилен, как не-я

Но, если ты призришь моё упорство

Я буду верен и в отлучках гастролёрства

Ты ж видишь, что никто тебя не любит так, как я

Рефрен.

 

Closer To Believing

P.Sinfield

 

I am closer to believing

Than I ever was before

On the crest of this elation

Must I crash upon the shore

And with the driftwood of acquaintance

Light the fire to love once more

I am windblown….I am times.

 

To be closer to believing

To be just a breath away

On the death of inspiration

I would buy back yesterday

But there’s no crueler illusion

There’s no sharper coin to pay

As I reach out….it slips away.

 

From the opium of custom

To the ledges of extremes

Don’t believe it ’till you’ve held it

Life is seldom what it seems

Lay your heart upon the table

And in the shuffling of dreams

Remember who on earth you are.

 

I need me

You need you

We want us.

 

But of course you know I love you

Or what else am I here for

Only you not face to face

But side by side forever more

And I need to be here with you

For without you what am I

Just another fool out searching

For some heaven in the sky

Take me closer to believing

Take me forward, lead me on

Through collision and confusion

While there’s life beneath the sun

You are the reason I continue

So near for so long

So close yet so far away.

 

I need me

You need you

We want us to live forever

Don’t let the curtain fall

Measure after measure

Of writing on the wall

That burns so brightly

It blinds us all.

 

I need me

You need you

We want us to be together

On Sundays in the rain

Closer than forever

Against or with the grain

To ride the storms of love again.

 

So be closer to believing

Though your world is torn apart

For a moment changes all things

And to end is but to start

And if your journey’s unrewarded

May your God lift up your heart

You are windblown

But you are mine.

Ближе к вере

П.Синфилд

 

Я уже готов поверить

Нынче, кажется, всерьез

Должен ли с волной восторга

Я разбиться об утес

Или бревна связей щедрых

Вновь зажечь огнем любви?

Я в разы раздулся ветром…Улечу. Лови.

 

Дух захватит на мгновенье

К вере ближе на ступень

Я бы продал вдохновенье

Чтоб вернуть вчерашний день

Нет безжалостней обмана

И фальшивка – мой дублон

Купишь время…ускользает вон.

 

Жизнь не та, какою мнится

И экстрим – всегда обман

Ты не верь в руках синице

Прочь традиции дурман

Будь честна сама с собою

У мечтаний в кабале

Помни, кто ты на земле.

 

Я нужен мне

Как ты себе

Нам нужно нас.

 

Я люблю тебя, ты знаешь

Ведь зачем я здесь тогда?

Не нос к носу, а бок о бок

Будем мы с тобой всегда

Я хочу быть здесь с тобою

Без тебя я кто? — Глупец

Тот, что ищет без конвоя

Горний благостный дворец

Дай мне силу убеждений

И веди меня вперед

Через смуту столкновений

Смерть покуда не придет

Ты – предтеча, я — преемник

Ускользает цель юрка

И пока что далека.

 

Я нужен мне

Как ты себе

Придержи края портьеры

Вечно жить тебе и мне

Отмеряй за мерой меру

Вес пророчеств на стене

Что, сжигая атмосферу

Ослепляют в тишине.

 

Я нужен мне

Как ты себе

Чтоб дождливым воскресеньем

Стать еще поближе нам

И помчаться, так ли, сяк ли

Вновь с безумным упоеньем

По любовным по штормам

 

Так что будь поближе к вере

Рвется мир за частью часть

Все меняя в экстерьере

Кончить — значит вновь начать

Пусть ты не в нобилитете

Бог взрастит твой дух, куя

Пусть тебя уносит ветер

Ты по-прежнему моя

 

 

Pirates

P.Sinfield

 

Who’ll make his mark the Captain cried

To the Devil drink a toast

We’ll glut the hold with cups of gold

And we’ll feed the sea with ghosts

I see your hunger for a fortune

Could be better served beneath my flag

If you’ve the stomach for a broadside

Come aboard my pretty boys

I will take you and make you

Everything you’ve ever dreamed.

Make fast the guns tonight we sail

When the high tide floods the bay

Cut free the lines and square the yards

Get the black flag stowed away.

The Turk the Arab and the Spaniard

Will soon have pennies on their eyes

And any other laden fancy

We will take her by surprise

I will take you and make you

Everything you’ve ever dreamed…

 

Six days off the Cuban coast when a sail ahead they spied

A Galleon of the treasure fleet the mizzen lookout cried

Closer to the wind my boys the mad eyed Captain roared

For every man that’s alive tonight will be hauling gold aboard.

Spare us the galleon begged

But mercy’s face had fled

Blood ran from the screaming souls

The cutlass harvested

Driven to the quarter deck the last survivor fell

She’s ours my boys the Captain grinned

And no one left to tell

 

The Captain rose from a silk divan

With a pistol in his fist

And shot the lock from an iron box

And a blood red ruby kissed

I give you jewelry of turquoise

A crucifix of solid gold

One hundred thousand silver pieces

It is just as I foretold

You, you see there before you

Everything you’ve ever dreamed

 

Anchored in an indigo moonlit bay

Gold eyed ’round fires the sea thieves lay

Morning, white shells and a pipe of clay

As the wind filled their footprints

They were far, far away

 

Our sails swell full as we brave all seas

On a westward wind to live as we please

With the wicked wild eyed womеn

Of Portobello town

Where we’ve been told

That a purse of gold

Buys any man a crown

They will serve you and cloth you

Exchange your rags

For the velvet coats of kings

 

Who’ll drink a toast with me

I give you liberty

This town is ours — tonight!

 

Landlord wine and make it the finest

Make it a cup for a sea dogs thirst

Two long years of bones and beaches

Fever and leaches did their worst

So fill the night with paradise

Bring me peach and peacock

‘Till I burst, but first, I want a soft touch

In the right place

I want to feel like a king tonight

Ten on the black to beat the Frenchman

Back you dogs give them room to turn

Now open wide sweet Heavens gate

Tonight we’re gonna see if Heaven burns

I want an angel on a gold chain

And I’ll ride her to the stars

It’s the last time for a long, long time

Come the daybreak we embark…

On the flood of the morning tide

Once more the ocean cried

 

This company will return one day

Though we feel your tears

It’s the price we pay

For there’s prizes to be taken

And glory to be found

Cut free the chains ake fast your souls

We are Eldorado bound

I will take you

For always, forever, together

Until Hell calls our names

 

Who’ll drink a toast with me

To the Devil and the deep blue sea

Gold drives a man to dream!

 

Пираты

П.Синфилд

 

Кто – капитан воскликнул – хочет отличиться в деле

Тот должен пить за Сатану

Мы трюм набьем фиалами златыми

Насытим душами людей морскую глубину

К наживе ваша страсть – уверен даже

Под этим флагом лучше расцветет

И чье нутро не против абордажа

Добро пожаловать на борт

При мне — пиратском адмирале

Вы станете, какими быть мечтали.

Почистить «пушки», нынче мы отчалим

Когда прилив зальет архипелаг

Расправьте паруса, концы рубите

И поприпрячьте черный флаг.

На караванный путь мы явимся как чудо

Испанца, турка и араба жребий плох

Любую нагруженную приблуду

Захватим мы врасплох

При мне — пиратском адмирале

Вы станете, какими быть мечтали…

 

Шесть дней погонь за расписными парусами

И вдруг — богатый галеон решил сменить бизань

Держите ветер, парни! рявкнул капитан с безумными глазами

Вам всем, кто выживет, деньжища тащит их лохань.

Молили о пощаде бедные матросы

Но милосердья лик в тот час померк

Смерть вышла на богатые покосы

Разбой – протагонист кровавых мер

Последний труп упал со шканцев в зыбь, и был таков

И ухмыльнулся капитан: корабль наш, ребята!

Которым было не до слов

 

Встал капитан с шелковой оттоманки

Свой пистолет навёл, и – блин!

Он отстрелил замок стального сейфа

Поцеловав багровый, словно кровь, рубин

Даю вам бирюзовые подвески

Крест золотой — надежный капитал

И сотню тысяч сребреников веских

Короче, всё как обещал

Вот, при пиратском адмирале

Тут всё, о чем когда-то вы мечтали

 

На лазурите лунной бухты тень от рей

В глазах пиратов у костров нажива лиходейка

На утреннем песке – жемчужницы да брошенная носогрейка

Когда же дюны вылизал борей

Их след уже пропал за тридевять морей

 

На полных парусах мы покоряем все моря

Один пассат дарует передышку

С шальными сумасбродками из Портобело

Где уверяли нас, что лишь мошне благодаря

Купить корону может и купчишка

Отрепья поменяв на королевские наряды смело

 

Кто выпьет за меня

Тому дам увольнительную

Город нынче – ваш!

 

Хозяин заведенья кормит-поит нас отменно

Артель морских волков – его желанный гость

Два долгих года жизни злой, полувоенной

Трясучкой били, просолили нас насквозь

А потому наполни вечер раем вожделенным

Неси мне персиков и жарь павлина

Но до того, как до отвала стану есть я

Я жажду нежного касанья в нужном месте

Сегодня ночью я — король на именинах

Бьюсь об заклад, мы поразим Француза

Его, волчары, надо только заманить

Теперь пойдемте в Рай, пусть вход не будет узок

Мы нынче будем так любить

Что небу станет жарко

Мне б на цепочке ангелочка в качестве подарка

Я доскачу с ней до звезды, все страсти утолив

В последний раз перед разлукой долгой

Мы на рассвете грузимся, напялив треуголки

 

И океан в который раз

Навзрыд наплакал утренний прилив

 

Однажды мы вернемся, так и знайте

Да, мы сочувствуем слезам

Но такова цена, которую мы платим

Чтоб слава и призы достались нам

Прочь путы, что содержат ваши души на пайке

Нас манит Эльдорадо вдалеке

Я вас возьму, мы будем вечно вместе

Покуда ад не призовет всю нашу рать

 

Кто будет пить со мной

За Сциллу и Харибду?

 

Лишь злато понуждает нас мечтать!

 

 

 

8. The Mountain

Понедельник, Декабрь 3rd, 2012

№ п/п

Наименование текста

Исполнитель

Альбом / сингл

Дата выпуска / исполнения

1.

The Mountain

Premiata Forneria Marconi

The World Became the World

05 мая 1974

2.

Just Look Away

Premiata Forneria Marconi

The World Became the World

05 мая 1974

3.

The World Became the World

Premiata Forneria Marconi

The World Became the World

05 мая 1974

4.

Four Holes in the Ground

Premiata Forneria Marconi

The World Became the World

05 мая 1974

5.

Is My Face on Straight

Premiata Forneria Marconi

The World Became the World

05 мая 1974

 

The Mountain

P.Sinfield

 

Red Bellows of flame have blackened my stones

Convulsing my frame and cracking my bones.

Hell’s dragons of steel who roar in their chains

Crawl into my caves to suck out my veins.

I’ve split the sky ten million years

And I’ve been called a hundred different names.

I know the stories of the wind,

I’ve argued with the thunder and the rain …

Till eagles flew from Urizen

Revealing how my mother’s face was horribly changed

By the apes …

 

Where once shepherds dined the diamond worm screams.

The ash of my pine is choking my streams

«O-Yam-Tsu-Mi»* I invoke your name.

 

But «O-Yam-Tsu-Mi» lay broken and ill

By the plight and the pain of his mountains and hills

By his waterfall weeps

Once again …

* Ancient Japanese God of Mountains

Я — гора

П.Синфилд

 

Бури огненной отсвет ложится на камни мои

Сотрясает мой остов, ломает костяк.

И стальные драконы из ада — цепей холуи —

Лезут в гроты мои присосаться к ключу, что еще не иссяк.

Миллионы годов я раскалывал небо на части

Я был назван обилием разных имен.

Плёл мне россказни ветер — любитель фантастик,

Спорил с громом я, и с дождем…

Но однажды слетели орлы из Гнездовия Первопричины

И открыли лицо моей матери, ставшее страшной личиной

Под напором людишек-кривляк…

 

Червь алмазный вопит там, где как-то обедали пастухи.

Удушает ручьи старых сосен рухляк.

Я зову тебя, О-Ям-Цу-Ми*, помоги!

 

Горе! О-Ям-Цу-Ми сломлен хворью суровой

Боль от гор и холмов доконала его

Водопад плачет снова и снова…

 

* Бог гор у древних японцев

 

Just Look Away

P. Sinfield

Scraping his bow

The old violinist plays out of tune,

Blues on his fingers.

The people hurry by

As he plays upon his corner,

Sometimes throw a coin

And if they see the pain in his eyes

They just look away.

Old men in the park

Spitting at the world

Just count the hours

Faded flowers

Left up on the shelf,

Trying to keep warm

In an overcoat of memories,

Soon be dead.

 

Scraping for fuel

This crazy old world is quite out of tune,

Too many trumpets

The people hurry by

All looking for a corner

And if they meet a friend

Who asks them to repay some old favour,

They just look away.

 

Old men in the dark

Sitting on the world

Play cards with words,

So absurd,

The devil’s harmony.

Each man to himself

In a well cut suit of selfishness,

Just looks away.

 

Просто отверачивают лица

П. Синфилд

 

Почесывая бровь,

Старик-скрипач фальшивит страшно;

На пальцах — грусть.

И кое-кто торопится,

Пока он в уголку играет,

Швырнуть ему медяк.

И, если видят боль в его глазах,

То просто отворачивают лица.

На лавочках в аллее старики —

Вот-вот умрут —

На мир плюют,

Подсчитывают жалкие часы,

Увядшие цветы

Забытые на полке,

Стремясь не околеть

В продутом, выстывшем пальто воспоминаний.

 

Монетки наскребая на бензин,

Безумный старый мир фальшивит страшно —

Избыток духовых,

И всех людей,

Замученных неврозом в поисках местечка.

А, если встретят горемыку-друга,

Когда-то помогавшего в беде,

То просто отворачивают лица.

 

В летах и в темноте,

Разбросаны по миру,

Играют в карты старики,

Городят дьявольский абсурд.

А все, кто предоставлен сам себе,

В безукоризненных нарядах эгоизма,

Всего лишь отворачивают лица.

 

 

The World Became the World

P.Sinfield

 

Outside my window in the courtyard of the world

The gentle rain was falling.

No breath of wind, no cry of beast or bird

Too quiet, too still, I turned …

To see the raindrops like a thousand poet’s words

splash their circles on the stones,

And seem to wash over everything with love

And for a moment the courtyard heard.

 

Until the sun came bursting through the clouds

Hung up his rainbows in the sky

And with a laugh of flames said, «Now go chase the gold»

And the world became the world …

 

Now we’re all travellers some seekers and some sought

Who leave the courtyard to be caught

In nets of self, damned certainty and choice;

But do you believe our voice?

 

You … you’ve got what must belong to me,

I need! I’ll bleed for more possessions.

You … you’ve got no right to disagree

Bow! Kneel! Or fear my aggresions.

Thank God if sometimes your oyster holds a pearl

When the world remains the world …

 

Мир остается тем же

П.Синфилд

 

А за окном моим задворки мира

Тихонько поливает дождь.

Молчит зверьё, пернатые и ветра лира —

Молчание избыточное сплошь.

И только капли, вроде сотен стихотворных слов

Усеяли кружками лужи, собираясь

Округу затопить с любовным упоеньем,

Чтоб двор услышал их хоть на мгновенье.

 

Покуда солнце вновь не загорелось в облаках,

Развесив радуги по небу,

И не сказало нам с усмешкой Феба:

«Теперь за золотом! Ату!»

И вот весь мир опять погряз в алчбах.

 

Вновь все мы – странники; кто ищет, кто нашел,

Кто покидает двор в тенетах самомненья.

Ты сделал выбор и надменен как орел,

Но внемлешь ли ты нашему сужденью?

 

Ты…получил, что мне должно принадлежать.

Я кровью изойду за собственность. Ее мне надо!

Ты…не имеешь права возражать.

Сейчас же уступи! Страшись моих нападок.

Славь Бога, отыскав порою перл под устричным гарниром.

Мир остается тем же самым миром…

 

Four Holes in the Ground

P.Sinfield

 

Sometimes it seems that what remains of truth

and real value

Is wine shared with friends,

A sunset, music or some ancient statue,

Drinking the stars or touching hearts

with one whose love enfolds you.

 

But if life is just a well stuffed purse

It couldn’t get much worse

For me and you

Chicken in a Zoo.

And if life is just crystal balls and luck

I couldn’t give a …

And if life is just this carousel

Sometimes it’s heaven.

But mostly its hell

Just a paper shell

Dig yourself a well, well, well, well

… that’s life.

Четыре скважины в земле

П.Синфилд

Порою кажется, что крохи истины и настоящий смысл –

В вине, что выпито с друзьями,

В закате, музыке, античном бюсте,

Разгулах звезд, касании сердец

С той, чья любовь окутала тебя.

 

И, если жизнь — всего лишь хорошо набитая мошна,

Нет худшего подарка

Для нас с тобой, цыпленок зоопарка.

И, если в жизни все случайно, и фортуна лишь важна,

То я не дал бы и…

И, если жизнь – верченье в карусельном бытии,

Где райский жребий редковат;

(Гораздо чаще выпадает ад)

И из бумаги сделана защитная стена,

Тогда за заступ свой берись

Копай себе колодцы тут и тут, и тут, и тут

… такая жизнь.

 

 

Is My Face on Straight

P.Sinfield

 

Inflate your waistcoat, wind down your eyes,

Tie on your best smile, check your disguise.

Dryclean your old jokes, practice despair,

Hide your relations under the stairs.

You’re invited to attend the turkey party convention;

Isn’t that nice?

You can leave your troubles at the door

We have ways to make you cheer

As long as you’re not sick or poor

A negro or a queer.

We can fit you with a suit of clothes

That will make you look like us,

An appointments book and a new outlook

A ladder or a truss

Have another cup of reality

Drink and drink some more!

You can own a boat, a house, a car,

Or live like Howard Hughes;

Come on what have you got to lose…

And if you’re discreet there are pleasures sweet

You can even swap your wife

If you’ll only sign the dotted une

You’ll be fine… Oh so fine…

 

Thank you for joining here are your pills

The man in the white coat wilI send you the bill.

Would you like to meet

Our most distinguished member… a doctor Faustus by name!

 

Is my face on straight?

Will they laugh at the gate

Oh I mustn’ t be late

Is my face on straight?

Is my face on straight?

Will they let me throught the gate

Oh I mustn’t be late

Is my face on straight… Is my face on straight…

Is my face on straight?

 

Достойно ли мое лицо

П.Синфилд

 

Расправьте плечи и потупьте взгляд,

Улыбку лучшую наденьте, сверьте маскировку.

Вид Ваших старых шуток обновит химчистка.

Попрактикуйте безысходность у буддиста.

Весь родственный кагал — под лестницу, в кладовку.

Мы Вас зовем на наш парт-съезд, где будет и индейка;

Не правда ль, милая идейка?

Оставьте хлопоты в прихожей под скамейкой.

Поскольку вы не бедный, не больной, не негр, не гомик,

У нас найдется, чем повеселить Вас в этом доме.

Мы подберем Вам подходящий гардероб —

Одним из нас Вас сделать чтоб.

Снабдим Вас ежедневником и новым взглядом,

Хотите свой особый путь, хотите – стадом.

Еще стаканчик реализма?

Не побрезгуйте игристым.

Ваш дом, машина, яхта могут громко вопиять,

А можете, как Хьюз, слыть аутистом.

Да бросьте, Вам же нечего терять…

У нас и сладенькое есть, коль скоро Вы тактичны.

Вы даже можете сменить жену-тигрицу —

Лишь укажите на любую баловницу.

Вам будет хорошо…Да, попросту отлично…

 

Вот Ваш бальзам; благодарим за дружбу Вас.

Вам счет отправит этот франт, на чьих плечах канаус.

А не хотите ль встретиться с известнейшим из нас,

Носящим имя доктор Фауст?!

 

Заметен ли над лбом моим порядочности нимб?

Не посмеются ли привратники над ним?

Ох, я не должен опоздать

А честность-то в глазах моих видать?

А добродетели печать?

Пропустят ли охранники меня?

Ох, я не должен опоздать

С лицом порядочным такая суетня!

Ну, как же выгляжу-то я?!

 

 

7. Can You Forgive a Fool

Понедельник, Декабрь 3rd, 2012

№ п/п

Наименование текста

Исполнитель

Альбом / сингл

Дата выпуска / исполнения

1. Can You Forgive a Fool

P.S. с музыкантами

«Stillusion»

1993

2. Benny the Bouncer

Emerson, Lake & Palmer

«Brain Salad Surgery»

19 ноября 1973

3. Karn Evil 9 ( First Impression)

Emerson, Lake & Palmer

«Brain Salad Surgery»

19 ноября 1973

4. Karn Evil 9 (Third Impression)

Emerson, Lake & Palmer

«Brain Salad Surgery»

19 ноября 1973

 

Can You Forgive a Fool

P.Sinfield

 

It’s three a.m. you’re still awake

You listen for her footsteps on the stair

You hear a car door slam

But there’s no one there…

The ashtrays half-smoked cigarettes

Remind you of those words you now regret,

The answer to your pride

A stream of tears that trailed across her cheek

Those moments made of years

When she could hardly speak

Until she said OK, no more, amen

I think I’d better go…

 

Jealousy is a bitter brew

Its poison drives all reason out of you

How could she think that you were serious

And then too late, too late;

How quick the tree of love

Bears fruit of hate

When she denied the lies you turned away

But that was yesterday

 

And now you pray she’ll come home again

You phoned up all her friends

To tell them how much you love her

And you pray she’ll come home again

Or this nightmare will never end

Or this nightmare will never end

 

Six a.m. and half asleep but wait

Is that a taxicab outside?

You throw the window wide

Oh Yes it’s her…

You laugh, you cry, you run downstairs

Unlatch the door and she is standing there

You take her hand to see if she is real

And Oh that feeling when she says

«Hello it’s me…» And as the sunrise fills the street

You hold her close against your heart and say

«I love you, can you forgive a fool?»

«Can you forgive a fool?»

«Can you forgive a fool?»

Простить ты можешь дурака?

П.Синфилд

 

В три ночи ты не спишь

А ждешь на лестнице ее шагов

Машины хлопнет дверь – и снова тишь

Но нету никого…

Лишь в пепельнице полчище окурков

Напоминает о словах, упавших зря

В ответ тебе — спесивому придурку

Катились слезы, на щеках царя

И так из года в год, прикинь

Она не спорила почти

Лишь «ладно», «хватит» и «аминь»

«Похоже, лучше мне уйти»…

 

Яд горького напитка ревности стервозен

Его влияние на ум твой гангренозно

Как было думать ей, что ты серьезен

Теперь-то поздно, слишком поздно;

Плод злобы вызрел вмиг — под стать репью

Взамен плодов любви, добра

Когда она отвергла ложь твою

Вот было что вчера

 

Теперь ты молишь Бога, чтоб она вернулась

Ты обзвонил буквально всех ее друзей

С рассказом о любви своей

Святой и вечной

Ты молишь Бога, чтоб она вернулась

Не то кошмар твой будет бесконечным

Просто бесконечным

 

И в шесть ты полуспишь, но так же ждешь

Что там? Такси за стеклами окна?

Ты вскочишь, створку распахнешь

О! Да, вот и она…

Смеясь, в слезах ты мчишься вниз

Дверь отпираешь, там она стоит

Рукой ты вводишь явь из сна кулис

Ах, что с душой! когда беглянка говорит:

«Приветик, зто – я»…

И в свете утра, что забрезжило слегка

Ты, прижимая к сердцу, просишь ту, что так близка:

«Люблю! простить ты можешь дурака?

Простить ты можешь дурака?»

 

 

Benny the Bouncer

P.Sinfield

 

Benny was the bouncer at the Palais de Danse

He’d slash your granny’s face up given half a chance

He’d sell you back the pieces, all for less than half a quid

He thought he was the meanest

Until he met with Savage Sid.

NowSidneywas a greaser with some nasty roots

He poured a pint of Guinness over Benny’s boots

Benny looked atSidney

Sidneystared right back in his eye

Sidneychose a switchblade

and Benny got a cold meat pie

Oh! what a terrible sight

Much to the people’s delight

One hell of a fight.

 

Sidneygrabbed a hatchet, buried it …. in Benny’s head

The people gasped as he bled

The end of a Ted?

 

Well, they dragged him from the wreckage of the Palais in bits

They tried to stick together all the bits that would fit

But some of him was missing

and «part of him» arrived too late

So now he works for Jesus

As the bouncer at St. Peter’s Gate.

Вышибала Бенни

П.Синфилд

 

В Пале де Дас наш Бенни вышибалой стоял

И по пьяным харям храбро он лупцевал,

А останки ваши оптом и поштучно сбывал,

Мнил себя мерзейшим до поры, пока

Сида Злого не повстречал.

Этот кочегар – пьянь и перегар —

Вылил Бенни в туфли свой грог.

Бенни глянул: «Что ж!

Взбучка, блин, пойдет тебе впрок!»

Сидни вынул нож,

Бенни взял холодный пирог:

Что за ужасный пассаж!,

Вызвавший ажиотаж.

Вошел Бенни в раж!

 

Сид топорик сгреб и сунул… прямо Бенни в башку

Кровь изумила людей

Прикончен злодей?

 

Что ж, останки Бена выволокли прочь удальцы,

Приклепать старались все его куски и концы.

Кое-что в запарке так и не нашли доктора,

Но наш Бен не тужит, вышибалой служит

У ворот Святого Петра.

 

 

Karn Evil 9 ( First Impression)

G.Lake / P.Sinfield

 

Step inside! Hello! We’ve the most amazing show

You’ll enjoy it all we know

Step inside! Step Inside!

 

We’ve got thrills and shocks, supersonic fighting cocks.

Leave your hammers at the box

Come Inside! Come Inside!

Roll up! Roll up! Roll up!

See the show!

 

Left behind the bars, rows of Bishops’ heads in jars

and a bomb inside a car

Spectacular! Spectacular!

 

If you follow me there’s a speciality

some tears for you to see

Misery, misery,

Roll up! Roll up! Roll up!

See the show!

 

Next upon the bill in our House of Vaudeville

We’ve a stripper in a till

What a thrill! What a thrill!

And not content with that, with our hands behind our backs,

We pull Jesus from a hat,

Get into that! Get into that!

Roll up! Roll up! Roll up!

See the show!

 

Welcome back my friends to the show that never ends

We’re so glad you could attend

Come inside! Come inside!

There behind a glass is a real blade of grass

be careful as you pass.

Move along! Move along!

 

Come inside, the show’s about to start

guaranteed to blow your head apart

Rest assured you’ll get your money’s worth

The greatest show in Heaven, Hell or Earth.

You’ve got to see the show, it’s a dynamo.

You’ve got to see the show, it’s rock and roll ….

 

Soon the Gypsy Queen in a glaze of Vaseline

Will perform on guillotine

What a scene! What a scene!

Next upon the stand will you please extend a hand

to Alexander’s Ragtime Band

Dixieland, dixieland

Roll up! Roll up! Roll up!

See the show!

 

Performing on a stool we’ve a sight to make you drool

Seven virgins and a mule

Keep it cool. Keep it cool.

We would like it to be known the exhibits that were shown

were exclusively our own,

All our own. All our own.

Come and see the show! Come and see the show!

Come and see the show!

See the show!

 

Злостный бал-карнавал № 9  (первое впечатление)

Г.Лэйк / П.Синфилд

 

Заходите к нам! Привет!

Поразительный концерт

Мы закатим допоздна.

Насладитесь вы сполна!

 

Ждут вас шок и возбужденье, забияки скоростного поколенья.

Пистолеты пусть подремлют в кобуре.

Заходите к нам скорей!

Все валите на программу в варьете!

 

Ни церковникам, ни барам,

Ни терактам не подвластен

Жми скорей на наш блокбастер!

 

Если ж ты в спец-уголок пойдешь за мной,

То глаза промочишь жалостной слезой.

Заходите – сможем мы вас подогреть!

Наше шоу надо посмотреть!

 

В соответствии с афишей в нашем Доме Варьете

Все кассирши — стриптизерши ещё те…

Взял билет – и чуешь чувственную дрожь.

Коль и это вам – безделка, цирковую мы забацаем проделку:

Руки за спину и, что ж?-

Иисуса прям из шляпы достаёшь!

Западайте же на нас!

Мы так рады видеть вас!

Наше шоу надо посмотреть!

 

Ну, друзья, у вас и шанс!- бесконечен наш сеанс.

Ваш приход для нас – мажорная картинка.

Коль зайдёте, удивитесь:

За стеклом у нас реальная былинка,

Так что будьте осторожны,

Проходите! Не толпитесь!

 

Наш спектакль, что начинается вот-вот,

Гарантированно крышу вам снесёт.

Убедитесь: заплатили вы недаром;

Люб он дъяволу и божьим эмиссарам.

Наше зрелище покруче, чем футбол!

Круче секса и мощней, чем рок-н-ролл…

 

Скоро дама из цыганок – в вазелине —

Вам отколет номерок  на гильотине…

Что за сцена! А потом, ну, правда, братья,

Рэгтайм-бэнду распахнёте вы объятья.

Диксиленд, диксиленд –

Вдохновляющий момент.

Все валите прямо к нам и не стесняйтесь —

Наше шоу надо посмотреть!

 

Но, от трюков наших круто забалдев,-

На скамейке мул и семь безмужних дев —

Будьте храбрыми, испуганно присев.

Нам хотелось, чтобы каждый осознал:

Что на всё, что здесь он увидал,

На показы, реквизит

Только нам патент принадлежит.

Заходите к нам сегодня же и впредь —

Наше шоу надо посмотреть!

 

 

Karn Evil 9 (Third Impression)

P.Sinfield / G.Lake

 

Man alone; born of stone; will stamp the dust of time

His hands strike the flame of his soul;

Ties a rope to a tree and hangs the Universe

Until the wind of laughter blows cold.

Fear that rattles in men’s ears

And rears it’s hideous head

Dread …. Death …. in the wind ….

 

Man of steel pray and kneel with fever’s blazing torch

Thrust into the face of the night;

Draws a blade of compassion kissed by countless Kings

Whose jewelled trumpet words blind his sight.

 

Walls that no man thought would fall

The altars of the just

Crushed …. Dust …. in the wind ….

 

No man yields who flies in my ship

DANGER!

Let the bridge computer speak

STRANGER!

LOAD YOUR PROGRAM. I AM YOURSELF.

 

No computer stands in my way

Only blood can cancel my pain

Guardians of a new clear dawn

Let the maps of war be drawn.

———————-

 

Rejoice! Glory is ours!

Our young men have not died in vain,

Their graves need no flowers

The tapes have recorded their names.

 

I am all there is

NEGATIVE! PRIMITIVE! LIMITED! I LET YOU LIVE!

But I gave you life

WHAT ELSE COULD YOU DO?

To do what was right

I’M PERFECT! ARE YOU?

Злостный бал-карнавал № 9  (третье впечатление)

П.Синфилд / Г.Лэйк

 

Тот, кто смел, хоть и сир, притопчет пыль времён,

Жар души зажжет без помех;

Из петли всю Вселенную не вынет он,

До того, как плач сменит смех.

Погремушка гремит в мужских ушах,

Вид её – жуть одна, шум внушает страх

Трепет… Смерть… на ветру…

 

Нрав мятежный смирив, молитву он вознес,

Факел тычет ночи в лицо;

Тянет меч в поцелуях добрых королей,

Блеск чьих слов слепит так его.

 

Знал ли кто, что стены могут пасть

Алтари правоты

Стёрты… В пыль… на ветру…

 

Праздны, кто летит со мною

ВИРУСОНОСИТЕЛЬ!

Пусть компьютер говорит

ПОСЕТИТЕЛЬ!

ЗАГРУЗИ СВОЙ КОД. Я СПОКОЕН.

 

Мне компьютер не помеха,

Боли кровь лишь отменяет,

Стражи нового рассвета

Плану войн быть позволяют.

——————-

 

Ликуйте! Слава нам!

И наш молодняк пал не зря,

Могилы их хладны к цветам,

На пленках есть их имена.

 

Я – всё, что тут есть

ТЫ НЕГАТИВЕН! ПРИМИТИВЕН! ОГРАНИЧЕН!

Я ПОЗВОЛЯЮ ТЕБЕ ЖИТЬ!

Но жизнь тебе дал я

А ЧТО ТЫ МОГ ПОДЕЛАТЬ?

По-правильному поступить

Я ИДЕАЛЕН! НУ, А ТЫ?

 

 

6. The Song of the Sea Goat

Среда, Ноябрь 28th, 2012

№ п/п

Наименование текста

Исполнитель

Альбом / сингл

Дата выпуска / исполнения

1. The Song of the Sea Goat

P.S. с музыкантами

«Still»

25 мая 1973

2. Envelopes of Yesterday

P.S. с музыкантами

«Still»

25 мая 1973

3. Wholefood Boogie

P.S. с музыкантами

«Still»

25 мая 1973

4. Still

P.S. с музыкантами

«Still»

25 мая 1973

5. Mr. Nine Till Five

Premiata Forneria Marconi

«Photos of Ghosts»

25 мая 1973

6. The Night People

P.S. с музыкантами

«Still»

25 мая 1973

7. River of Life

Premiata Forneria Marconi

«Photos of Ghosts»

25 мая 1973

8. Celebration

Premiata Forneria Marconi

«Photos of Ghosts»

25 мая 1973

9. Photos of Ghosts Premiata Forneria Marconi

«Photos of Ghosts»

25 мая 1973

10. Promenade the Puzzle Premiata Forneria Marconi

«Photos of Ghosts»

25 мая 1973

 

The Song of the Sea Goat

P.Sinfield

 

The sea goat casts Aquarian runes through beads of mirrored tears,

Suave pirates words of apricot crawl out of your veneer

Anoint your eyes with Midas’ oil and make it still appear

Alladin’s lamp is glowing bright transmuting panacea;

To fill your souls with sugared holes.

«Oh can’t you hear» sang the sea goat «the nonsense makes me numb.»

«It’s near it’s clear» sang the sea goat «we live to overcome,

The madman’s voice and his nowhere choice,

The pain that drains like an endless day of rain.»

 

The sea goat reads the flight of birds and writes upon the sand;

Gold waterfalls of autumn wheat slip through a pointing hand

Whose fingers stiff with sentences still beckon to the band

To play the «Best Foot Forward March» and deafen all the land.

With hollow words, it’s so absurd!

«Take your stand» sang the sea goat «the night goes on and on.»

«Unwrap your plans» sang the sea goat «tell everyone you’ve gone

To touch the earth and to see the birth

The smile, the style down an unspun mile of life.»

 

It fills the air! It fills the air!

The song of the sea goat shaking in the domes

The song of the sea goat as endlessly he roams,

Between the sunset’s crimson veil

On smooth grey streets where the drunkard spins his tale.

 

The sea goat sips and hurls his glass along the smoke-filled road

Where shuttered snakes of brakeless trains run aching with their load

Of spring-eyed, tonguetied, wooldyed lads who kiss the L-shaped goad

Which soon will smear their uniforms with blood, whitewash & woad.

Damn iron minded, gold braid blinded, officers and gentlemen!

«God!» sang the sea goat «is always on both sides.»

«Change» sang the sea goat «is constant as the tides”

«And this play» sang the sea goat «is strangely synthesised

When your part of a cast where the first comes last

Where the east goes west and the sun is burning out

 

And your part of a cast . . . . . .»

 

Песня козерожки*

П.Синфилд

 

Читает руны Водолея козерожка сквозь потоки слез.

Ты слышишь, кто-то из пиратов учтиво поношенье произнес.

Смажь маслом Мидаса глаза, создай, подобно чародею,

Ту лампу Алладина, что сверкает, источая панацею,

И заполняет в душах ваших приукрашенные дыры.

«От этой чепухи,- пел козерог,- мне впору околеть».

«Разгадка в том, что мы,- пел козерог,- должны преодолеть

Безумства голос и его позывы в никуда,

Сочащуюся боль, похожую на дождь, что будет лить всегда».

 

Наш козерог распознает полеты птиц и пишет на песке.

Каскад пшеницы золотой скользит по указующей руке,

В чьих пальцах сонм сентенций манит лабухов-задир

Сыграть бродвейский марш 40-х годов и оглушить весь мир

В пустых словах такой абсурд!

«Все по местам,- пел козерог,- ночь длится без конца».

«Раскройте планы и велите всем, кто мнит в вас беглеца,

Земли коснуться и изведать в полноте

Улыбку, роды, стиль хотя б на финишной версте».

 

Заполоняет воздух песнь рыбо-козла

Летит по ветру, сотрясает купола —

Его скитаниям подобна бесконечным

В закатно-красной пелене, где пьяный попрошайка

На ровных серых улицах свою городит байку.

 

Он пьет бокал под горький дым скитальческого блюза,

Где змеи поездов без тормозов бегут, страдая от задраенного груза

Парней слезливых, в крашенной шерсти, косноязычных;

они целуют посох в виде буквы «эль»,

Который вскоре кровью, хлоркой, резедой измажет каждую шинель.

Да ослепит вас позумент, тупые офицеры-джентльмены!

«А Бог всегда,- пел козерог,- за обе стороны в ответе».

«Чередования всегдашни как приливов и отливов смены,

К тому ж,- пел козерог,- престранно синтетичны игры эти,

Когда в твоем раскладе все не гладко,

Восток стал западом и солнце выгорает без остатка…

 

Когда в твоем раскладе…»

* мифическое существо, помесь козы и рыбы – прим.перевод.

 

 

Envelopes of Yesterday

P.Sinfield

 

I feel like a rusty key I don’t fit any door

You stole my cloudy castles but you didn’t say what for.

You said I didn’t have the eyes to paint out in the street

Without a standard martyr’s hat and neon sloganned feet.

To eat, it seems, I needed you for crumbs your need was me.

We cheered and passed the sanguine flask till the ice man made me see

At five o’clock you could never wash your printer’s stain away;

So I count you lost and your words I’ve tossed

In the bleary envelopes of yesterday.

 

I feel like a tumbling kite there’s no hand on my reel.

I dived aboard your star-bright ship to find you’d left the wheel

To hunt some upstart passengers who had gambled with their fare

Then trumpeted the hull with holes and laughing gone by air.

Whilst most of us who stayed aboard slipped brandy to the crew

John Purser locked his iron box and pointed at the queue.

Still working out the price of time no echoes will we lay;

So I’ve burnt the till and I’ve thrown the bills

In the weary envelopes of yesterday.

 

I need to suck the breasts of time and freeze her milk in ink

To juggle cruets full of dreams and balance on the brink.

Don’t blame me if my smoke and steam obscured your rutted track,

I only meant to startle you not offer you my back

To ride upon and overload with your jars of unbaked clay.

You can find your guide to the pulpit ride

in the dreary envelopes of yesterday.

 

I’m upside down I’m an empty town my eyes are full of ghost

Of dusty windowed certainty and spider-webbed almost.

I love, I hate this rock and roll the ladies and the lights

Ate all my flowers long ago but the roots came through all right.

Whilst now my toast is the crossroads post, I hear just out of sight,

That the Black Pick’s found his Chaldean lamp

After years in a concentration camp.

But I fear he’s still out on the ice

With his bagpipe mouth and his cup of crimson speiss.

 

Still, I’ve fulfilled a host of dreams for that I’ll cry hurray

But it won’t be long till I cast this song

In the jet-edged envelopes……

 

Конверты, где лежит вчера

П.Синфилд

 

Не подхожу ни к одному замку, я — ключ, покрытый ржой экзем,

Мои заоблачные замки покорив, ты не сказал, зачем.

Сказал, что я недолжно зряч, чтоб скрасить правдой улиц говорок,

К тому ж нет нимба страстотерпца, подстегнутых рекламой ног.

Съедая крошечки твои, я для тебя был сытен, как сабза.

Мы тешились вином, пока торговец льдом мне не открыл глаза,

Что ты не в силах кляксу смыть под страхом топора,

И ты утратил на меня права, я отшвырнул твои слова

В погашенных конвертах, где лежит вчера.

 

Я змей бумажный, что споткнулся в небесах, чья нить ушла со шпуль.

Нырял я под твой звездный бриг, узнать, не бросил ли ты руль,

И нуворишей поприжать, что жулят с платой за билет,

Потом трубил я — в дырах борт! мой смех летел мне вслед.

Покуда многие из нас подсовывали бренди морякам,

Кассир закрыл свой сейф и приказал вернуться к винным бурдюкам.

Пока неясна времени цена, звук эха съест тиши кора;

Мной сожжена наличности туфта, и выброшены все счета

В истраченных конвертах, где лежит вчера.

 

Морожу времени грудное молоко на льду своих чернил,

Жонглер графинчиками грёз — держу баланс я из последних сил.

Не упрекай, когда мой выхлоп скроет от тебя твой путь,

Изрытый колеями, рвущийся, как нить,

Тебя я думал не дразнить, а побудить ко мне перегрузить

Твое дрожанье глины, что не знает гончара.

Ты проповеди возишь? Руководства не забудь

В конвертах нудных, где лежит вчера.

 

Я – опустевший град. Я с толку сбит. В глазах от призраков рябит

Той пыльной достоверности, где паутиной свет окон забит.

Люблю и ненавижу рок-н-ролл… Свет рамп и леди (леди ли?)

Давно сожрали все мои цветы, но корни все же проросли.

Пока я за распутье пью свой тост и слышу, как из-под земли —

Спустя года в концлагерях и хмарь волшебный ты нашел фонарь.

Твой рот огромен.

Как всегда, ты первую играть стремишься роль,

Размахивая кубком, что любил Малиновый Король.

 

Ура осуществлению надежд, ура отринутым офертам!

Но очень скоро, полон спесью, я выброшу и эту песню

В расписанных на струйном принтере конвертах…

 

 

Wholefood Boogie

P.Sinfield

 

I want to bite a rosy apple

That’s not painted waxed or DDT’d.

I’d dig a plate of russian buckwheat

With a steaming sauce of sesame seed.

Just cook me miso soup for breakfast

Throw your fishy fingers back in the sea

‘Cos I’m a funky macro-eater life is sweeter

Eating naturally.

 

I’ve got no taste for stricken chicken

From an ultraviolet prison cell.

I couldn’t face your shaving cream cake

Or your test tube flavoured caramel.

Don’t serve me «BOILA BAGGA DINNA»

When I’ve shown you what I eat is me

And I’m a weird organic diner life is finer

Eating naturally.

 

Whole food that’s what I need

A bowl of grain, the taste of seed,

Whole food every day to live the natural funky way.

 

You’re so acute about pollution

Have you ever really looked at your food

It’s sickly, sweetened, poisoned, flavoured,

Coloured, processed . . . . . God! if only you knew

That there’s a funky way of eating

Keeps you randy, dandy, happy and free

Go on, go score yourself a banquet

Straight from nature, not from some factory.

 

Whole food etc. etc.

Буги натуральной пищи

П.Синфилд

 

Я б яблочка отведал розовый бочок,

Которое не в воске и не в дусте,

И русской гречки я б сожрал бачок

С кунжутным соусом при мясопусте.

На завтрак приготовь мне соевый бульон,

Верни морям их рыбьи палочки и мой поклон.

Не нужен «капиченый» мне обед «фтарова сорта»

И ни пробирка с карамелью, ни реторта.

Дай натуральное! Я – чувственный едок.

Я объяснил тебе: «я есть то, что я ем»

Прочь торт: в нем для бритья, похоже, крем

Дай лучше чашку злаков, семечек чуток

Я не какой-то сноб нахальный —

Жизнь слаще с пищей натуральной!

 

Не вижу вкуса я в болезненных цыплятах

В их тюрьмах правит ультрафиолет

Антибиотики клюют ребята

А чтоб зеленой травки – это нет!

Ты против загрязнения среды… Умора!

Когда бы знал ты, из какого сора

Штампуют жрач, не ведая стыда…

Уж лучше лопухи и лебеда,

Чем подслащенная, с отдушками отрава,

Что буйством вредных красок восхитит

И раззадорит нездоровый аппетит.

Нет, чтобы стать счастливым, право,

Чтоб возбуждаться натурально,

Даёшь продукт природный и реальный!

 

Натурпродукт, натурпродукт, натурпродукт……

 

 

Still

P.Sinfield

 

Still I wonder how it is to be a stream,

From a dark well constant flowing,

Winding seawards over ancient mossy wheels

Yet feel no need of knowing?

Still I wonder how it is to be a tree,

Circled servant of the seasons,

Only drink on sky and rake the winter wind

And need no seal of reasons?

 

Still I wonder why I wonder why I’m here

All my words just the shaft of my flail

As I race o’er this beautiful sphere

Like a dog who is chasing his . . .

Tailors and tinkers, princes and Incas,

Sailors and sinkers, before me and like me . . .

 

Still I wonder how it is to be a bird,

Singing each dawns sweet effusions;

Flying far away when all the world has stirred

Yet seek no vain conclusions . . . . . .

 

Still I wonder if I passed some time ago

As a bird, or a stream, or a tree?

To mount up high you first must sink down low

Like the changeable tides of the

Caesars and Pharoahs, prophets and heroes,

Poets and hobos, before me and after me all the

Painters and dancers, mountainside chancers,

Merchants and gamblers, bankers and ramblers,

Winners and losers, angels and boozers,

Beatles and Bolans, raindrops and oceans,

Kings, pawns and deacons, fainthearts and beacons,

Caesars and Pharoahs . . . . . .

 

До сих пор

П.Синфилд

 

До сих пор я не пойму: каково

Быть ручьем, что к морю вьется, струится

По колесам — для друзей жерновов,

И о силе знаний судит с ехидцей.

Не пойму я в килограммах и метрах

Как быть деревом с прислугой-природой,

Небо пить, скрести декабрьские ветры

И не быть рабом причин обихода.

 

Почему же я по-прежнему здесь?

Речь моя – лишь пена волн, а не вал.

По планете мчусь прекрасной поднесь

Словно пес, что до меня так же мчал

Вслед за медниками, юнгами-молодчиками,

За портными, королями и проходчиками…

 

Как быть птицей – до сих пор не обучен.

Как восход встречать эффузией пений,

Прочь парить, когда весь мир взбаламучен,

Не искать напрасных нравоучений…

 

Не понятно, был ли раньше я птицей,

Или древом, или бурным потоком?

Чтоб взобраться, нужно раньше спуститься

По закону волн оттока-притока

Фараонов и героев безусых,

Коммерсантов, суетящихся возле,

Пьяниц, ангелов, картежников, трусов,

Тех, что были до меня, будут после —

Все художники, танцоры, банкиры,

Справедливцы, уходящие в горы,

Победители, поэты-задиры,

Короли и пешки, дети-мажоры,

Все битлы, а также Боланы Марки,

Капли дождика, бродяги, пророки,

Протодьяконы в подрясниках ярких,

Голь и цезари, что так одиноки…

 

Mr. Nine Till Five

P.Sinfield

 

Shiny shoes he runs to catch the train

Rockets launched if he is late again

Pushed and squeezed on the sardine machine

To his Mr. Nine till Five routine.

Filing piling on his desk all day

In and out from tray to endless tray;

Tea and biscuits secretary’s legs

Luncheon daydreams over curried eggs.

Yes sir, no sir on the squawking phone,

Five o’clock rush-hour exhausted home.

T.V., bedtime and excite the wife

Set the clock get up repeat through life.

Mr. Nine till Five . . . . . .

Down on his knees for the weekend.

 

All too soon it’s Sunday afternoon

Post the pools and watch the ‘Box’ till ten

Shuts his eyes wakes up its Monday again . . .

 

Мистер Сдевяти И.Допяти

П.Синфилд

 

Он на поезд свой спешит, сверкают туфли.

Электрички пассажирами набухли.

Опоздает – ждать не будет пресс-машина.

С девяти и до пяти грызет рутина:

Целый день плодит досье и папки он,

Отгребая их с поддона на поддон.

Чай печенье, ножки той, что секретарит.

На обед: фантазий рой, омлет под карри.

«Да, сэр; нет, сэр»,- сверлит ухо телефон.

В пять рванули все домой. Рванул и он.

Глянув в «ящик», заведя супругин инь,

И будильник, чтоб будил его всю жизнь,

Молит мистер Сдевяти И.Допяти

«Бог! Скорее уикэндом угости…»

 

Жаль, что день воскресный будет слишком скор:

В пул сгоняешь, поглядишь теле-обзор,

И пора обратно глазки запирать —

В понедельник ведь опять с ранья вставать…

 

 

The Night People

P.Sinfield

 

Blue neon clock fingers sneaking past the stars

Extinguish the last fuse of day.

Through black rain-wet streets rush bleary-eyed cars

Stuffed with revellers drunk and blasé.

 

InSohostained waiters bang dustbins around,

Commissionaires yawn into tweed,

As empty and echo hose yesterday down

The night people slide inbetween.

 

Sallow dudes with spotlight eyes

Pour laughter sauce on ice.

Velvet dolls with brandied smiles

Lean close with mouths of dice.

The tunnel band plays studded drums

And spits electric spears

As the dancers kick like marionettes

Through the smokescreen atmospheres.

Dance on pale harlequins of night

Lest you scratch your gilded fears.

 

The paint peeling tea stall byCharing Crossbridge

Attracts lonely moths to its lamps.

In corners of archways on a benchesoak ridge

Lie newspapered wine-softened tramps;

Pushed on by policemen and queueing for soup

Evading the world’s outstretched glove,

But one pain they share with the jewelled ghost troupe

Both searching for some kind of love.

 

Gargoyles chewing on dead cigars

Stack chips in crystal halls.

Sequinned starlets scent their breasts

Till the single finger calls.

Rhinestoned strippers strut and peel

For the cochineal stockade.

The gangster roars his crew applauds

At the punter’s fun parade;

All worshiping the jaws of night

Where the piper is never paid.

Champagned freaks in denim shirts

Snort energy in spoons.

Laughing girls ask zodiac signs

But their eyes sing lonely tunes.

It’s four o’clock the wine is flat

The coffee has long gone cold,

 

The rustlers pay their last respects

Then drive away blindfold . . . . . .

Dead the hollow dreams of night

Turn grey dissolve . . . .dissolve . . .

 

Leaves dervish dance on the coiled wind of dawn

Whisper . . . . The curtain lifts . . . . Day

News vans and lorries with oranges roar

From Fleet Street to Ealing Broadway.

The first bus with charladies stops in theStrand

Milk vans and post vans cruise by.

At Euston commuters, shop girls and striped suiters,

Are jostling and milling, cars hooting, brakes shrilling . . . . . .

 

Ночные люди

П.Синфилд

 

Светясь неоном, стрелки-пальцы тырят звезды — все, что ночью нажито.

Вот-вот рванет предохранитель — хлынет день.

По черным мокрым улицам спешат усталофарые авто —

В них – пьянь, искусы и похмельная мигрень.

 

Уборщик в Сохо заполняет мусорные баки,

Швейцар зевок запрятал в твид.

Вчера изводит пустота и эха ахи.

За ним скользит ночных людей подвид.

 

Болезненные щеголи с горящими глазами

Подливку смеха льют на горький лёд.

А куклы бархатные с пьяными губами

Льнут к столику, где правит банкомёт.

Ансамбль в переходе месит на блестящих барабанах,

Злектро-дартсы брызжут тут и там,

Пинаются танцоры, как Петрушки в балагане.

Завеса дыма пухнет по углам.

Танцуйте пепельные арлекины ночи,

Лишь не тревожьте страх свой ценный, разохочась.

 

На Чаринг-Кросс торгует чаем облупившийся ларек,

На фонари его нет-нет, да припорхает мотылек.

Бродяги на скамейках, где дубов чета видна,

Лежат, в газеты завернувшись, млея от вина;

Похлебку получив, полицией прижаты,

Дичатся быть со властью мировою визави,

Но боль одна сближает их с толпою призраков богатых:

И те, и эти ищут хоть какой-нибудь любви.

 

Горгульи мерзкие жуют сигарные окурки.

В хрустальных залах – чипсовый завод.

Старлетки в блестках душат грудки,

Покуда властный палец их не призовет.

Дает сеанс напыщенный стриптизосодержатель

Для кошенильных червецов в загоне,

И аплодировать параду надувательств

Бандитов призывает местный вор в законе.

Все почитают ночи пасть, себя губя,

Никто не хочет брать расходы на себя.

Пьяны шампанским фрики в шортах от Деним

Вдыхают с чайных ложек кокаин.

Пытают девки знаки зодиака на ура,

Смеются рты, в глаза же одиночество одно.

Вино безвкусно в три часа утра,

И кофеёк остыл давно,

 

Потоки сожалений сутенеров все короче,

Потом повязку с глаз они срывают…

Мертвы пустые грезы ночи,

Сереют на глазах и тают… тают…

 

Под ветром утра листопад беснуется как дервиш.

Шуршанье… Выше занавес… Просторы голубей.

Фургоны с прессой и плодами, с ревом – глохнешь, терпишь —

Несутся от Флит-стрит на Илинга Бродвей.

С подёнщиками первая маршрутка тормозит,

Шныряют почтари, молоковозы дребезжат.

Полк пассажиров, продавшиц, чей облик боевит,

Молотит Юстон словно мельница,

Бибикают машины, тормоза визжат…

 

 

River of Life

P.Sinfield

 

River of life

Rain was your birth

Gathered deep

Beneath the earth.

Search and seep,

Hollow stone

Issue and flow.

Virgin stream

Meander free

It’s a long way to the sea.

Caves and canyons

Stark prison walls

Swirl and hurl you

From white cascading falls.

Across the plain

Sweep your course

River roll

Follow your star.

 

There’s a city

There’s a bridge.

Ships and barges

Dark rusty hearts

Feed cranes along your banks.

Waste and poison

Cloy where once men drank.

Forget the pain

From rain to rain

Journey’s end

Is surely not far . . . . . .

 

Жизни река

П.Синфилд

 

Жизни реку рождают

Дождя кутежи,

Чьи потоки скопились

В подземной тиши.

Ход найдя, просочившись

По полым камням,

Брызжет чистый источник

Назло всем смертям.

Смой ущелья редут,

Словно тюрем фасады,

Быстрину закрути

У каньонных каскадов,

В пене вниз сигани

С крутизны водопада.

Там, где благость и тишь,

Все сметая водой,

Ты речушкой бежишь

За своею звездой.

 

Город, мост и баржа

С «толкачом» в арьегарде.

Цапель кормит народ

С мрачным видом бастарда.

Берег – мусорный ад.

Погуляли тут вдоволь.

Но дожди смоют яд —

Ты забудешь легко боль.

 

Жаль, был путь маловат —

Близок моря некрополь…

 

Celebration

P.Sinfield

 

You’ve spent a long time waiting

For the perfect yesterday,

Now fill your heart with celebration

For that’s love’s way.

 

Торжество

П.Синфилд

 

Годами повторяя мантру «ОМ»,

Ты ждал приход прекрасного вчера.

Наполнить сердце торжеством

О той любви

Пришла пора.

 

 

Photos of Ghosts

P.Sinfield

 

Black roses laced with silver

By a broken moon.

Ten million stars

And the whispered harmonies of leaves.

We were these.

 

Beside a dried up fountain

Lie five dusty tomes

With faded pasted pictures

Of love’s reverie.

Across each cover is written,

«Herein are Photos of Ghosts»

Of ghosts, of ghosts,

Of the days we ran and the days we sang.

 

Фотографии призраков

П.Синфилд

 

На черных розах оторочка серебра

Из лунной бахромы.

Звезд миллиона полтора,

Созвучный шум листвы.

Такими были мы.

 

А ныне у иссякшего фонтана

Лежат пять пыльных книг пухлей корана,

Где склеился ряд сцен моей

Любовной выцветшей мечты.

Есть титул на чехле любого тома:

«Здесь – фотографии фантомов»

Фантомов, призраков и дней,

Что пробежали и пропели я и ты.

 

Promenade the Puzzle

P.Sinfield

 

Lady dancing on a Tulip

Pirouetteing in the sunset

Let me be your next cigarette.

Church bells, played by a penguin

Bearded priest who walks like Chaplin,

I must fly like a swallow tonight.

 

Chinese rice paper poet

Dips his paintbrush in the silence

Of the lake which mirrors the sky.

 

Milkmaids waltz around the haystack

when the maestro blows his trumpet.

Bandsmen hammer at the cafe

For the gypsy’s drawbridge bottle.

Choir boys pull on the zig-zag

Of the monkey’s dream piano.

Fish eat stolen keys in rivers

Where the wooden legs go sailing.

Clocks join hands to dance the polka.

Sweep the carpet under the carpet

Promenade the Puzzle.

 

Выставляй головоломку напоказ

П.Синфилд

 

Ты танцуешь на тюльпане как гризетка.

Совершая пируэты на закате,

Дай мне стать твоей любимой сигареткой.

Бородачь-звонарь похожий на пингвина

Звучным колоколом шлет нам междометья.

Нынче должен словно ласточка лететь я.

 

Пред листом китайской рисовой бумаги

Стихоплет макает кисточку в молчанье

Отражения небес в озерной влаге.

 

Стог стоит. Вокруг вальсируют доярки

В час, когда трубою хвалится маэстро.

В пабе лабухи наяривают жарко

За палёную бутылочку сивухи.

Только мальчики из хора чуть смягчают

Боль от блажи пианиста в каждом ухе.

В речку сбросит вор ключи — проглотят рыбы.

Мост идет-плывет, глуша в суставах скрипы.

Бьют часы, и в круг идут танцоры польки.

Подмети ковёр и под, чтоб было чисто,

Ребус свой на обозренье люду выставь.

 

5. The Letter

Среда, Ноябрь 28th, 2012

№ п/п

Наименование текста

Исполнитель

Альбом / сингл

Дата выпуска / исполнения

1. The Letters

King  Crimson

«Island»

03 декабря 1971

2. Formentera Lady

King  Crimson

«Island»

03 декабря 1971

3. Ladies On The Road

King  Crimson

«Island»

03 декабря 1971

4. Will It Be You

P.S. с музыкантами

«Still»

25 мая 1973

5. Hanging Fire

P.S. с музыкантами

«Stillusion»

1993

6. Islands

King  Crimson

«Island»

03 декабря 1971

 

Letters

P.Sinfield

 

With quill and silver knife
She carved a poison pen
Wrote to her lover’s wife:
«Уour husband’s seed has fed my flesh».

As if a leper’s face
That tainted letter graced
The wife with choke-stone throat
Ran to the day with tear-blind eyes.

Impaled on nails of ice
And raked with emerald fire
The wife with soul of snow
With steady hands begins to write:

«I’m still, I need no life
To serve on boys and men
What’s mine was yours is dead
I take my leave of mortal flesh».

Письма

П.Синфилд

 

Красивейшим серебряным кинжалом

Перо и ручку превративши в ядовитую змею,

Жене любовника красотка написала:

«Своею спермою Ваш муж насытил плоть мою».

 

Так, будто бы лицо больного лепрой,

Несет печать проказы пачкотня.

Жене свело гортань икотой нервной.

От слез ослепнуть ей хватило дня.

 

Прошита иглами из льда, убита именем.

Огонь зеленый жжет. Ей с ним не совладать.

Та, чья душа покрылась инеем,

Рукою твердой начала писать:

 

«Мне не нужна такая жизнь – я шлю Вам почтой,-

Чтоб угождать мужчинам и парням.

Мое теперь мертво все то, что

Хотя бы раз принадлежало Вам».

 

 

Formentera Lady

P.Sinfield

 
Houses iced in whitewash guard a pale shore-line
Cornered by the cactus and the pine.
Here I wander where sweet sage and strange herbs grow
Down a sun-baked crumpled stony road.

Dusty wheels leaning rusting in the sun;
Snuff brown walls where Spanish lizards run.
Here I’m shadowed by a dragon fig trees fan
Ringed by ants and musing over man.

I’ll unwind my old strings while the sun shine down
Won’t climb any high thing while the sun shine.
Formentera Lady sing your song for me
Formentera Lady sweet lover.

Lamplights glows on old guitars the travellers strum;
Incense children dance to an Indian drum.
Here Odysseus charmed for dark Circe fell,
Still her perfume lingers still her spell.

Time’s grey hand won’t catch me while the sun shine down
Untie and unlatch me while the stars shine.
Formentera Lady dance your dance for me
Formentera Lady dark lover.

Леди с Форментеры

П.Синфилд

 

Строй белых домиков охраною застыл на побережье,

У каждого сосна и кактус по углам.

Брожу там, где цветет шалфей и травы мне неведомые прежде,

По выбитым, иссушенным на солнце колеям.

 

Ржавеют под открытым небом пыльные колеса.

У терпких бурых стен, где ящерки снуют,

Стою под фигою, чья тень белёса,

И муравьи, и думы достают.

 

Я струны приспущу – от перегрева мера,

И не полезу в гору я при свете дня.

Пропой мне, Леди с Форментеры,

Любовью сладкою маня.

 

Бренчат туристы, блики фонарей гитары отражают,

Обкуренные дети пляшут под индийский барабан.

Цирцея смуглой кожей Одиссея поражает.

Очаровательный парфюм – навек ему аркан.

 

При свете дня смертельная рука времен – химера.

При свете звезд избавь от уз, освободи меня,

Станцуй мне, Леди с Форментеры,

Любовью смуглою маня.

 

Ladies On The Road

P.Sinfield

 

A flower lady’s daughter
As sweet as holy water
Said: “I’m the school reporter
Please teach me”, well I taught her.

Two fingered levi’d sister
Said, “Peace”, I stopped I kissed her.
Said, “I’m a male resister”,
I smiled and just unzipped her.

High diving chinese trender
Black hair and black suspender
Said, “Please me no surrender
Just love to feel your Fender”.

All of you know that the girls of the road
Are like apples you stole in your youth.
All of you know that the girls of the road
Been around but are versed in the truth.

Stone-headed Frisco spacer
Ate all the meat I gave her
Said would I like to taste hers
And even craved the flavour

“Like marron-glaced fish bones
Oh lady hit the road!”

All of you know that the girls of the road
Are like apples you stole in your youth.
All of you know that the girls of the road
Been around but are versed in the truth.

 

Дорожные подруги

П.Синфилд

 

Была сладка, как освященная вода,

Цветочной продавщицы дочь.

«Я – репортерша стенгазеты. Обучите, господа».

Ну, как я мог ей не помочь?

 

Сказала: «Миру – мир» джинсовая сестрица.-

Ее поцеловал я, тормознув.

«Долой самцов!»,- сказала бунтовщица. –

Я улыбнулся, ей замочек расстегнув.

 

К утехам склонна китаянка-отчаюга.

Подвязка, волосы черны, как смоль.

«А где твой Фендер? Покажи мне друга,

Не откажи, и ощутить его в себе позволь».

 

Все знают, что дорожные подруги

Как яблоки, что в детстве воровал.

Все знают, что дорожные подруги

Так опытны, но это – правды карнавал.

 

Во Фриско вхлам обкуренная шлюха

Смела мной купленное мясо все,

Сказав, что я теперь могу попробовать ее,

И настоятельно просила хоть понюхать.

 

«Мне даже видеть эти ребра просто худо,

Давай, вали-ка ты отсюда!»

 

Все знают, что дорожные подруги

Как яблоки, что в детстве воровал.

Все знают, что дорожные подруги

Так опытны, но это – правды карнавал.

 

Will It Be You (Will You Stay By Me)

P.Sinfield

 

1.

Who’ll give me comfort when the moon rides in the pines

Who’ll be my pillow when the bitter north wind whines

Who’ll lie beside me as the evening fire declines

Will it be you, will you stay by me?

 

Who’ll give me shelter from the wolves of discontent

Who’ll be my silence till the grumbling storm is spent

Who’ll shine my armour for the next day’s tournament

Will it be you, will you stay by me?

 

Chorus:

Or should I look for another

Or spend my days in a cave or on a shelf

With only life as my brother

And find my way by myself?

 

Who’ll bring me water when my engine overheats

Who’ll bring me ointment when the highway frets my feet

From disappointment’s showers where can I retreat

Can I come to you, will you stay by me?

Chorus.

 

1.

Oh of course you will.

Ты или кто останется со мной

П.Синфилд

 

1.

Кто даст мне кров, когда луна помчит по кронам, подтянув подпругу

Кто мне подушкой станет в горький час, когда завоет вьюга

Когда огонь угаснет, рядом ляжет кто, подруга

Ты или кто останется со мной?

 

А от волков непониманья кто спасет меня

Кто перекроет шторм ревущий, тишиной маня

Отполирует латы мне для схватки завтрашнего дня

Ты или кто останется со мной?

 

Припев:

А может, должен я искать другую втихомолку

В подвале кончить дни свои, на книжной полке

Имея братом жизни суть,

Мне самому искать свой путь?

 

Когда в моторе перегрев, кто хладагента мне сыграет роль

Кто смажет ногу, если путь натрет мозоль

От проливных дождей обманутых надежд где будет отдых мой

Ты или кто останется со мной?

Припев.

 

1.

Конечно, это будешь ты.

 

 

Hanging Fire

P.Sinfield

 

I’m overhung I’m highly strung

Seems I’m a likely candidate

To lose the trick now my rhetoric

Gets weirder by the hour of late.

 

I’m hanging fire I’ve left the choir

Too many voices out of tune.

Yes I forget inSomerset

But now I’ve lost my silver spoon.

 

I’m under par like a cheap guitar

It’s twice as hard to hold the strings

And pull my soul from out this hole

When there are cobwebs on my wings.

 

I’ve lost my oars I’m Santa Claus

Forgot my sack on Christmas day

What’s left of me is all at sea

It seems my sails have blown clear away.

Осечка

П.Синфилд

 

Я зависаю на, натянут как струна

Похоже, я пригодный кандидат.

Прочь трюкофильство! Моё витийство

Звучит все жутче, часто невпопад.

 

Я мешкаю, завис. Прочь хор – такой каприз:

Сверх меры голосов, и не в ладу.

Я в графстве Сомерсет забыт среди сует,

И потерял свою счастливую звезду.

 

Я – полный абстинент, я — скверный инструмент

И строя не держу, ну просто, ах!

Как душу за вихры мне вырвать из дыры

Когда тенёта на моих крылах

 

Я растерял свой воз — уставший Дед Мороз,

На Рождестве своё забывший барахло.

Обломки от меня утопит шторм, пьяня

Ведь паруса, похоже, напрочь сорвало.

 

 

Islands

P.Sinfield

 

Earth, stream and tree encircled by sea

Waves sweep the sand from my island.

My sunsets fade.

Field and glade wait only for rain

Grain after grain love erodes my

High weathered walls which fend off the tide

Cradle the wind to my island.

 

Gaunt granite climbs where gulls wheel and glide

Mournfully glide o’er my island.

My dawn bride’s veil, damp and pale,

Dissolves in the sun.

Love’s web is spun — cats prowl, mice run

Wreathe snatch-hand briars where owls know my eyes

Violet skies touch my island, touch me.

 

Beneath the wind turned wave

Infinite peace

Islands join hands

‘Neathe heaven’s sea.

 

Dark harbour quays like fingers of stone

Hungrily reach from my island.

Clutch sailor’s words — pearls and gourds

Are strewn on my shore.

Equal in love, bound in circles.

Earth, stream and tree return to the sea

Waves sweep sand from my island, from me.

Острова

П.Синфилд

 

Моя земля, ручей и дерево — в плену у моря.

Смывают волны с острова песок.

Мои закаты гаснут.

Поле и поляна ждут дождя.

Любовь — песчинка за песчинкой — разрушает

Устои выветренных стен, что отражают

Прилива натиск и баюкают ветра.

 

Гранит суровый набирает высоту, где чайки

Скользят над островом моим уныло-плавными кругами.

Сырая, серая невестина вуаль тумана

Тихонько тает под лучом рассвета.

Любви плетется паутина, рыщут кошки, мыши – кто куда.

Хватает цепко тёрн кривой, где среди сов я свой.

Я – остров, и касаются меня фиалковые небеса.

 

Вздох ветра волны шевелит едва,

Покой безмерен словно небосвод.

Скрепляют руки люди-острова

В голубизне небесных вод.

 

Укрыта тьмою гавань; пирсы, словно каменные пальцы.

Тянусь я ими жадно в море.

Хватающие за душу словечки моряков –

Жемчужины и калебасы – устилают берег.

Влюбись – и от тебя останутся круги,

Вернутся в море дерево, ручей, земля,

Песок и почву смоют волны с острова, с меня.

 

 

4. Indoor Games

Воскресенье, Ноябрь 25th, 2012
№ п/п Наименование текста Исполнитель Альбом / сингл Дата выпуска / исполнения
1. Indoor Games King  Crimson «Lizard» 11 декабря 1970
2. Happy Family King  Crimson «Lizard» 11 декабря 1970
3. Lady Of The Dancing Water King  Crimson «Lizard» 11 декабря 1970
4. Prince Rupert Awakes King  Crimson «Lizard» 11 декабря 1970
5. Dawn Song King  Crimson «Lizard» 11 декабря 1970
6. Circus King  Crimson «Lizard» 11 декабря 1970

 

Indoor Games

P.Sinfield

 

Indoor fireworks amuse your kitchen staff
Dusting plastic garlic plants
They snigger in the draught
When you ride through the parlour
Wearing nothing but your armour —
Playing Indoor Games.

.

One string puppet shows amuse
Your sycophantic friends
Who cheer your rancid recipes
In fear they might offend,
Whilst you loaf on your sofa
Sporting falsies and a toga —
Playing Indoor Games, Indoor Games.

.

Your mean teetotum spins arouse your seventh wife
Who pats her sixty little skins
And reinsures your life,
Whilst you sulk in your sauna
‘Cos you lost your jigsaw corner —
Playing Indoor Games, Indoor Games.

.

Each afternoon you train baboons to sing
Or swim in purple perspex water wings.
Come Saturday jump hopper, chelsea brigade,
High bender-trender it’s all Indoor Games.

.

No ball bagatelle incites
Your children to conspire,
They slide across your frying pan
And fertilize your fire;
Still you and Jones go madder
Broken bones — broken ladder —
Hey Ho . . .

 

Игры для закрытых помещений

П.Синфилд

 

Домашний фейерверк твой веселит штат поваров,

Припорошив пластмассовые перья чеснока.

От смеха давятся они, не ощущая сквозняка,

Покуда ты гарцуешь по гостиной средь ковров

Одетый лишь в броню. Без всяческих смущений

Играя в игры для закрытых помещений.

 

Шустрит марионетка, развлекая

Твоих друзей, которые, обидеть не желая,

Бесстыдно льстят о тошнотворном гроге,

Покуда ты в безделье щеголяешь в тоге

И лифчике с подкладками — исполнен воплощений,

Играя в игры для закрытых помещений.

 

Поглаживая шестьдесят наружных бурдючков,

Вновь жизнь твою на всякий случай перестраховав,

Вращеньем жалким твоего волчка раздражена

Сидит седьмая, и последняя, жена.

На всех обидевшись – вот ты каков!-

Ушел в парилку, уголок от пилки потеряв,

Играя в игры для закрытых помещений.

 

От павиана ежедневно ждешь вокализа раскрытья,

Уменья плавать в плексигласовых пурпурных крыльях.

Отряд из Челси, сборщик хмеля,

Верховный гомик, избежавший поношений:

Все это — игры для закрытых помещений.

 

Не подстрекает багатель детей, тебя срамя.

Скользят они в сковороде и поддают огня.

Вдруг рухнула стремянка, слышен хруст костей.

Вы с Джонзом все безумнее.

Эгей!…

 

Happy Family

P.Sinfield

 

Happy family, one hand clap, four went by and none come back.
Brother Judas, ash and sack, swallowed aphrodisiac.
Rufus, Silas, Jonah too sang, «We’ll blow our own canoes,»
Poked a finger in the zoo, punctured all the ballyhoo

.

Whipped the world and beat the clock, wound up with their share of stock.
Silver Rolls from golden rock, shaken by a knock, knock, knock.
Happy family, wave that grin, what goes round must surely spin;
Cheesecake, mousetrap, Grip-Pipe-Thynne cried out, «We’re not Rin Tin Tin.»

.

Uncle Rufus grew his nose, threw away his circus clothes
Cousin Silas grew a beard, drew another flask of weird
Nasty Jonah grew a wife, Judas drew his pruning knife.
Happy family one hand clap, four went on but none came back

.

Happy family, pale applause, each to his revolving doors.
Silas searching, Rufus neat, Jonah caustic, Jude so sweet.
Let their sergeant mirror spin if we lose the barbers win;
Happy family one hand clap, four went on but none came back

Счастливое семейство

П.Синфилд

 

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

Повергнут в прах и исключен навеки глотавший афродизиак Иуда брат.

Иона, Руфус, Сайлас тоже спели: «Мы все пойдем своим путем» и впали в раж,

Ткнув пальцем в зоосад, пробив насквозь шумиху и ажиотаж,

 

Мир подхлестнув, разбив часы и акции подвергнувши распилу.

Серебряный Роллс-Ройс эпохи «золотого рока» весь сотрясается от сонма неудач.

Усмешка на устах счастливого семейства — всех сущих перемен толкач.

Творожный торт и мышеловка доказывают вместе с «Грип-Пайп-Тинн: «Мы не какой-то оловянный рин!» насилу.

 

Носяру дядя Руфус отрастил и выбросил на свалку цирковой наряд.

Бородку Сайлас отрастил и притащил знамений роковых боезаряд.

Иона мерзкий отрастил себе жену – Иуда, притащив секатор, рад.

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

 

Счастливый род, но не они, а дверь-вертушка – аплодисментов жидких адресат.

Иона едок, Руфус ясен, Сайлас ищет, Иуда сладок, но от всех опричь.

Пусть зеркало сержантское вращается себе, коль их не удалось постричь.

Счастливый род хлопка одной ладонью – ушла четверка, не воротится назад.

 

Lady Of The Dancing Water

P.Sinfield

 

Grass in your hair stretched like a lion in the sun
Restlessly turned moistened your mouth with your tongue.
Pouring my wine in your eyes caged mine glowing
Touching your face my fingers strayed knowing.
I called you lady of the dancing water.

.

Blown autumn leaves shed to the fire where you laid me
Burn slow to ash just as my days now seem to be
I feel you still always your eyes glowing
Remembered hours salt, earth and flowers flowing
Farewell my lady of the dancing water.

Леди Танцующих Струй

П.Синфилд

 

Трава у тебя в волосах превратила их в львиную гриву.

Язык неустанно твой рот увлажнял – слава аперитиву.

В клетку твой взор запичужил меня, пылкого на признанья.

Тронув лицо твое, пальцы мои сбились с пути познанья.

Звал я тебя «Леди Танцующих Струй».

 

В страсти костер уложила меня, в тот, куда ветром осенним

Брошены листья, чтоб медленно стать пеплом и счастьем последним.

Припоминая часы, когда мир был так волшебно текучим,

Воображаю по-прежнему я взор твой и ясным, и жгучим.

Что же прощай, Леди Танцующих Струй.

 

 

Lizard
P.Sinfield

.

а) Prince Rupert Awakes

.

Farewell the temple master’s bells
His kiosk and his black worm seed
Courtship solely of his word
With Eden guaranteed.
For now Prince Rupert’s tears of glass
Make saffron sabbath eyelids bleed
Scar the sacred tablet of wax
On which the Lizards feed.

.

Wake your reason’s hollow vote
Wear your blizzard season coat
Burn a bridge and burn a boat
Stake a Lizard by the throat.

.

Go Polonius or kneel
The reapers name their harvest dawn
All your tarnished devil’s spoons
Will rust beneath our corn.
Now bears Prince Rupert’s garden roam
Across his rain tree shaded lawn
Lizard bones become the clay —
And there a Swan is born

.

Wake your reasons’ hollow vote
Wear your blizzard season coat
Burn a bridge and burn a boat
Stake a Lizard by the throat.

.

Gone soon Piepowder’s moss-weed court
Round which upholstered Lizards sold
Visions to their leaden flock
Of rainbows’ ends and gold.
Now tales Prince Rupert’s peacock brings
Of walls and trumpets thousand fold
Prophets chained for burning masks
And reels of dream unrolled . . .

.
b) Dawn Song

.

Night enfolds her cloak of holes
Around the river meadow.
Old moon-light stalks by broken ploughs
Hides spokeless wheels in shadow.
Sentries lean on thorn wood spears
Blow on their hands, stare eastwards.

.

Burnt with dream and taut with fear
Dawn’s misty shawl upon them.
Three hills apart great armies stir
Spit oat and curse as day breaks.
Forming lines of horse and steel
By even yards march forward.

Ящерица

П.Синфилд

 

а) Принц Руперт пробуждается

 

Простись с господскими колоколами.

Хозяйской дарминой глистов мы изгоняем,

Флиртуем с дамами хозяйскими словами,

Чтоб наслаждаться гарантированным раем.

Принц Руперт залился стеклянными слезами,

Что шабашу шафранному из век пускают кровь.

Священной плитке восковой наносят раны слезы сами,

Где кормят Ящеров, брезгливость поборов.

 

Ты против всех проголосуй не без причины,

Носи пальто, чтобы смягчить пурги укол,

Сожги и лодку, и мосты – спасения личины,

И в глотку Ящеру вгони ты кол.

 

Идет Полоний иль согнул в коленях ножки —

Жнецы назначат жатвы день.

Все ваши опороченные дьявольские ложки

Съест ржавчина, где кукурузы тень.

Теперь медведи принца странствуют по саду,

Его брунфельзия лужайку затенила.

Стал прахом Ящер – и не смену гаду

Родился Лебедь

 

Ты против всех проголосуй не без причины,

Носи пальто, чтобы смягчить пурги укол,

Сожги и лодку, и мосты – спасения личины,

И в глотку Ящеру вгони ты кол.

 

Поросший мхом двор Пирога с посыпкой,

Где Ящеры — пузатые дельцы —

Распродавали ряд видений зыбкий:

Свинцовый пух и золото, и радуги концы.

Теперь у принца Руперта павлин в шахерезадах,

Помяты сотни трубы, Иерихона рухнула стена,

Пророки скованы, чтоб стать шутами маскарадов.

Раскручена катушка сна…

 

б) Песня рассвета

 

Своей дырявой мантией

ночь кутает прибрежные луга.

Вдоль сломанных плугов, колес без спиц

Крадется старый лунный луч.

Дыханьем греют руки часовые,

На копья опершись, чей вид колюч,

И на восток уставившись, как на врага.

 

Обожжены мечтой.

Их подтянул

И нервы натянул животный страх.

Туманный плат зари лежит на них.

Могучих армий формируются ряды, зашевелились на холмах:

Кто сплюнул с губ овес, проклятия восходу на устах других.

Пехота, конница… кто первым смерть найдет?

Все маршируют ровными шеренгами вперед.

 

 

Circus

P.Sinfield

.

Night: her sable dome scattered with diamonds,

Fused my dust from a light year,
Squeezed me to her breast, sowed me with carbon,
Strung my warp across time
Gave me each a horse, sunrise and graveyard,
Told me only I was her;
Bid me face the east closed me in questions
Built the sky for my dawn . . .

.

Cleaned my feet of mud, followed the empty
Zebra ride to the Cirkus,
Past a painted cage, spoke to the paybox
Glove which wrote on my tongue —
Pushed me down a slide to the arena,
Megaphonium fanfare.
In his cloak of words strode the ringmaster
Bid me join the parade . . .

.

«Worship!» cried the clown, «I am a T.V.
Making bandsmen go clockwork,
See the slinky seal Cirkus policeman;
Bareback ladies have fish.»
Strongmen by his feet, plate-spinning statesman,
Acrobatically juggling —
Bids his tamers go quiet the tumblers
Lest the mirror stop turning . . .

.

Elephants forgot, force-fed on stale chalk,
Ate the floors of their cages.
Strongmen lost their hair, paybox collapsed and
Lions sharpened their teeth.
Gloves raced round the ring, stallions stampeded
Pandemonium seesaw . . .
I ran for the door, ringmasters shouted,
«All the fun of the Cirkus!»

Цирк

П.Синфилд

 

Ночь: этот купол весь алмазами усеян.

Мои останки разметав на расстоянье светового года,

Она к груди своей меня прижала, углем припудрив,

Разорвавши тетиву моих времен,

Снабдила кладбищем, восходом и конем,

Сказав лишь, что я ей принадлежу,

И, обратив меня лицом к востоку, забросала

Вопросами, воздвигнувши небесный свод моей заре…

 

Очистив башмаки от грязи, я последовал за зеброй,

Что без седла трусит по направленью к цирку.

Я миновал раскрашенную клетку, кивнул кассиру,

Униформисту, что приятелем казался,

Но под фанфары мегафона

Толкнул меня, чтоб я скользнул на круг арены.

Парад-алле! В плаще из слов инспектор на манеже,

Желает присоединить меня к параду…

 

Тут крикнул шут: «Все поклоняйтесь мне! Я – телевизор!

Я заставляю музыкантов дефилировать по кругу,

Изящного тюленя вижу в форме полисмена,

Его подкармливают рыбой неоседланные леди».

У ног шута теснятся силачи, политикан

Акробатически жонглирует с тарелкой —

Шут укротителям велит умерить акробатов пыл

И далее вращать зеркальный барабан.

 

Слонов в забвении насильно накормили черствым мелом,

Они пожрали все подстилки в тесных клетках.

Враз облысели силачи, кассир в упадке,

Львы отточили острые свои клыки.

Униформисты носятся по кругу, в страхе жеребцы

В столпотворенье мечутся безумном…

Я побежал к двери — вскричал инспектор на манеже:

«Вот как смешно бывает в нашем цирке!»

 

3. Peace – A Beginning

Воскресенье, Ноябрь 25th, 2012

№ п/п

Наименование текста

Исполнитель

Альбом / сингл

Дата выпуска / исполнения

1. Peace — A Beginning

King  Crimson

«In The Wake Of Poseidon»

09 мая 1970

2. Peace — An End

King  Crimson

«In The Wake Of Poseidon»

09 мая 1970

3. Pictures Of A City

King  Crimson

«In The Wake Of Poseidon»

09 мая 1970

4. Cadence And Cascade

King  Crimson

«In The Wake Of Poseidon»

09 мая 1970

5. Cat Food

King  Crimson

«Cat Food / Groon»

12 марта 1970

6. In The Wake Of Poseidon

King  Crimson

«In The Wake Of Poseidon»

09 мая 1970

 

Peace — A Beginning

P.Sinfield

 

I am the ocean

Lit by the flame.

I am the mountain

Peace is my name.

I am the river

Touched by the wind.

I am the story

I never end.

Мир — Начало

П.Синфилд

 

Я – океан, горящий в пламени

Безумном, несусветном.

Я – горная вершина под названьем «Мир».

Я – речка, тронутая ветром.

Я – текста нескончаемый клавир.

 

 

 

Peace — An End

P.Sinfield

 

Peace is a word

Of the sea and the wind.

Peace is a bird who sings

As you smile.

Peace is the love

Of a foe as a friend;

Peace is the love you bring

To a child

 

Searching for me

You look everywhere,

Except beside you.

Searching for you

You look everywhere,

But not inside you.

 

Peace is a stream

From the heart of a man;

Peace is a man, whose breadth

Is the dawn.

Peace is a dawn

On a day without end;

Peace is the end, like death оf the war.

Мир – Конец

П.Синфилд

 

Мир — это слово и ветра, и моря.

Мир — это птах, что поет,

Под улыбкой твоей,

Дружба врага, позабывшего горе,

Мир малышу,

Что несешь ты любовью своей.

 

Ищешь меня,

Смотришь повсюду

Только не подле себя.

Ищешь себя,

Смотришь повсюду,

Сущность свою не ценя.

 

Мир — вот поток, что струится из сердца —

Сердца того, чья душа, как рассвет.

Этот рассвет — в день немеркнущий дверца.

Мир – смерть войны,

окончание бед.

 

 

 

Pictures Of A City (including 42nd At Treadmill)

P.Sinfield

 

Concrete cold face cased in steel

Stark sharp glass-eyed crack and peel

Bright light scream beam brake and squeal

Red white green white neon wheel.

 

Dream flesh love chase perfumed skin

Greased hand teeth hide tinseled sin

Spice ice dance chance sickly grin

Pasteboard time slot sweat and spin.

 

Blind stick blind drunk cannot see

Mouth dry tongue tied cannot speak

Concrete dream flesh broken shell

Lost soul lost trace lost in hell.

Городские зарисовки (включая сделанную у магазина спорт-товаров на 42-ой улице Нью-Йорка)

П.Синфилд

 

Бетонное холодное лицо покрыла сталь

Острейший взгляд протезов-глаз удар настиг

Как вспышка света, — крик!

Утоплена педаль

И тормоза визжат под светофора нервный тик.

 

Амбре духов в любовный вводит транс

Рука засаленная, зуб

мишурный скроют грех.

Слащавая улыбка танцовщицы дарит шанс

Пот, головокружение от карточных утех.

 

Слепой и пьяница не видят ни черта

Язык уставший онемел в иссохшем рту

Вселяет плоть в разбитый панцирь тяжкая мечта

Душа потеряна,

потерян след,

погибель ждет в аду.

 

 

Cadence And Cascade

P.Sinfield

 

Cadence and Cascade

Kept a man named Jade;

Cool in the shade

While his audience played.

Purred, whispered, «Spend us too:

We only serve for you».

 

Sliding mystified

On the wine of the tide

Stared pale-eyed

As his veil fell aside.

Sad paper courtesan

They found him just a man.

 

Caravan hotel

Where the sequin spell fell

Custom of the game.

Cadence oiled in love

Licked his velvet gloved hand

Cascade kissed his name.

 

Sad paper courtesan

They knew him just a man.

 

Каденция и Каскад

П.Синфилд

 

Каденция c Каскадом поразвлечься

Решили с Джэйдом – человеком с кличкой Шлюха.

Он сохранял спокойствие на заднем плане,

Пока его аудитория резвилась,

Мурлыкала, шептала: «Нас используй:

Ведь лишь тебе-то мы и служим».

 

Скольженье ввергло их в обман,

В вино прилива и отлива.

Белесые уставились глаза.

Когда поодаль сбросил он покровы —

Печальный номинальный куртизан —

Открылось им: он – просто человек.

 

В косноязыком караван-сарае

Меняют правила игры златым цехином.

Каденция с замаслившимся взором

Ему лизнула руку в бархатной перчатке,

А имя с губ сорвал Каскад,

Под видом поцелуя.

 

Печальный номинальный куртизан…

Они же знали: это — просто человек.

 

Cat Food

P.Sinfield

 

Lady Supermarket with an apple in her basket

Knocks in the manager’s door;

Grooving to the muzak from a speaker in shoe rack

Lays out her goods on the floor;

Everything she’s chosen is conveniently frozen.

«Eat it and come back for more!»

 

Lady Window Shopper with a new one in the hopper

Whips up a chemical brew;

Croaking to a neighbour while she polishes a sabre

Knows how to flavour a stew.

Never need to worry with a tin of ‘Hurri Curri’:

«Poisoned especially for you!»

 

No use to complain

If you’re caught out in the rain;

Your mother’s quite insane.

Cat food cat food cat food again.

 

Lady Yellow Stamper with a fillet in a hamper

Dying to finish the course;

Goodies for the table with a fable on the label

Drowning in miracle sauce.

Don’t think I am that rude if I tell you that it’s cat food,

«Not even fit for a horse!»

Корм для кошек

П.Синфилд

 

Леди Супермаркет с ананасом лучшей марки

Ярко (румянец у щек)

Под музон из шуз-отдела недовольство очень смело

Выражает чуть слишком общо…

Выбор сделан бесподобный в заморозочке удобной.

«Съедай и приходи еще!»

 

Леди Созерцатель – витринный покупатель —

Варит химический квас

И с соседушкой воркует — той, что саблю полирует,

Про амбре обеденных масс.

Будешь спок в готовке варев, если рядом «Харри карри»:

«Отравлено лично для Вас!»

 

Все жалобы пусты,

Если дождь полил кусты.

Полностью безумна мать.

Корм для кошек, кошек опять!

 

Леди Штампмашина с филе из магазина —

Блюдо сготовить скорей

И подать продукт, о котором миф раздут,

Под соусом «Ты обалдей».

Не думай, что я груб, но этот кошкин фуд

«Не годен даже для лошадей!»

 

 

In The Wake Of Poseidon

P.Sinfield

 

Plato’s spawn cold ivied eyes

Snare truth in bone and globe.

Harlequins coin pointless games

Sneer jokes in parrot’s robe.

Two women weep, Dame Scarlet Screen

Sheds sudden theatre rain,

Whilst dark in dream the Midnight Queen

Knows every human pain.

 

In air, fire, earth and water

World on the scales.

Air, fire, earth and water

Balance of change

World on the scales

On the scales.

 

Bishop’s kings spin judgement’s blade

Scratch «Faith» on nameless graves.

Harvest hags hoard ash and sand

Rack rope and chain for slaves

Who fireside fear fermented words

Then rear to spoil the feast;

Whilst in the aisle the mad man smiles

To him it matters least.

 

Heroes hands drain stones for blood

To whet the scaling knife.

Magi blind with visions light

Net death in dread of life.

Their children kneel in Jesus till

They learn the price of nails;

Whilst all around our mother earth

Waits balanced on the scales.

Вслед за Посейдоном

П.Синфилд

 

Платона отпрыск – хладные глаза плющом увиты.

В ловушке истины Земля, как школьник маломальский.

Бессмысленны забавы арлекинов свиты,

Презрительны их шутки в одеянье попугайском.

Рыдают дамы: Пурпурных Покровов Дева

Изображает, как в театре, Плаксы роль,

Тогда как тьма из снов Полночной Королевы

Прекрасно знает каждую людскую боль.

 

Земля, вода, огонь и воздух —

Мир на весах.

Земля, вода, огонь и воздух —

Баланс замен

Мир на весах,

Вселенских.

 

Епископа князьки, чей суд скорей и проще,

Взамен имен словечко «вера» на надгробьях

Царапают, жгут ведьм, кладут в запас песок и мощи,

Куют оковы для рабов, взирая исподлобья.

Ведь что ни раб – бесстрашный вольнодумец

Ему испортить пир наш – стоит голову поднять;

А в нефе храма улыбается безумец  —

Ему на все на это наплевать.

 

Героев руки выжмут кровь из камня-лиходея,

Чтоб заточить тесак ужасной гильотины.

Видений свет слепит волхвов и чародеев

В кошмаре жизни — смерти паутина.

Встав на коленки, молятся Христосу дети

Пока цена его гвоздей не станет догмой в головах,

Тогда как всё на нашей матушке планете

Ждет,

на вселенских балансируя весах.