Archive for the ‘Yes Tales’ Category

ОБ АВТОРЕ

Вторник, Декабрь 15th, 2015

ОБ АВТОРЕ

Скотт Робинсон служил музыкальным и театральным критиком в журнале «Курьер Луисвилла» на протяжении 17 лет. Его работа была отмечена публикациями в различных изданиях: от «Роллинг Стоун» до «Уолл-стрит Джорнал». Он со своей семьей проживает в штате Индиана на берегу реки Огайо, противоположном Луисвиллскому.

 

 

ДАЛЕЕ

Вторник, Декабрь 15th, 2015

ДАЛЕЕ

 

2000-

 

Вспышка активности ансамбля явилась результатом воплощения мечты Андерсона сохранить славное имя Йес и в наступающем тысячелетии. Вслед за выпуском «Лестницы» и туром по Соединенным Штатам и Европе в ее поддержку, музыканты, не соорудив никакого нового альбома, отправились-таки в очередные гастроли, где должны были исполнять вещи, отобранные самими фанатами и представлявшие наиболее любимую почитателями музыку группы.

Согласно расписанию, летом они должны были вернуться в Штаты и блеснуть изумительным ассортиментом своей классики, включая «Ближе к краю», «Ритуал» и изрядно подзабытыми «Вратами Рая».

Однако, в воздухе опять запахло переменами. В июне ансамбль объявил, что Билли Шервуд по неизвестным причинам покидает Йес79. Впрочем, это не помешало туру продолжиться. По его окончании был выпущен прекрасный DVD под названием «Дом Йес»: «живая» запись из «Дома Блюза» (амер.сеть концерт.залов и ресторанов, расположенных в крупных супермаркетах – прим.перевод.), введшая группу в цифровой видео-мир. Песни «Лестницы» наслаждали и видео- и аудио-рядом, поэтому последовал выпуск и CD-варианта.

Игорь Хорошев вскоре отправился вслед за Билли Шервудом, и тоже без объяснения причин (хотя, в отличие от Шервуда, он формально никогда и не был законтрактированным членом ансамбля). Когда-то он пришел поработать с Андерсоном над совершенно побочным проектом80.

Оставшись вчетвером, Йесовцы вернулись в студию без пианиста, и впервые за 33 года своей карьеры решили обойтись без него. Осенью 2001 года публике был предъявлен диск под названием «Величание» (“Magnification”), в чем-то ознаменовавший возврат к «Времени и Слову», когда за спинами музыкантов восседал целый оркестр (на этот раз, заменяя отсутствовавшего клавишника). Новая работа не произвела сенсации сама по себе, однако фанаты ринулись на концерты под названием «ЙесСимфоник», где на каждом шоу был задействован оркестр из 50-ти членов.

—————-

79задокументировано у Уоткинзона, 2001

80там же.

При описании этого момента заезженные клише сказали бы, что ансамбль «оказался на распутье…» По всему миру у него осталось что-то около 50 тысяч верных поклонников, но альбомы, выпущенные после ухода Рэбина, уже не производили сильного впечатления. Пересмотр былой классики был для группы жизнеспособным ностальгическим деянием, из которого, однако, не следовало, что она способна создать новые потрясающие шедевры.

Впрочем, во время написания этой книжки ансамбль объявил о том, что летом 2002 года собирается в тур по Северной Америке и, по слухам, в его состав опять вернется Рик Уэйкмен. Если в это поверить, то он вернется «домой» уже в пятый раз, вновь подтвердив свой статус самого блудного сына в длиннющей истории ансамбля81. Было даже сообщение, что вместе с Уэйкменом вернется и Тревор Рэбин82.

Как это часто случалось на протяжении десятилетий, дальнейшие события сможет предсказать любой. В первое из них ансамбль продержится на ностальгической программе выступлений. Либо, если прибудет Уэйкмен, они смогут вернуться в студию и создадут-таки очередной шедевр в пандан к «Ближе к краю». Со Сквайром, Андерсоном и компанией «либо одно из двух»: будущее Йес будет полно «бесконечных перемен»…

 

«Живая» запись в Доме Блюза

 

«Йеса Дом!» Ну, ты, блин, погляди

Живописен вблизи и вдали

Сплошь растения и огурцы

Слишком много от «Лестницы»

Но, однако прекраснейший DVD!

——————

81Уэйкмен присоединялся к Йес в 1971, 1977, 1991 и 1995 годах. Если в 2002 он присоединится вновь, то станет членом, который формально чаще других шастал туда-сюда. Впрочем, в этом отношении настоящим лидером по-видимому является Тони Кэй со своими неофициальными уходами-приходами, затмевающими по количеству даже Уэйкмена.

82эти слухи циркулировали в конце зимы 2002 года в различных интернет-ресурсах, включая вебсайт-форум «Йес-фанаты».

Величание

 

Я не понял, какой там у них был запал

Чтоб оркестр затянуть в этот, типа, завал

Взялись быстренько, с кондачка

И сыграли без клавишника

А оркестр, как прежде, плохо звучал

 

Пока мы не встретимся вновь

 

Патрули! Мы вам дарим любовь

Генераторы, вы – наша кровь

Тех, кто рушит клише

Обнимаем в душе

Там, где все обновляется вновь

ДЕВЯНОСТЫЕ

Вторник, Декабрь 15th, 2015

ДЕВЯНОСТЫЕ

 

1990-1991

 

«АБУХ II», родившийся по окончанию весьма успешного турне нового ансамбля, тут же наскочил на мель. Андерсон так и не нашел консенсуса с остальными тремя участниками по поводу дальнейшего музыкального тренда. Тогда как некоторые крепкие песни сколачивались с первой же записи, весь прочий материал не мог претендовать на то, чтобы стать платформой нового альбома.

Несмотря на весьма сомнительный статус члена Йес, Тревор Рэбин вернулся на радио со своей «За что ты мог бы держаться». И тут, невзирая на корпоративный «топор войны», зарытый возле спора за имя Йес, Андерсон, отвечая на вопрос, а много ли у Вас сейчас в загашнике достойных композиторов, назвал Рэбина. Тот переговорил со Сквайром, Сквайр – с Андерсоном, Этлэнтик с Аристой – и все приступили к исполнению нового плана58.

«АБУХ II», благодаря песням Рэбина или нет, но как-то смог продаться что-то между полумиллионом и миллионом копий с первого же захода. Мудрость звукозаписывающей компании подсказала ей, что имя Йес подтолкнет прибыль еще повыше, точно так же, как это произошло с проектом «СинемА»» на Этлэнтике, ставшим Йесовским диском «90125»59. Но для этого «АБУХу» и «Западному Йесу» предстояло не просто поделиться песнями. Если уж они смогли слиться в единый ансамбль и записать единый большой альбом…

Хотя Бруфорд и Хау были весьма удивлены новостью, что «АБУХ» присоединяется к Йесу (очевидно потому, что их мнения об этом не спрашивали), и никто из восьмерых членов объединенной команды не предчувствовал катастрофы. И позволил звукозаписывающей компании попытаться создать то, что в принципе не могло осуществиться60.

—————-

58задокументировано в интервью Рэбина журналу «Клавишные» за июнь 1994

59а эта пластинка в силу «Обладателя одинокого сердца» продолжала продаваться в еще большем объеме, чем ее предшественница, ставя вопрос: может, все-таки именно имя Йес – катализатор супер-продаж, а вовсе не хит-сингл, впрочем, отгадки не узнал никто.

60истинные мотивации объединения двух племен были различны. Уэйкмен сказал, что Андерсон вынашивал идею о возможности существования большой семьи Йес, см.Рокументарий MTV; Бруфорд заявил, что его мотивация, да и прочих, была чисто финансовая, журнал «Пень» за 1997 год

Взамен – впервые за всю историю ансамбля – он полностью утратил контроль над процессом. На «Союзе» — альбоме с несколькими отличными моментами, однако лишенном логической связи — 4 песни «Западного Йеса» и 10 вещей «АБУХа» были тупо сброшюрованы вместе. Андерсон пел на треках «Западного Йеса», а Сквайр спел на некоторых из треков «АБУХа», и целая армия сессионных музыкантов вставила свое лыко в строку, а часть произведений Хау и Уэйкмена, к их справедливому возмущению, была просто выкинута61.

Билл Мартин в своем анализе музыки Йес сказал о «Союзе», что в нем, стараясь прорваться наружу, она оказалась глубоко похороненной. Прослушивая альбом, легко понять, что он имел в виду. Рок-рифф в «Шоке для системы» кажется расширенной версией работы Хау и Сквайра на «Драме»; «Чем дольше мы живем – давай рванем» Сквайра и Билли Шервуда сильно схожа со «Стреляй повыше, но целься пониже». «Чудо жизни» Рэбина, как это не иронично,- Йесовский винтаж, наполненный ритмическими ходами и пронизывающими гармониями, традиционными для этой группы. А заигрывание Андерсона с юной аудиторией так и сквозит в тексте «Воду поверни на гору».

Довольно колкая песенка, демонстрировавшая якобы дружественность дуэта Рэбин-Сквайр, «Воодушеви меня», неплохо прошлась по радио-волнам и убедила фанатов раскупать альбом со всеми его проблемами – однако, многие нашли, что этот «союз» был серьезной оплошностью.

По крайней мере, для тех, кто ввосьмером вышел на сцену. «Вокруг света за 80 дней» стал раем для легионов верных почитателей, чье пламя преданности на протяжении 20 лет поддерживала группа, и к восьмидесятым успела воспитать целых две клики своих фанатов. С двумя барабанщиками, двумя гитаристами, двумя клавишниками это был самый изумительный состав, когда-либо собиравшийся под знаменем Йес.

Классические вещи, типа, «И ты, и я», «Разбуженные» предлагались зрителям наряду с более современными — «Ритмом любви» и «Обладателем одинокого сердца». Прослушивание того, как Рэбин и Хау пришпоривают и тормозят риффы Сквайра на «Сердце восхо-

——————

61Хау и Уэйкмен не раз озвучивали свое отношение к использованию сессионных музыкантов. Отчет об этом можно найти в цитатах Сквайра и Хау у Морса, 1996, в «Удивительных историях», 1993; воспоминания Уэйкмена можно также обнаружить в журнале «Клавишные» за август 1991 и у Уэлша, 1999.

да», повергало слушателей в полную эйфорию. А сольные номера! Фанаты сидя прослушивали выборки из «Шести жен» Уэйкмена, «Хлопок» и «Настроение дня» Хау, «Бороду Соломончика» Рэбина и «Рыбу» Сквайра. Потому как стоя они этого бы не вынесли.

Из всех восьмерых только Бруфорд вспоминает этот проект без особой нежности62. Уэйкмен объявил его самым радостным за всю карьеру в Йес63. Хау и Рэбин избегали наступать на пятки друг другу, и в целом, каждый отлично ладил с остальными и разделял то счастье, которое они генерировали в толпах фанатов по всему миру, собиравшихся на концерты.

Особенно задружили Рэбин с Уэйкменом после того как, никогда не выступая до того в дуэте, Рэбин как-то вечером играючи вышел на сцену и бок о бок с автором исполнил пару риффов «Екатерины Парр» из его «Шести жен». Пораженный Уэйкмен отреагировал просто – он пригласил Рэбина приходить каждый вечер и играть с ним – однако, каждый раз играл этот рифф все быстрее и быстрее в злонамеренной попытке заставить Рэбина споткнуться64.

Долго так тянуться не могло. Но на короткий период Андерсоновы идеалы музыки Йес и того, что она могла означать, восторжествовали.

 

Один большой замес

 

Если в начальниках все, не управляет никто

Двери открыты, где для грехов решето?

Публике – лук: сто одежек

Все до конца без застежек

Есть в этом смысл, или что?

 

———————

62Бруфорд выразил свое отношение к туру «Союз» в интервью Тиму Морсу, 1996

63см.Уэйкмена, 1995; а также Морса, цитирующего его в работе «Разоблачение», 1993

64Рэбин рассказал свою историю Тиму Морсу, 1996

Одна большая счастливая семья

 

Миллионам альбом стал утехой

Музыкантам – и вовсе потехой

В этом туре участие

Стало, типа, причастием

И крупнейшим за годы успехом

 

1992-1993

 

Ошеломляющий успех тура мог бы побудить к попытке сохранить действующий октет, и, кстати, Стив Хау (кто уж кто?) выступил с планом, который смог бы позволить всей восьмерке создать нечто реальное в студии65. Однако Ариста, ожегшись на посредственных продажах «Союза», не захотела и говорить об этом66. А компания, проявившая интерес к выпуску нового студийного альбома ЙесВиктори Фила Карсона – пожелала, чтобы работал тот же состав, что и на «90125», если, конечно, удастся договориться с Уэйкменом67. В течение нескольких месяцев казалось, что последует новая инкарнация коллектива, однако затруднения менеджмента привели к тому, что в начале 1993 года Уэйкмен откланялся68.

Рэбин, будучи продюсером этого нового проекта, решил поначалу, что настало время ввести Джона Андерсона в Песнесочинительские Силы Йес, как это и было на заре их карьеры69. Эта парочка усердно поработала над новым материалом, не погнушавшись вкладом Сквайра. Кэй впервые с начала семидесятых был освобожден от обязанностей синтезаторщика и допущен к мощному Хэммонду.

—————-

65идеи Хау по сохранению состава «Союза» задокументированы Уэлшем, 1999

66см.Уоткинзона, 2001

67эти события Рэбин описал в журнале «Клавишные», июнь 1994 года.

68задокументировано у Уоткинзона, 2001

На в основном цифровую запись и сведение альбома «Рассказывай» ушло полтора года. Рэбин зарегистрировал впечатляющее количество часов, проведенных в работе над диском, который с точки зрения продюсерства стал значимым достижением в истории Йес, своего рода монументом после оригинальных наработок Эдди Оффорда на диске «Ближе к Краю». Четкость и прозрачная красота усилий Рэбина очевидны самому непосвященному уху, а высокий уровень качества сохранен от первой ноты до последней.

Серьезность усилий Рэбина по выявлению наилучшего звучания Йеса эпохи восьмидесятых в смеси с эклектикой семидесятых привели в результате к альбому, богатому на стоящие предложения. Однажды скомпилированный, он обеспечил мощную платформу концертных выступлений: шесть из семи вещей были включены в сет-лист. Но, несмотря на отличный материал и успешные шоу примиренческих усилий Рэбина оказалось слишком мало, они где-то запоздали.

 

Рассказывай

 

Тревор Рэбин — блюститель порядка

ЙесуВесту сказал: «Всё! Разрядка!!»

С Джоном он навалял без труда

Пару шлягеров. Прочее, так, ерунда

Лебединную песню назвав «Бесконечной мечтой» — очень сладко.

 

1994-1995

 

Ко времени своего выпуска диск «Рассказывай» стал без сомнения супер-достижением Тревора Рэбина как поп-рок музыканта. И, хотя эта запись ни стала столь коммерческой, как «Обладатель одинокого сердца», ни продавалась подобно «Союзу», как демонстрационный образец, она была все же выше всяческих похвал. Последовавший вслед за выпуском диска тур был отмечен множеством экспертов и необходимым привлечением раб-силы со стороны – Билли Шервуд, например, гарантировал сценическое звучание, не отличавшееся от студийного.

Начальный «Призыв», с его привкусом кантри (а также тенденцией, продемонстрированной Стивом Хау) и вокально-звуковыми оттенками стал винтажем ЙесВеста. Вкладу Сквайра – густой, рокочущей «Истинной любви» — была присуща помпезная мощь «Большого генератора». Андерсон в своих стихах в конце концов достиг славы прежних дней. Сам Рэбин сыграл замысловатое пиано-вступление к своей пылкой «Бесконечной мечте»,- прог-рок-эпику в традициях «Разбуженных», наиболее близкой из всех его сочинений к классическому Йесу.

Возможно, крупнейшей оплошностью Рэбина стало включение в альбом «Стен» — безобидной и невдохновенной мелодии, совершенно не соответствовавшей стандартам группы. Эта чисто попсовая песенка совершенно не заслуживала такой чести.

Несмотря на очевидные достоинства, продажи альбома и сборы туры оказались весьма скромными. Вернувшись из турне, Рэбин обнаружил, что он, оказывается, в ссоре с Андерсоном70, и массу других сюрпризов. 13 тысяч часов (подозреваю арифметическую ошибку автора – прим.перевод), убитых Рэбином на работу над диском, засели в нем накрепко, пустили корни и озарили такое мероприятие как выпуск видео-саунд-трека. В мае 1995-го Тревор встретился со Сквайром и обсудил ситуацию71. Тот попытался урезонить Рэбина остаться, но, проведя в группе почти 14 лет, (больше, чем оба его предшественника вместе взятые) склонный к полемике гитарист был готов поднять паруса.

 

Тревор говорит: Прощай

 

«Обладатель» исчез, как и все чудеса

Напоролась не Тревора Джона коса

И опять же ансамбль заглох

Но муз-бизнес потребовал новый вздох

Тревор понял — пора поднимать паруса

__________

70Рэбин раскрыл эту проблему в интервью Тиму Морсу, 1996

71там же

Наследие Рэбина

 

А находчивый кролик по имени Тревор

Дал басисту огромному прозвище «Клевер»

Избегая фанатских раздоров

Группа к жизни вернулась, и скоро

Мы подсели на их перепеве…

 

1996-1998

 

Контакт с Тревором Рэбином был (а, может, и не был) досадой Джона Андерсона. Он не делал секрета из своего желания оторвать группу от заданной Рэбином коммерческой выразительности и вернуть ее к прогрессивному, эпическому стилю семидесятых. С уходом Тревора, а также отбытием Тони Кэя, Андерсону представился шанс реализовать свою задумку.

Прокламируя цель – ввести ансамбль в 21 век целым и невредимым – Джон добился согласия Сквайра и Уайта, что на повестку дня должен выйти созыв классического состава Йес72. Наилучшим решением было бы пригласить Хау и Уэйкмена вернуться.

В этом составе Йес, по сути, реконструировал команду, создавшую «Сказки», «В погоне за ним» и большинство из «Йес-песен». Будущее такого воссоединения было бесспорно соблазнительным. Собравшись в Южной Калифорнии, где теперь поселились Джон и Крис, ансамбль методом мозгового штурма составил сет-лист, который оказался перегружен классическими вещами семидесятых гораздо больше, чем любой предыдущий тур. Уэйкмен присоединился к группе в начале 1996-го, и прослушивание началось.

Понимая, что новый альбом такого состава музыкантов не сможет в одночасье обеспечить потенциальным покупателям знакомства с ними, дабы угодить фанатам, ансамбль предпочел особое «живое» шоу.

Андерсон переехал в Сан-Луис-Обиспо (город на полпути между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско – прим.перевод.) и выбрал в качестве

—————

72план Андерсона на 21 век задокументирован Уоткинзоном, 2001

 

места проведения этого шоу маленький, но привлекательный «Фримонт-театр». Там он запланировал серию из трех концертов для самых преданных поклонников группы. Более того, было задумано сделать на этих шоу аудио- и видео-записи, чтобы новая музыкальная продукция ансамбля побыстрее представила обновленный состав всему остальному миру.

Концерты прошли удачно, принеся урожай в виде набора из двух компакт-дисков под названием «Ключи к Вознесению» и чуть менее выигрышного фильма. По всему миру фанаты впадали в экстаз от этого нового достижения группы. Дабы подсластить все это варево, на диски было добавлено два новых качественных студийных трека – «Будь» и длиннющая «Вот так вот» — хоть они и не могли мгновенно воскресить славу прошлых дней, однако предвещали намерение ансамбля вернуться к прежней форме.

Последовала дальнейшая студийная работа, в ходе которой ансамбль сосредоточился на материале нового альбома, в чем-то неровном, но давшем по-своему отличный выход, подчеркнувший очевидный потенциал обновленного состава.

Эти три концерта стали рогом изобилия живого материала, включая полное переложение «Ученья, выявляющего Бога», «Разбуженных» и необычное, но приятное восстановление любовной баллады Сквайра «Далее» (“Onward”). Стив Хау был озабочен контролем над микшированием материала, который в течение года вышел в свет в качестве первого набора под названием «Ключи к Вознесению», включавшего дополнительно два студийных трека73.

В начале 1997 года ансамбль попытался определить стратегию своего дальнейшего развития, однако сел на мель, поскольку планы различных туров превратились буквально в студень. Уэйкмен вновь стал крайне непредсказуем, особенно когда расписание поездок накладывалось на его сольные запланированные ранее выступления74. Вдобавок он был против планов ансамбля выпустить сверхнормативные «живые» записи в виде «Ключей к Вознесению II» с новым студийным материалом в качестве дополнительного диска75. Не так уж это было и важно, поскольку звукозаписывающая компания не пошла на выпуск альбома при отсутствии его концертной раскрутки.

———————-

73Хау позже вспоминал, что задача эта была неблагодарной; см. у Уэлша, 1999

74задокументировано Уоткинзоном, 2001

75там же

Уэйкмена нет76, туров нет, и тогда «Ключи № 2» решили засунуть в долгий ящик до той поры, пока группа не соберется с силами, дабы дать тур с этой программой. Затем, летом 1997 года, вопрос встал с новой остротой – у ансамбля нет реальной возможности для развития.

Крис Сквайр предпринял сольный проект, завербовав Билли Шервуда, гитариста и певца, участвовавшего в туре «Рассказывай» и записи «Союза». Их план был весьма приблизительным, имевшим ряд уже записанных песен, как вдруг в кипе демо-записей Джон обнаружил русского клавишника Игоря Хорошева77. Наконец-то замаячила реализация турне.

Сводя «Ключи № 2», Билли Шервуд взялся за задачу трансформировать записи Сквайра в полноценный альбом группы Йес. Он превратился в новейшего члена ансамбля, занявшись старинными делами Эдди Оффорда, заместив заодно и Тревора Рэбина. Джон и Стив добавили, что могли, и треки были быстренько скомпилированы. В результате появился альбом «Открой свои глаза», впопыхах набитый тем, что принадлежало Йесу лишь по названию.

За два прошедших месяца группа отклонила летние гастроли, так и не утрясла нужный состав, и к осени, когда деваться было некуда, стало необходимым раскручивать уже два альбома с одним избыточным членом коллектива. Первый диск был явно неполноценен, второй несколько опрощен в угоду вкусам публики, однако, тур имел колоссальный успех.

Редкий случай в истории Йес наступил в феврале 1998 года, когда группа прилетела в Англию, дабы продемонстрировать «Открой свои глаза», а виза Игоря не позволила ему въехать в страну. Пока он боролся с бумажными проблемами, ансамбль объявил кастинг пианистов. И тут на это горяченькое место явился Адам Уэйкмен – сын Рика. Участвовал бы он в туре по Британии, если бы Игорь не смог? Скорее всего, да. Мог бы он выучить три часа нового материала за день? — Большая пауза. У Адама в коллекции был всего лишь один альбом Йес, но он тут же прикупил еще семь и начал слушать, переслушивать и делать заметки. Когда он явился на концерт, то обнаружил, что Игорь все же въехал в страну. Дабы смягчить его разочарование, Джон и Крис предложили сыграть с ними на бис. На сцену он вышел во время исполнения «Межгалактического патруля»78.

——————

76по слухам, в этот момент к Джеффу Даунсу и Пату Моразу поступил запрос на их услуги

77обнаружение Хорошева Андерсоном и воспоминания русского музыканта записаны Уоткинзоном, 2001; см.также Уэлша, 1999

78полный отчет см. у Уэлша, 1999

В окружении старых друзей и новых Йес, похоже, опять наконец-то крепко встал на ноги.

Ключи

 

Реставрировав их отношения,

Сокращая «Ключи к Вознесению»,

Успокоив упорных фанатов,

Рик и Стив стали запанибрата,

Поуменьшив джон-крисовое упоение

 

Билли Шервуд

 

Билли вырос, ЙесОвцев любя,

Что сегодня терпели забвенье себя.

Катастрофы близость грузила

Ну, и гвардия допустила

Чтоб пацан поразгреб их завалы, восторгом кипя

 

Еще одни Ключи

 

Эти записи были нещадны, как киллер,

Старый новый состав – это триллер.

С наполненьем альбома препятствия были

И, поскольку Йес чуть подзабыли,

Просто «Драйвом Ума» все залили.

 

Открой свои глаза

 

Взяли Билли, считая за пешку,

Приступили к записи в спешке

Песни Криса казались приманкой

А успех – растворимого кофею банкой

Но фанат встретил диск лишь усмешкой

 

Игорь Хорошев

 

Сел за клавиши новый ведун

По аккордышкам Йес рубанул —

Рассчитали в момент, mon ami,

Он занялся компьютерами

Не запомнился нам сей колдун

 

Самый длинный день в жизни Адама Уэйкмена

 

— Крис! Бери сына Рика без промедленья!

С визой Игоря швах: мы потерпим крушенье!

Заручившись отца экспертизой

Весь концерт тот провел за кулисой

И на сцене блеснул только под заключенье

 

1999

 

Туры 1997-98 годов запредельно порадовали фанатов группы. Несколько концертов она выдала совместно с Аланом Парсонсом и не имела никаких проблем с напоминанием о себе и тем, кто ее не видел на сцене на протяжении четырех или даже больше лет. Уэйкмен, понятное дело, отсутствовал, но Игорь стал компетентной, если не сказать, весьма изобретательной заменой. Да и Стив Хау был принят с распростертыми объятьями.

Диск «Открой свои глаза» сыгран был не ахти как; он казался «Торматовским» постскриптумом Рэбиновской эры, где его место занял Шервуд (сам Рэбин вполне себе удовлетворился и откланялся, отлично отработав «Рассказывай»). Ложный шаг по связыванию в один пучок новых студийных записей в классическом стиле группы с «живым» материалом на «Ключах № 2» оставил фанатов группы в самочувствии: «Следующий, только настоящий Йес-альбом, пожалуйста».

Ветеран рок-продюсерства Брюс Фээбён обрисовал план создания такого альбома и для этого дела утянул ансамбль в Канаду. Четыре ветерана и два новичка сплотились над проблемой, а позицией начальника было воссоздать динамику прошлого и сгенерировать материал, который бы апеллировал к фанатам, которые тысячами переставали слушать классический Йес.

Диск «Лестница» вышел хоть и весьма разношерстным набором вещей, однако наголову превзошел своего предшественника. На нем был «классический» трек «Дом – наш мир» и более удобоваримая для радиостанций «Если бы ты знала». Ансамбль попытался освоить стиль рэгги в Джоновом салюте Бобу Марли «Посланник» и таких треках, как «Разряды молнии» и «Это будет хороший денек (Река)», которые хоть и не были возрождением великого стиля прошлого, зато мирволили новому слушателю.

Тут же последовало новое турне, включая шоу в «Доме Блюза» (один из концертных залов Лас-Вегаса, шт.Невада – прим.перевод.), заснятое и выпущенное на DVD. Шервуд участвовал в нем, похоже, на общественных началах, а Хорошев был, скорее, специалистом по расселению членов ансамбля, чем истинным участником коллектива. К тому же изобилие классического Йес-материала, мало ориентированное на рок новых песен, наличие Стива Хау на его старом месте – все это взволновало верных последователей. «Лестница» не была, конечно, воплощением надежд на возвращение к прежним формам, но группа очевидно окрепла. Согласно императиву Джона, новому тысячелетию надлежало стать завлекательным.

 

Лестница

 

Возвращение к милому старому Йесу

Красота звукового замеса —

Повод восьмидесятым померкнуть

Возродить стародавнюю мерку

Вновь сыграв грандиозную пьесу

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ

Вторник, Декабрь 15th, 2015

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ

 

1980

 

В Йес-саге едва ли случилась бы более маловероятная «Драма», чем та, что разыгралась между основополагающим союзом музыкантов группы и техно-поп дуэтом «Багглз» (“Buggles”). По вокалисту/басисту Тревору Хорну и пианисту Джеффу Даунсу фанаты Йес просто с ума сходили. В общем, так уж вышло, что песня, написанная ими для настоящих идолов в тот момент, когда Йес, в своей длиннющей карьере остались в одночасье без вокалиста и клавишника, стала неким знаком судьбы для Криса Сквайра – нынешнего номинального лидера группы.

Во всяком случае, Сквайр быстро разобрался со всеми проблемами Йес – первым делом он решил прекратить сотрудничество с Хорном и Даунсом, которые жаждали, чтобы Йес записывал только их песни.

Несмотря на отбытие товарищей, Хау, Сквайр и Уайт на прослушиваниях выглядели весьма мощно, а потому и принялись шлифовать материал с его острой, но блистающей гранью – отчетливым ответом на бунтарские вопли панка. Их новый проявившийся стиль не уступал панку в неистовой энергичности, избавившись, однако, от напыщенного звукового расслоения, которое можно было порой обнаружить в предыдущих произведениях, в угоду скупому, мрачному звучанию, не приносившему в жертву ничего, кроме своей запутанности и виртуозности.

И вот, когда фанаты и критики по всему миру съёжились от дискомфорта, Сквайр убедил Хорна и Даунса слезть с корабля40. И, подумать только, он справился с этой задачей.

«Драма» — поворотная запись в истории Йес, уникальная по своему канону и внутреннему мосту меж семидесятыми и восьмидесятыми годами. Практически все остальные замены породили, в лучшем случае, залог последующего успеха, а в худшем – карикатуру на самих себя. «Багглз», напротив, пережили шок, удивление, впечатлились, воодушевились грозной увертюрой «Машинного Мессии», и быстренько сделали из нее окончание альбома – «Время бежит» (“Tempus Fugit”).

———————————

40 детальный отчет Хорна можно прочитать у Уэлша, 1999

При твердой, но искусной поддержке Сквайра, Хау обнаружился в прежде неизвестном качестве исполнителя свежих, противоречивых завываний, нехарактерных для его гитарного словаря. Будучи аутентичной без банальностей, «Драма» придвинула гитару и бас к року гораздо ближе, чем все предыдущие работы, за исключением, пожалуй, диска «В погоне за ним». Уайт зафиксировал свой экономнейший, отменнейший стиль, ненавязчиво не ускоряя новое звучание, и откровенно обнажив то, что станет внутренне присуще ударным восьмидесятых, но напрочь не будет нуждаться в его привычной изощренности. Трудно выразить, насколько разнообразными, революционными и даже провидческими на самом деле оказались шесть треков, составивших «Драму». И лишь историческая удаленность этого диска позволяет бросить беспристрастный взгляд на то, сколь идеальным он был. Ведь только Йесовские «Багглз» смогли придумать такие треки, как «В лупу» (“Into the Lens”), которые предвосхитили отделение рока-деко от преследовавшего его на протяжении ближайших лет панка.

Впрочем, что касается песенок, альбому пришлось несладко и от фанатов, и от бывших членов группы, в основном за отсутствие Джона Андерсона. Он выглядел единственно ответственным за свой малозаметный уход: большая часть клики Йес искренне поверила, что Йес без Андерсона это – совсем не Йес.

Тревор Хорн опасался этого с того самого момента, когда Крис Сквайр предложил ему центральный микрофон. Сам он был большим поклонником Андерсона. Но Сквайр убедил его, и историческая справедливость восторжествовала. Взаимоисключающие факты Йес-легенды говорят о том, что: «Драма» даже сегодня является примером изобретательного и важного документа; ни в малой степени восхищения или успеха перед аудиторией не обязанного заменой вокала Андерсона на Хорна. Что касается Тревора, то, по правде говоря, он ничего с этого не поимел; музыкальный успех, разделенный им с коллегами, шел нога в ногу с неприятием и скупостью на признание всей Йес-аудитории41.

Попытки сохранить изящество вокала вывели Хорна из дела, но ввели на его место Сквайра. Сказать, что классический Йес-вокал, это всего лишь Джон Андерсон, значит просто не отдать должного уникальному и весьма искусному песенному стилю Криса Сквайра, а также его притягательным гармоническим партиям, ставшими определяющими для музыки Йес на долгие годы. Работая с этим новым

————————

41реакция британских фанатов от Хау в «Гитарном журнале», 1992

Цитаты из Даунса по этому поводу — в его интервью Тиму Морсу, 1996

вокалистом, Сквайр не очень-то старался. Однако, песенный уровень «Драмы» не только задал новый стандарт их вокала, но выкатил инновации, типа, двух певцов на «Время бежит» и одновременного солирования Сквайра и Хау в центральной части инструментального риффа.

Но, чтобы стать по-настоящему Йес-овской музыкой, ей требовалась особая специфика, которой так жаждали фанаты. Завязка на большие темы была предъявлена в начальном «Машинном Мессии», а слово-цветные взрывы в изобилии украсили финальную «Время бежит», и только Богу известно, какой бесконечной метафорой явилась вещичка «В лупу». Ну, а конкретный гвоздь – это конечно «Белая машина» — настоящий знак препинания. Менее, чем за 90 секунд, использовав всего лишь 29 слов, этот характерный стишок идеально зафиксировал одиночество и отчуждение Западного пост-модернистского общества в глубоко эмоциональных переливах, ставших отныне визитной карточкой Йес.

Нравится вам оно или нет, по форме или содержанию, однако этот новый ансамбль стал самым что ни на есть аутентичным Йесом.

К счастью, тур «Драмы» начался в Соединенных Штатах, где (к неудовольствию промоутеров было объявлено об уходе Андерсона и Уэйкмена) обновленный коллектив был принят с распростертыми объятьями и на целых три вечера ангажирован в Мэдисон Сквер Гардене (беспримерное достижение). Доморощенные же фанаты не были столь лояльны; они открыто возражали против отчисления Андерсона, доходя до того, что перебивали концертные партии Хорна (а порой, и Даунса). Хорн, предчувствовавший нечто подобное с самого начала, был этим чрезвычайно обескуражен42. Если бы тур начался в Англии, он едва ли продлился бы в Штатах.

Турне завершилось, и Йес, а равно и «Багглз» «сбросили за борт» своего общего менеджера Брайана Лэйна43. Ансамбль в полном составе оценил ситуацию и решил не продолжать свою деятельность. После почти 13 лет жизни Йес, похоже, был близок к кончине44.

Крис Сквайр и Алан Уайт приступили к работе над новым материалом, вступив в партнерство с Джимми Пэйджем из «Свинцового дирижабля» («Led Zeppelin»). Это сообщество «ИксИгрекЗет» («ex-Yes-Zeppelin») протрудилось около двух месяцев, но вскоре развалилось45.

—————————

42 воспоминания Хорна цитирует Уэлш, 1999

43эта стычка задокументирована Уэлшем, 1999

44цитируя Хау, Морс в своей книге относит момент начала развала еще ко временам «Сменщика лошадей»

45о работе с Джимми Пэйджем Сквайр рассказывает в «Годах Йес»

Стива Хау и Джеффа Даунса вновь занесло в офис Лэйна, и вскоре он подобрал им команду коллег из прогрессивных рокеров, таких как Джон Уэттон (басист King Crimson, 1972-1974г.г., — прим.перевод.) и Карл Палмер (бывший партнер Кита Эмерсона и Грега Лэйка). В результате этот квартет под именем «Азия» в рок-прессе сплошь и рядом стали рассматривать как прямого наследника Йес.

Никто не мог тогда предвидеть, что сообщение о смерти Йес было сильно преувеличено.

 

А вот и «Багглз»

Как приблизился восьмидесятых порог

Разгорелся проблем костерок

Но проблемы, где барства видны

Были «Багглзами» решены

А уж как, знает только лишь Бог

 

Время бежит

Вышло к публике панково племя

Засовав в суете ногу в стремя

Но Сквайр, Даунс, Хау за чих

Переплюнули их

Боже мой, как бежит все же время!..

 

Драма в Соединенном Королевстве

Стала группа тут Хорном богата

Чей вокал одолел пиццикато

Но в Британии – просто, ад

Джона требовали назад

Как оплошной демОбы солдата…

Последнее слово в «Драме»

 

Звук со строем вошел в резонанс

Правда, с фанами был диссонанс

Ну, а к года концу

Стало ясно любому юнцу

Что закончился с «Багглз» альянс

 

Брайан Лэйн

 

Скажем честно про Брайана Лэйна

Править Йесом — удел фалалейный

Был уволен он — факт

В чем отсутствовал такт

Плод трудов стал пылищей музейной

 

Экскурсия по «Азии»

 

Стив и Джефф разместились нехило:

Экс-King Crimson и Палмер-светило

Но на это рагу

Был ответ: ни гу-гу

Хау «Азия» не покатила

 

“XYZ”

 

Крис и Алан свалили со сцены

Джимми Пэйджа приняв на замену

И рубились тогда эти трое

Никогда не бывая в покое

Осмеяв возрастные измены

 

1981-1983

 

Когда “XYZ” канул в никуда, Сквайра заинтересовала демо-запись, подсунутая ему Брайаном Лэйном46. Она демонстрировала возможности некоего Тревора Рэбина – молодого южноафриканского певца-сочинителя-гитариста, который кочевал по звукозаписывающим компаниям, рассчитывая на сольные дела. К тому же, подготовив к выпуску почти три своих альбома, на которых он исполнял большинство инструментальных партий и руководил звукозаписью, Рэбин у себя на родине уже был признан «героем гитары», а его ансамбль «Рэббит» — доморощенным «ответом Битлз».

Заправилы «Этлэнтик», раздосадованные тем, что процветание Йес и их товарищей из «ЭЛП» несколько застопорилось, были промотивированы попытаться соединить Сквайра с Рэбином. Тот, в свою очередь, почуял, что именно такой убийственной ритм-секции ему и не хватает, и моментально согласился на союз, пока Кит Эмерсон раздумывал47.

Первый опыт джэма у Сквайра в подвале нынче оброс легендами: достаточно ужасающими, но не относящимися к делу. Они понравились друг другу, и это самое главное48.

—————————

46в соответствие с воспоминаниями Сквайра на «Годах Йес».

47эту историю Рэбин рассказал журналу «Клавишные» в июне 1994 г., а также в «Годах Йес».

48см.заметки Сквайра в «Гитарном мире» за 1987 год.

У Рэбина в загашнике имелись заготовки ряда мелодий, которые могли бы вполне вписаться в Йес-канон: «Обладатель одинокого сердца», «Перемены» и «Город любви». Ранние версии этих песен использовались в качестве демонстрационных, с которыми он обходил компании, подыскивая себе рабочее место. Его уверяли, что голос вполне подходит для радийного рынка, но вот пропихнуть такие мелодии будет крайне затруднительно. Его почти убедили в отсутствии «правильных» песен49.

А когда мульти-инструменталист Рэбин сделал клавишные партии к своим демо-записям, стало ясно, что сценический вариант этого проекта под рабочим названием «СинемА» будет нуждаться в пианисте. Сквайр вспомнил о Тони Кэйе, десять лет как ушедшим из поля зрения. Кэй оказался вполне сговорчив и через пару фальстартов наконец присоединился к команде.

Следующий выпускник Йес был вернут в лоно родной епархии прямо из продюсерского кресла. Покинув ансамбль, Тревор Хорн заработал себе имя в студийном бизнесе. Он привнес в проект самое современное звучание, не находящееся в общепринятом тренде, но которое смогло бы использовать по максимуму возможности и радио-рынка, и группы Йес.

Используя ранние цифровые технологии, а также ориентированный на оголяющий мелодию ритм, который оставляет за бортом всю помпезность позднего Йес, Хорн взял демо-записи Рэбина, талант оставшихся в наличии членов ансамбля и создал волшебство. Появившиеся в результате песни оказались эклектичны, сложны, колки, непросты и исполнены с неземным профессионализмом и точностью. Если отбросить мелкие детали, то их запись, уловила, где, собственно, закончилась музыка, традиционная для Йес, и перековалась в ту, что стала характерна для восьмидесятых годов.

Процесс шел мимо двух важных членов – Стива Хау и Джона Андерсона. Хау на тот момент был вполне счастлив со своей «Азией» и совершенно не ожидал, что его бывшие приятели уже подготовились всплыть под прежним названием. А ведь неумолимо приближался день, когда верные Хау легионы почитателей вот-вот и переметнутся к молодому рок-богу в тесных штанах, что вопит, подражая Ван Халену, которому не хватает вежливости говорить по-английски. Однако, отсутствие Андерсона требовало более радикального излечения. Сложная цепь событий – через Сквайра – донесла записи «СинемЫ» до слуха Андерсона; Тревор Хорн сделал заключение, что Рэбин при всех своих талантах никакой ни фронт-мэн, что крайне заинтриговало Андерсона. И буквально за две недели до сведения альбома Джон Андерсон пришел на студию и приступил к записи вокальных треков. А это потребовало переза-

——————

49эту историю Рэбин рассказывает на «Годах Йес»

писи; она была немедленно осуществлена и украсила достижения ансамбля новой короной50.

Если прежние записи коллектива были невероятны, то теперь они стали просто божественны. Голоса Андерсона, Сквайра и Рэбина сливались, как никогда, а некогда экономный, а теперь – под руководством Хорна ставший неистовым – ритм-пульс по-настоящему предстал не чьей-нибудь визитной карточкой, а именно группы Йес.

 

Прибывает Тревор

 

Тревор Хорн появился на диво

Искру дара привнес хлопотливо

Он был опытный кондотьер

Запустил группу прямо наверх

Но его не взлюбили приверженцы Стива

 

«СинемА»

 

9 месяцев шла там у них кутерьма

Рэбин Бобин внес новых рок-стилей шторма

К прежним мессам влечение сдуто

Правда, стать Новый Йес почему-то

Должен первым пластом «СинемА»

——————

50 о том, как записывался «90125», см.на «Годах Йес», а также у Морса, 1996

 

Джон возвращается

«СинемА» был готов к полученью похвал

В предвкушениях утопал

Музыканты, исполненные благодати

Ухмыльнулись: тут явно, мол, что-то некстати

Джон вернулся и быстро все переписал

 

1984-1985

 

Диск “90125” был криком, услышанным буквально в космосе. «Обладатель одинокого сердца» взорвал радиостанции мира и вышел прямиком на Первое Место, подняв ансамбль из подвальчика прог-рока в стратосферу поп-рока. Подростки, никогда не слышавшие о группе Йес, в жизни не купившие ни одного ее альбома, швыряли свои деньги за “90125”, за его звучание, одновременно и совместимое с их подстегиваемой MTV жаждой бунтарского ритма и показного блеска, и предлагающее бОльшую глубину, более интересные музыкальные идеи, чем те, которыми потчевала вся вместе взятая десятка тогдашних лидеров продаж.

Этот диск на голову превзошел своих предшественников по продажам (восемь миллионов копий по всему миру). Но даже эта цифра меркнет по сравнению с потрясающим туром. На сцене, отражавшей холодноватый, рациональный настрой самого альбома, больше года на планете Земля разворачивалось шоу, набивавшее под завязку огромные стадионы вопящими толпами, многие из которых никогда не видели Йес, а те, что видели раньше, определенно не видели таких Йес.

Молодой Рэбин был вспышкой молнии, пронзающей труп многострадального пророка прогрессивного рока. Сквайр, сориентировавшись. как рыба в воде, разработал для молодого коллеги сценический стиль поведения и следил за ним (по словам Рэбина51) с упорством слона-маньяка. Теперь в эпоху гитар, лишенных шнуров, музыканты болтались по сцене, где придется, а не в задумчивой близости к микрофонам, как это практиковалось в прошлом Йес.

«Живой 90125» — витрина сценических сольных партий – был выпущен по окончанию тура вместе с концертным видео, срежиссиро-

—————

51из его интервью Тиму Морсу, 1996

ванным Стивом Содербергом (получившим номинацию на «Грэмми»). «СинемА» — двух-минутный инструментал, почерпнутый из джэм-анналов мощного трио Рэбина, Сквайра и Уайта, в 1984 году завоевал «Грэмми» в номинации Лучший Рок-инструментал.

Это было не просто возрождение. Йес, как в чехарде, перемахнул через собственное наследие.

 

90125

 

Риск большой породил и большую браваду

Новый Йес пошатнул прописные преграды

Миллионов под восемь сорвал он с насеста

Песней, всплывшей на Первое Место

Джэм же вырвал у «Грэмми» награду

 

Обладатель одинокого сердца

 

Через радио в створки окон

Вдруг открылся космический гон

Йес был снова в игре

И рванул вверх на новом инвентаре

С песней Тревора, где и не мыслился Джон

 

Живой 90125

 

И, оставшись без Тревора-экстраверта

Парни, что не привыкли к десертам

Обновили Земные анналы

И умножили капиталы

Самым крепким на свете концертом

1986-1988

 

События, связанные с диском “90125”, произошли столь быстро, что, не завершив своего мирового турне, новый состав ансамбля не успел как следует перезнакомиться. Рэбин, так или иначе, но отыгрывал роль дежурного, ответственного за оглушительный успех группы, но он все-таки был новичком. Кэй отсутствовал в составе более 10 лет, и даже Андерсон вернулся из какого-то небытия.

Рэбин рассудил, что в сложившихся обстоятельствах – особенно учитывая хаотичное расположение товарищей по всему миру – надлежит для записи следующего шедевра собрать группу в каком-нибудь объединяющем местечке52.

Продюсером стал опять-таки Тревор Хорн; ансамбль съехался на озеро Комо в Северной Италии и снял старый замок. Для записи реверберирующих ударных он был особенно хорош, а вот для скупердяя Хорна не особенно. Этот чертов продюсер отключил рубильник, и парням пришлось вернуться в Лондон53.

Тревор в двух лицах – участник состава и идеолог того, как должен звучать ансамбль,- вступил в конфликт сам с собой, что не принесло положительного результата. В конце концов, Хорна выручили из этой беды, и группа вернулась в Лос-Анджелес, где и принялась за дело. Так или иначе, осенью 1987-го в продажу поступил «Большой генератор», спустя почти два года после начала работы над ним.

В некотором смысле, будучи продолжателем дела своего предшественника, и в малой степени салютуя прошлому Йеса, «Большой генератор» собрал плоды за счет тура в стиле “90125”, но, конечно, проиграл ему. Он продавался в два раза хуже. А синглы «Ритм Любви» и «Любовь найдет свой путь» были достаточно привлекательны, но даже рядом не стояли по своей радио-популярности с «Обладателем…»

———————-

52так объясняет Рэбин свои мотивации в интервью Тиму Морсу, 1996

53задокументировано Уэлшем, 1999

Между тем в стане Йес нарастала дрожь, волнение разочарования по поводу того, что заложенные диском «90125» инновации по-настоящему-то так и не развернулись (некоторые авторы, типа, Билла Мартина, считают по-другому54). «Я бегу» и «Последний взгляд» несли клеймо тем и комплекс структур, казавшихся эхом классического Йеса, а «Стреляй повыше, но целься пониже» имели привкус зловещего ощущения, разлитого по «Драме» (хотя ее тематика была достаточно разнообразной). В общем, многие обвинили группу в пустых претензиях на внимание радио-эфира.

Любите Вы его или ненавидите, но «Большой генератор» задокументировал существование нового, другого Йеса.

Интересно, что к этому моменту истории Йес его синглы никогда не выходили поперед двух альбомов подряд. Меркантильность, проявившаяся при выпуске данного диска, трудности, преследовавшие ансамбль при его записи, и сдвиг в философии, казалось, продекларировали группе и дальше придерживаться той же политики.

 

«Большой генератор»

Итальянский прогон был хреновым заочно

Может, записи в замке по сути порочны

Но, сопрягши и ротор, и статор

Группа выдала «Big Generator»

И продолжилась дружба хрупка и непрочна

 

Отбытие Джона, вновь

Джон был в сильном унынии где-то deep down

Созвонился он с Уэйкменом, Бруфордом, Хау

И куда бы зашла эта новая группа

Фантазировать нам просто глупо

Слишком поздно, сказал бы я, now…

—————-

54см.его комментарий в книге «Музыка Йес: Структура и Видение в прогрессивном роке».

1989

 

Хотя в турах “90125” и «Большого генератора» исполнялись классические вещи Йес, такие как «Межгалактический патруль», «Сердце восхода», «Кружной путь» и «И ты, и я», у некоторых из членов команды осталась неудовлетворенность их коммерческой значимостью. Эту неудовлетворенность совершенно очевидно демонстрировал Джон Андерсон; он страдал не только от недовольства тем направлением, которого теперь придерживалась группа, но и от утраты собственной влиятельности. Присоединившись к составу в момент окончания работы над “90125”, когда Тревор Рэбин почти уже укрепился на позиции ведущего креативщика, Андерсон обнаружил, что дела обстоят не так, как оно было в семидесятые. Стиль работы был другим, а его роль далека от прежнего доминирования.

Это стало огромным сюрпризом, и Андерсон во второй раз покинул Йес, имея на уме кое-какие планы55.

Осевший в Лос-Анджелесе состав мог бы, в принципе, привлечь Криса Сквайра, но большинство музыкантов, сгенерировавших величайшие достижения начала семидесятых, было уже Бог знает, где. Хау давно расстался с «Азией», Уэйкмен так и не пристал ни к какому берегу, а Билл Бруфорд (которого Йесовцы даже и не слышали на протяжении 15 лет) вновь вернулся в команду «Малинового Короля», но в настоящее время был оттуда опять отчислен.

Пришло самое время, по мнению Андерсона, вновь созвать классический состав Йес56 .

К сожалению, засевшая в Лос-Анджелесе команда — так называемый Западный Йес – ни о чем подобном не помышляла и, не мешая Андерсону делать музыку вкупе с Бруфордом, Уэйкменом и Хау, могла бы все-таки помешать им называться Йесом, ввязавшись из-за этого в судебные споры, оставившие всех в дураках57. По непонятным причинам Андерсон, Бруфорд, Уэйкмен и Хау взяли себе не спорное название, а просто то, что составили их фамилии: Андерсон, Бруфорд, Уэйкмен и Хау — «АБУХ».

В результате летом 1989 года появился, выпущенный на «Аристе» альбом, наверное, удовлетворивший в полной мере тягу фанатов к

————-

55его воспоминания об этом уходе задокументированы в Йес-журнале (“Yes Magazine”) том 1, № 3 за 1988 год

56интересны цитаты Андерсона об этом решении в томе 2, № 1 Йес-журнала за 1989 год

57особенно смешно это изложено в журнале «Пень» (“Stump”) за 1997 год

возрождению. В общем, обширными композициями, типа, «Мой брат» и «Темы», космической гимнологией «Приказ Вселенной» и нео-романтической «Встречей» этот состав одарил своих почитателей пикантностью прежнего, классического замеса.

Как оно часто бывало, вслед за выпуском альбома последовал тур в его поддержку. И фанаты, как сардины в банку, набивались в концертные залы, дабы лицезреть старую воссоединившуюся вновь гвардию.

Пока все это развивалось себе, Западный Йес не сидел, сложа руки, а принялся за новый студийный проект. Отбытие Андерсона потребовало призвать нового фронт-мэна, и пока рассматривались кандидатуры Роджера Ходжсона из «Супербродяги» и менее известного Билли Шервуда, у Тревора Рэбина появилась возможность заняться собственными сольными проектами. Он запустил «Нельзя отвести взгляд» (“Can’t Look Away”) – свой четвертый сольный альбом – страстный, четко сформулированный и чрезвычайно политичный, сфокусированный на борьбе своих соотечественников в ЮАР. За выпуском альбома последовал скромно обставленный тур и запуск сингла «За что ты мог бы держаться», чудесно встреченный слушателями.

За короткий период Рэбин смог предстать перед своими фанатами тем, кем он для них и был – а вовсе не для фанатов Йес, многие из которых не могли да и не смогли бы никогда простить ему вытеснения из группы Стива Хау.

 

Андерсон Бруфорд Уэйкмен и Хау (АБУХ)

 

Джон, как всегда, был на взводе — попробуй уйми

Новый лэйбл фанаты взалкали, по сути, являясь детьми

И ансамбль из музыковедов

Изготовленных к новым победам

Назван был их фамилиями

 

Тревор сам по себе

 

Рэбин в курсе был дел, насколько возможно

Башмаки Стива Хау надев осторожно

Но они были явно не по ноге

И пришлось их оставить судьбине-карге

Вот расстаться с фанатами Йес было сложно

СЕМИДЕСЯТЫЕ

Вторник, Декабрь 15th, 2015

СЕМИДЕСЯТЫЕ

 

1970

 

По мере того как шестидесятые близились к завершению, то, что раньше было «рок-н-роллом» — молодежным музоном, под который подростки зависают в кинотеатрах для автомобилистов,- перепозиционировало себя в просто «рок» — нечто совершенно иное. Битлз сделали это явление культурно значимым, Роллинги – представляющим опасность; рок-исполнители вдруг обнаружили, что они находятся в положении иконоборцев и одновременно сражаются за собственную респектабельность. Ансамбли, подобные «Угрюмому Блюзу» (“Moody Blues”), искали ее в использовании оркестрового аккомпанемента к своим записям.

Не возбудив никакой ряби на поверхности музыкального океана своим первым альбомом, Йес примкнул к вышеупомянутому модному увлечению. Друг Джона Тони Колтон записался в продюсеры, с ним, а также с Лондонской Синфонией (один из известных столичных камерных оркестров – прим.перевод.) и отправились музыканты в студию записывать свой второй альбом. У этого Колтона не было никакого опыта продюсерской работы, чему, казалось, не придавалось никакого значения.

Результат оказался не самым выдающимся, хотя такие треки, как «Сладкие Мечты» и «Путешественник по Астралу» были вполне себе милы. Заглавная композиция «Время и Слово» была балладой, написанной Джоном в ответ на битловскую «Эй, Джуд». Впрочем, прогресс был налицо: альбом преуспел несколько больше, чем его предшественник.

Гораздо бОльшие последствия имела внутренняя реакция музыкантов на эту работу. Питер Бэнкс обнаружил, что его партии перепоручены струнным и духовым. Гитарист заявил, что исполненные им соло оказались загублены при микшировании. А также пришел к убеждению, что Колтон не проявил должного интереса к его игре5.

Но проблема вышла за пределы игры Питера. Он единственный из членов ансамбля был против идеи использования оркестра при записи, аргументируя тем, что суть Йес в том, чтобы ансамбль звучал подобно оркестру сам по себе благодаря плотности музыкальной ткани и аранжировкам.

В конце концов, он был, видимо, прав. Диск «Время и Слово» оказался не слишком удачным экспериментом. Но, по иронии судьбы,

________________________

5 Спец-замечания Бэнкса смотри у Морса, 1996

при работе над следующим альбомом возобладала точка зрения Бэнкса, когда его самого уже успели заменить, а ансамбль погрузился в еще более замысловатые аранжировки, которые действительно сделали его истинным рок-оркестром. Однако, к тому времени Питера Бэнкса уже сочли «лишним человеком». Если бы не этот «оркестровый» вопрос, вероятно, нашлась бы еще какая-нибудь закавыка: среди прочего, некоторым одногруппникам казалось, что он просто-напросто играет слишком громко.

Во время выступления в Лутонском техническом колледже Крис и Джон зашли к Питеру в гримерку и предположили, что, видимо, пришла ему пора оставить их компанию. Ошеломленный Бэнкс внезапно осознал, что уже не является частью созданного им самим ансамбля, ансамбля, который он любил так же сильно, как и все остальные участники6.

Группа объявила об его отставке и трехмесячном перерыве в своей деятельности, необходимом для поиска замены.

 

«Время и Слово» от Джона

 

Диск второй в англо-чартах упал

Джон в нем Пола перещеголял

Был там кайф меломанов

Вкупе с кучей изъянов

И никто его не покупал

 

«Время и Слово» для Питера

Питер Бэнкс – вот досталось кому

Очень не подфартило ему

К Йес-альбому сквозь нудь

Вроде вымостил путь

Но, считал, что оркестр ни к чему…

_____________________

6 Полную историю смотри у Уэлша, 1999

1971

Трудно сказать, почему Стив Хау показался лидерам Йес идеальным вариантом замены Питера Бэнкса. Его зеленая лондонская юность, прошедшая в таких бандах, как «Песнь» (“Bodast”) и «Элита»/«Завтра» (“In-Crowd”/”Tomorrow”), определенно упрочила репутацию таланта, на который стоит обратить внимание, однако работа в этих ансамблях была довольно традиционной по сравнению с тем, какие планы вынашивали Сквайр и Андерсон для собственного детища.

Что бы ни побудило к этому решению, но оно оказалось прямым попаданием в цель. Мышление новичка полностью совпало с Йесовской повесткой дня. Его притязания крайне разнились с теми, что задавала мода на Эрика Клэптона/Джеффа Бека/Джими Хендрикса, он искал совершенно нового звучания. И шел к этому через эклектику, овладевая не столько гитарой, сколько сопутствующими струнными инструментами, которые смогли бы удовлетворить его музыкальные чаяния.

Это оказалось, как говорится, божественным сочетанием, и Хау не колебался ни секунды, когда поступило предложение войти в состав Йес. В ансамбле он тут же утвердил себя на пару со Сквайром в качестве стилиста, на пару с Андерсоном – в качестве философа-мечтателя, на пару с Бруфордом – сотрясателем устоев. Оглядываясь в прошлое, ясно вижу, как и Тони Кэй результативно подправил свой скромный стиль, дабы приспособиться к новому гитаристу.

Личная «подача» Стива абсолютно не сочеталась с его музыкальными амбициями. В отличие от стандартных в те дни гитаристов, ковавших стереотип «гитарного героя» — дерзкого, шумного и чересчур яркого, — Хау был гораздо сдержаннее, почти скромен в интервью и, в большинстве случаев, не бросок. На сцене же он воплощал совершенно иной образ: жаркого исполнителя с необузданной, почти дикой энергией. Но вместо того, чтобы с юношеским эпатажем направить эту энергию на толпу, он направлял ее на все свои инструменты. Интенсивность, которую Стив в качестве действующего стиля привносил в «живое» исполнение, оказалась совершенно новой для британской аудитории. А для тайных планов Йес она пришлась, как нельзя, кстати.

 

Стив поступает на службу

И, дозревши до творческой ломки

К ним пришел без туфтовой шпажонки

Лесоруб, наторевший в соляшках уже

Враг всех распространенных клише

Он к тому же не был слишком громким

За первые два года существования ансамбля фанат Йес и предвидеть, наверное, не мог того качественного скачка, который ансамбль совершит при записи «Йес-альбома». Судя задним умом, трудно заключить, что даже сами музыканты предполагали нечто подобное. Приход Стива Хау запустил механизм урагана творчества, и он оказался первым в этом составе профессионально подготовленным музыкантом, который смог погрузиться в раздумья Джона Андерсона и всплыть оттуда с темами и разными загогулинами, достигшими того высокого стандарта, к которому стремилась вся группа.

И какие загогулины! Какие темы! «Йес-альбом» — этакий редкий приз в рок-музыке, альбом, который сияет от первой ноты до последней. Большинство дисков подобного рода содержат две или три исключительные композиции, все остальное – не более чем прокладочный материал. А этот диск не только удерживает высокий уровень качества, но и распространяет его на треки, кардинально различающиеся, однако сохраняющие последовательно Йесовское фирменное звучание.

Этим альбомом ансамбль установил свои приоритеты: продолжительные, многоходовые композиции, формальное заигрывание с классикой. Песня «Я видел, что все хорошие люди…» с ее двумя очень различными, но любопытно неразрывными частями, задает высокую планку для подобных работ. «Межгалактический патруль» идет еще дальше со своей начальной частью – «Искатель жизни» — духоподъемной мелодией Андерсона, центральной – «Разочарование», написанной Сквайром и базирующейся на кантри-риффе, исполненном Хау, и заключительной «Червь» — зловещим и гипнотическим инструменталом воющей гитары и клавишных, сочиненным Хау. В качестве первых попыток подобных аранжировок они просто поражали.

Сольная вещь Стива «Хлопок» — своего рода знакомство нового гитариста с фанатами Йес; убедительная мелодия, на протяжении десятилетий удерживавшая внимание концертной аудитории. «Для тебя позора нет» — причудливая, но неотразимая песня, менее инновационная, чем большие композиции, однако демонстрирующая проявившийся новый стиль коллективного вокала. Ну, и «Бесконечные перемены» разворачиваются совсем иным ракурсом, знаменуя бесшовное слияние мелодии с ритмом, которое в точности подходит понятию «Йес», но которое оказалось крайне труднодостижимым для большинства прочих прог-рок-групп, попытавшихся его достичь.

Отсутствие гитариста и заслуживающего внимания успеха первых двух альбомов поставило под сомнение будущее музыкантов на Этлэнтик-Рекордз – их тогдашней фирме. Нехватка средств и отказ от концертной деятельности без гитариста пододвинули коллектив буквально к грани выживания. «Йес-альбом» стал не просто спасением, а художественным триумфом, громко заявившим миру рок-музыки: Йес добился признания, и положение дел уже никогда не будет таким, каким было…

«Йес-альбом»

 

Прогрессивнейшим стиль обернулся

И цветистый напев приглянулся

Этим диском они отстояли

Свой ансамбль, что когда-то создали

И народ как-то к ним потянулся

 

Все хорошие люди

 

Джон и Крис понаставили вех

Некто, мол, избегает утех

Нот сомнительных морось

Шахмат знаковый образ

Гимн сковав, потрясающий всех

 

Бесконечные перемены

 

Для кого – симфонистскую жуть

Для себя – ритм-мотивную суть

Учредили как норму

В музыкальную форму

Чем наметили будущий путь

 

 

Межгалактический патруль

 

Выполняя разведки приказ

Он явил нам трех-частный контраст

Парадоксы давя

И абстракций червя

Как не ждал самый лучший фантаст

 

Следующей жертвой на пути к совершенству Йес стал органист – элегантный и приветливый Тони Кэй. В отличие от Питера Бэнкса он не оспаривал направление, в котором развивалась группа, и не сделал ничего, что послужило бы основанием для его отставки.

Единственной оплошкой стала его любовь к мощному Хэммонд-органу. Кит Эмерсон и Джон Лорд сделали этот инструмент настоящей рок-классикой наряду с гитарами Гибсон Лес-Поль и Фендер Стратокастер. Под его руками он стенал и завывал; музыкант был бы рад и дальше продолжать в том же духе. Но его самоуспокоенность не согласовывалась с магией новых необузданных вокальных свершений Джона и Криса на электронном Фронтире. В лабораториях Муга и АРП создали очередной аналоговый синтезатор. Мини-Муг и его кузены познакомили мир с новой текстурой рока, и лидеры Йес предпочли именно такое звучание. Интерес к Кэю был утрачен.7

Существовало к тому же некоторое недопонимание во взаимоотношениях Кэя со Стивом Хау, который быстренько взял на себя сценическую, да и студийную, роль Героя Гитары. Впрочем, это были проблемы, скорее, не музыкального плана; на «Йес-альбоме» Кэй идеально разукрасил задний план лирических партий Хау, снабдив их крепкой, но ненавязчивой поддержкой.

Довольный существовавшим положением вещей, Кэй был не слишком рад принудительной работе на инструментах, его не интересовавших. И после шоу в Хрустальном Дворце (“Crystal Palace”) по окончанию тура в поддержку альбома он покинул коллектив. Йес-легенда гласит, что его уволили, однако сам музыкант утверждает, что развод состоялся «по обоюдному согласию».8

———————-

7 Комментарии Кэя – в августовском номере журнала Клавишные (“Keyboard”) за 1991 год

8 Из его видео-интервью к альбому «Годы Йес»

Он включился в работу с сочинителем Дейвидом Фостером – прежним партнером Андерсона, и создал собственный ансамбль «Барсук» (“Badger”).

Однако, в отличие от Бэнкса, Кэй в конечном счете «нашел дорогу домой» (обыграно название песни с сольного альбома Андерсона «Друзья мистера Каира» – прим.перевод.)

 

Тони Кэй идет подальше

 

Был создан план по вытесненью Тони

И после переправы поменялись кони

Сигналы новых клавишных реалий

Его страшили и пугали

И вытеснили одно-трюкового пони

 

К моменту попадания на заметку к Крису Сквайру Рик Уэйкмен стал уже почти легендой. Пребывая в составе фолк-банды «Клубнички» (“Strawbs”) он пересекался с Йес, работая у них «на разогреве», но сейчас этот выпускник Королевского Колледжа Музыки трудился сессионным музыкантом и был по-настоящему хорош сам по себе.

Те репетиционные дни теперь стали частью истории рока. Ведь это его меллотрон «отрывался от земли» на «Нештатной ситуации в космосе» (“Space Oddity”) Дейвида Боуи. Это его ликующее пианино – на классике Кэта Стивенса «Утро прорвалось» (“Morning Has Broken”). Кроме того, Рика интересовал весь спектр клавишных инструментов, а не только пианино и орган. Его привлекали новые синтезаторы и прочие клавишные новинки хай-тека; он использовал их при первой же возможности. Все это делало его именно тем клавишником, в котором нуждались Сквайр и Андерсон. Они не знали лишь, что к этому времени Рик уже подустал от групповой работы, а кроме того, сессионный музыкант и зарабатывал побольше.9

Уэйкмен – крепкий и красочный персонаж – был одним из тех, кто загружается в пабе не по-детски, и у кого всегда в избытке гранди-

—————————

9 Для детального ознакомления с этим периодом его карьеры см.книгу Уэйкмена «Скажи «Да!», 1995

озные истории для развлечения своих собутыльников. Он был на подъеме, четко знал, чего хотел, и не стеснялся говорить то, что думал.

Сквайр позвонил этому «цветистому» пианисту, дабы соблазнить и склонить его к вступлению в Церковь Йес. Как истинному сквайру (ист.главный землевладелец прихода – прим.перевод.) ему и в голову не пришло, что подобный звонок посреди ночи понравится не каждому. Уэйкмен хорошо помнит, как его разбудил звонок Сквайра, и он резко дал отбой, не проявив никакого интереса. Но в результате последующих звонков, как от Сквайра, так и от менеджера группы Брайана Лэйна, Рик явился на прослушивание – и так уж вышло, что на этом прослушивании они впервые поработали вместе над «Кружным путем» и «Сердцем восхода» (“Heart of the Sunrise”). Больше сказать нечего: Рика зацепило.10

Все остальное, как говорят члены группы, достояние истории. Теперь Джона Андерсона окружали четыре виртуоза, каждый из которых был склонен повести Йес в такую «светлую даль», куда до того не ходил ни один ансамбль. И, если «Йес-альбом» продемонстрировал новую структуру их музыки, то следующий диск под названием «Хрупкий» уже наполнил эти рамки беспрецедентным в истории рока звучанием. Теперь у Стива Хау имелась ровня, с которой он был вовлечен в мелодическое взаимодействие. И, когда такой коллектив взобрался на сцену, фанаты даже представить не могли, что их ждет.

 

Без четверти три часа утра

 

— Хочешь в Йес?- был звонок в ранний час

Рик, насилу проснулся и сразу в отказ

Но нашел-таки время он днем

Над Кружным поработать Путем

Это точно известно сейчас

 

 

————————

10 Всю эту историю Уэйкмен рассказывает в «Годах Йес»

Хрупкий

 

Уэйкмен принят, и все расцвело

Осенило всех Музы крыло

На пророчествах сладких

Заработали бабки

И ансамбль вновь на запись влекло

 

Хит-сингл

 

Джон на письма из туров был даровит

Оглушающий стих — хоть кого забубнит

«Путь Кружной» забабахали сильно

Отпечатались в топе, ставшем лабильном

Это был первый Йеса радио-хит

 

Завершающий трек

 

Мир разыскивая «в сердце солнца»

Голоса безобразят до донца

Рай коварный, внушает нам страх

Пилигрим потерялся впотьмах

Два шедевра в руках двоеборца

 

«Хрупкий» ошеломил. Он преодолел высокий барьер разнообразия и изобретательности, заданный своим предшественником, а это говорит о многом. Четыре новых коллективных творения, переплетенные с пятью сольными работами разного качества, просто взорвали существовавшие стереотипы во всей Англии – а, в конце концов, и в Соединенных Штатах.

Альбом стартовал с трека, ставшего определяющим для судьбы ансамбля. «Кружной путь» обладает поразительными достоинствами, в нем описана исключительно поэтичная взаимосвязь мужчины и женщины, это пример трепетной романтичной поэзии безо всякой тени слезливого «нажима на жалость», типичного для подобных песен начала семидесятых. Наполненный обрывками мелодий, которые чья-нибудь сестренка станет без труда напевать себе под нос, он одновременно являет собой усложненную мелодическую инновацию и образчик простоты. «Кружной путь» продемонстрировал фирменный Йесовский вокальный стиль: от энергичного воззвания Андерсона в главной теме песня движется к характерным для Йес гармониям в повторе.

В музыкальном плане песня тоже весьма насыщена; от инвертированного фортепьянного аккорда и меланхоличной начальной партии гитары слушатель узнает, что ему уготовано весьма эклектичное угощение. Вслед за этим коротенькая минорная прогрессия выразительно требует внимания; словно стихи Андерсона являют собой некую каллиграфию, а рельефные аккорды Хау – перо для такого чистописания.

Но угощение не исчерпывается этим. Ансамбль удивительным образом варьирует прогрессию в мажорном ключе, где она приобретает новый характер благодаря вокалу Андерсона и бесподобному ликующему хору всей компании. Разнообразие множится скрытными ходами Уэйкмена на органе и синтезаторе, перебиваемыми подобными глоткам воздуха сольными партиями Хау.

И это была только первая запись на диске!

Она немедленно наводнила радио-частоты, охарактеризовав собою тот момент в истории, когда подобный формат на годы окопался в наших радиоприемниках. «Кружной путь» и по сей день остается классическим сырьем коротковолновых радиостанций.

Ансамбль продолжил, создав три куска коллективного музицирования, перебиваемые сольными выступлениями. Каждая из этих трех групповых работ уникальна, индивидуальна и четко представляет новую форму развития, к которой так стремилась группа Йес.

Альбом закончился так же, как и начался – жирной сияющей точкой. Если «Кружной путь» предполагал, что Йес вышел-таки на сцену прог-рока, то «Сердце восхода» не оставило в этом абсолютно никакого сомнения. Обжигающий, неистовый, безбашенный рок, стильные стихи, нежнейшая баллада, своего рода саундтрек к некоему внутреннему фильму,- и все это в одной песне. Ни одна из фраз не сдерживает своей цветистой вариативности и атакующей звуковой образности.

Открывающая композицию партия баса, подобная истребителю, взлетающему по тревоге, разбиваясь потом на переплетающиеся, идущие вверх-вниз гаммы – разрушаемые вдребезги отчаянными взрывами Уэйкменовского органа – создает образ загнанного преследуемого, который ищет укрытия, но за каждым поворотом сталкивается с преградой. Бас Сквайра вторгается в этот образ своими неторопливыми шагами, исполненными ужаса и угрозы, которые усиливает синтезатор Рика, подражая фильмам про шпионов. И после всего этого предвосхищается лишь одно – мягкий Андерсоновский всплачь неудовлетворенности в стремлении к духовному преосуществлению. Сквозь все эти хитросплетения ансамбль настаивает на своем давно созревшем ощущении структуры с искусными и интересными вариациями главной темы и инструментальными пассажами, которые отказываются от любых известных клише. Хау создает совершенно уникальные риффы; клавишные Уэйкмена совершают невероятные прыжки, чисто логически связуя мостом партии гитары и вокала. Стив преподносит фразы доселе не слышанные; пиано-вставки Рика несут классический оттенок, но отнюдь не банальный. Как могла срабатывать эта звуковая и стихотворная мешанина, бросая вызов всеобщему непониманию, неясно, однако песня явила себя не только гармоничной и успешной, но и триумфальным, почти идеальным образцом нео-классического песнесочинительства.

Можно ли серьезно обвинять фанатов и критиков, посчитавших достижения этого альбома пиком? А тех, кто превознес до небес битловского «Сержанта»? Или «Любимые Звуки» Пляжных Мальчиков? Никто не мог предвидеть, что «Хрупкий» при всех своих достоинствах был всего лишь разминкой для группы Йес

 

1972

«Хрупкий» стал для Йес тем же, чем когда-то и «Вращатель» (“Revolver”) для Битлов – мерцающим провозвестником появления абсолютного шедевра. Карабкаясь на 4 место в чартах США и на 7-ое в Соединенном Королевстве, он продавался охапками и заявлял всему миру, что Йес – это «всерьез и надолго».

Подбодренный триумфальным туром по Соединенным Штатам, ансамбль вернулся в студию. Теперь ему никто не ставил границ; сама студия с Эдди Оффордом за главной консолью стала музыкальным инструментом. И, если «Хрупкий» можно было считать слегка подпорченным пятью шероховатыми сольными виньетками, то его последователь – «Ближе к краю» — стал бездефектным достижением в рок-музыке, остававшимся непревзойденным в течение трех десятилетий.

Реальность и легенда несколько расходятся в обстоятельствах его создания. Каждый, одаренный этим неземным достижением, испытывает почти непреодолимую жажду верить в его боговдохновенность. Билл Бруфорд решительно возражает против такого подхода.

Он неоднократно заявлял, что никакого генерального плана создания того, что потом воплотилось в «Ближе к краю», не существовало.11 В то время, как Джон и Стив обеспечивали тему, над которой еще предстояло поработать, реальный композиционный процесс был коллективным и продвигался урывками – минутку тут, две – там, еще минуту, полминуты, три минуты и так далее. Музыканты часто придумывали несколько тактов, записывали их, останавливались и придумывали еще несколько. В «Годах Йес» Джон Андерсон описал этот процесс так: «музыке было позволено управлять музыкантами».

У Бруфорда иной взгляд. В тех же «Годах Йес» он сказал, что альбом осчастливил весь ансамбль.

Далее он поведал, что в дни записи для музыкантов было вполне обычным делом прервать работу – прямо посреди композиции – упаковать все свои инструменты и помчаться на север на вечернее выступление, вернуться и на следующий день завершить начатое. Последствием такой бессистемной активности стало, конечно, совершенно различное звучание одних и тех же инструментов на разных кусках записи – довольно странное достоинство, по мнению Бруфорда.12 Более, чем странное. Не слышанное доселе.

И странности только множились. Запустив «Кружной путь» против часовой стрелки, продюсер (он же звукоинженер) Эдди Оффорд – свободный от докучливого контроля боссов звукозаписывающей компании – ушел в полную отвязку в своих импровизационных инженерных технологиях.13

Его управление мульти-трековой записью простиралось и на процесс композиции. Песня в процессе работы над ней была, по мнению Эдди, серией обрывков пленки, нарезаемых с катушки – до тех пор, пока их не наберется достаточное количество: минута тут, две – там, полминутки, еще одна…

Завершение песни – в частности завершение шедевра «Ближе к краю» — стало делом склейки обрывков пленки в соответствующем порядке.

———————

11См.воспоминания Бруфорда в его интервью Тиму Морсу, 1996

12Замечания Бруфорда можно найти в «Годах Йес»

13О редакторских приемах Оффорда Билл Бруфорд рассказывает Морсу, 1996

Рик Уэйкмен припомнил один особенно душераздирающий момент.14 Полное завершение композиции записывалось несколько раз и, согласно Методу Оффорда, разрезалось на куски для дальнейшего использования. Те, что не шли в дело, конечно, выбрасывались. Но, когда Эдди срастил все эти заготовки незавершенного производства, окончание оказалось несоответствующим. Исполнение было идеальным, но его отвергли, поскольку звучание инструментов не сочеталось с предыдущими кусками (без сомнения, это стало результатом сборок-разборок аппаратуры, когда живой концерт прерывал работу в студии). Правильный кусок пленки уже выкинули вместе с мусором, так что музыканты были просто убиты горем. Но они быстро оправились – исполнение-то было изумительным, а того факта, что инструменты звучат не в лад, не заметил никто, в особенности, владельцы Этлэнтика!

Что делает эту авантюру достойной франшизы Роберта Рипли «Хотите верьте, хотите нет» (в 1929 он начал издание журнала о ярких событиях и личностях, после знакомства с которым у читателей оставалась масса вопросов — прим.перевод.)? А то, что по своей структуре это соната – одна из наиболее элегантных и изощренных музыкальных форм. Замысловатое развитие ее тем и захватывающих вариаций так же безупречны, как и любая когда-либо предпринятая попытка подобной композиции, лежащей за пределами классической музыки. «Ближе к краю» не был запланировано гениален, скорее, стал таковым в процессе воплощения. Наверное, просто богатство музыкальной изобретательности оказалось в правильных руках в правильное время.

 

Близко

 

Верил Йес, что напишет сонату

Риск велик, но решили ребята

Неземную потребность

Переделать в известность

Иль остаться персонах нон грата

 

 

 

14 подробно изложенный в радио-интервью на станции «В студии»

Ближе

 

В нем космическая бесконечность

Сдюжит судей всю бесчеловечность

Песнь одна диска пол- заняла

Тут-то карма парней расцвела

К музыкантам пришла безупречность

 

Ближе некуда

 

Весь прог-рок в показушном волненье

Ожидал Йеса дел ухудшения

Стив же с Джоном этого вместо

Возмечтали о реках небесных

Одарив нас своим вдохновеньем

 

И ты и я

 

В пир эмоций чертовских по силе

В музыкально-лирическом стиле

Все вложив, до последнего грана

Полюбился за это Йес фанам

Даже критики чуть похвалили

 

Что именно..?

Пост-модерн, феминизм надрывался

Этой темой, мол, Йес возрождался

Через Блейковский гром продирался

Ну, а ты сомневаться остался

Кто ж под именем Кхатру скрывался

 

Эдди Оффорд

 

Не поющий герой, он в поездках спасает

Хватку не ослаблять помогает

Истязает квинтет

Ножниц апологет

«О, вот тут вот шедевр!» и кромсает…

 

Странно, но именно в этот момент – момент триумфа ансамбля – на фасаде Йес появилась первая трещина. Две персональные замены, произошли давным-давно, когда лидерская группа из Джона и Криса решила, что так будет лучше для всего проекта. Нынешней же замены они никак не предвидели; она могла напустить туман неопределенности на все будущее коллектива.

Джазмен Билл Бруфорд четыре года назад откликнулся на приглашение в Йес, не до конца осознавая, что вступает в рок-банду. Хотя группа долгие годы не придавала значения навешиваемым ярлыкам и не была общепринятым рок-ансамблем, но трактовать его в качестве джазового было бы странно, за исключением легкой, чисто джазовой манеры игры Бруфорда и привкуса опять же джазовой изобретательности, которая часто окрашивала звучание его инструментов.

Так что, оглядываясь в прошлое, приходишь к выводу: обольщение Билла иной музой, не было полной неожиданностью. У Роберта Фриппа – предводителя «Малинового Короля» (“King Crimson”) – было несколько возможностей, чтобы встретиться и потолковать с ударником, который в итоге счел предложение «Малинового Короля» более интересным. Музыка Йес была изумительно сложной и необузданно изобретательной, однако, сложные аранжировки оставляли мало места для «изыскательских работ», а это было именно тем, чего Бруфорд страстно желал.15

За его уходом скрывалось не только приглашение «Малинового Короля». Скромная и чувствительная натура Билла была далека как от зацикленных на вечеринках Сквайра и Уэйкмена, так и от независимого Андерсона. В маленьком блокноте он записывал все свои групповые заработки до пенни и не одобрял обильных трат своих коллег. Он также был недоволен проживанием в коммунальной квартире, и сильно возражал, когда Сквайр занимал его ванную комнату. По прошествии четырех лет все это стало чересчур утомительным.

Но главной среди причин отступничества Бруфорда был тот факт, что он попросту не вписывался в ту славу и успех, которые теперь Йес снискал сполна. Билл был музыкантом «в поиске» и считал, что участием в записи последнего диска Йес проявил себя с самой лучшей стороны. И он чувствовал, что теперь на музыкальной территории ансамбля ему нечего больше исследовать. Билл нуждался в поиске новых музыкальных горизонтов.

Удивление коллег было сравнимо только со степенью их неудовольствия. Отклик Уэйкмена был сродни испугу. Хау позже назвал это величайшим шоком за все годы, проведенные в группе. По словам Бруфорда, Брайан Лэйн установил довольно высокую цену за его уход из группы. Он будто бы порешил взыскать с него 10000 USD штрафа за авиа-перевоз барабанных принадлежностей и дележ доходов от «Ближе к краю» со своим будущим преемником.16

Через два года «Малиновый Король» распался. Бруфорд и глазом не успел моргнуть. Но он не поспешал, решив, что его одиночное путешествие музыканта воплотится в некие «Бесконечные перемены». И пару его лет в «Малиновом Короле», равно как и годы в Йес, следует зачесть за классику.

 

 

 

 

———————————

15см. Морс 1996, Уэлш 1999, где досконально обсуждается эта история, а также собственную версию Бруфорда в «Годах Йес»

16Уэлш 1999 приводит специфические цитаты из Бруфорда касательно штрафов, связанных с его уходом

Прощай Бруфорд

 

Роберт Фрипп проявил интерес

Тут и Билл к новой жизни воскрес

Чтоб «King Crimson» его приютил

Он втридорога заплатил

Улизнув от Товарища Йес

 

Замена Бруфорду, подобно многим последовавшим за ней в истории Йес, не могла быть более необычной. В отличие от Отцов Основателей, Уайт пришел в ансамбль со своей «генеалогией», и более впечатляющую «генеалогию» было трудно вообразить: он играл с самим Джоном Ленноном. Будучи участником «Плэстик Оно Бэнда», Алан джеммовал с Эриком Клэптоном и понравился ему, играл с Джо Кокером и Джинджером Бэйкером – короче, это единственный из участников Йес во всей его истории, для которого членство в этой группе в момент его официального введения в должность могло рассматриваться всей рок-индустрией как понижение.

Дело в том, что Уайт четко позиционировался как рок-барабанщик. А слово «рок» не было наиболее правильным для описания того, что делал Йес. Даже его предшественник характеризовался более точно – джазовый барабанщик. Наступил тот момент (один из многих) в истории Йес, когда у всего мира возникал вопрос «Да, что они себе думают?»

И вот, Алан Уайт и сегодня, в 21 веке по-прежнему сидит на табуретке ударника группы Йес.

Каким образом он прибыл на эту станцию,- еще один смешной эпизод Йес-легенды. Поняв, что Бруфорд весьма серьезно навострил лыжи к «Малиновому Королю», музыканты приступили к рассмотрению подходящих на замену кандидатур. И хотя Уайт по своему стилю был не самым подходящим, по другим параметрам он выходил на первое место. Прежде всего, он делил квартиру с Эдди, а это означало, что он весьма сговорчив. К тому же, он был своим в лондонской рок-тусовке и поиграл в таком множестве групп, что, очевидно, обладал адаптацией высокого уровня (он даже как-то присутствовал на репетиции альбома «Ближе к краю» и в ледяной манере отстучал «Сибирского Кхатру»). И наконец, за его плечами был инцидент в Торонто: первый концерт с Джоном Ленноном произошел по причине совершенно неожиданного приглашения от экс-битла выступить на следующий день в составе «Плэстик Оно Бэнда», тогда как импровизированное прослушивание Алана Джоном и Эриком состоялось в самолете, пересекавшем Атлантику.17 И, поскольку Йесовцы отклонили предложение Бруфорда отыграть с ними тур в поддержку диска, они остро нуждались в человеке, который смог бы влиться в состав немедленно.

По ходу обсуждения ситуации в апартаментах Оффорда басистом, Андерсоном и Брайаном Лэйном Уайту был выставлен ультиматум: если он не присоединится к ансамблю, то его просто вышвырнут отсюда в окно.18

Он присоединился к ансамблю. И был немедленно проинформирован, что у него всего три дня на разучивание материала для субботнего концерта перед 10000 зрителей.

 

На третьем этаже

 

Крис твердил: «К нам вступай, и айда!

Йес ведь, Алан, не ерунда.

Так что, знай лишь одно,

Ты, блин, выйдешь в окно,

Если дашь хоть какой-то ответ, кроме… Да!»

1973

Будучи задействованным несколько меньше, чем в предыдущие пять лет, Йес успел накопить потрясающую коллекцию своих характернейших работ в количестве гораздо большем, чем многим ансамблям удается за всю карьеру. Музыканты создали свой собственный незабываемый стиль, уникальный в истории рока, не только на момент его создания, но и до конца столетия.

В начале 70-х было модно выпускать «живые» альбомы. К 1973 году это стало почти обязательным. И, если кто и нуждался в записи концертного выступления, так это Йес. Гастролируя без устали между студийными сессиями, музыканты не скоро пришли к решению выносить на сцену все, что они нарезали на виниле. То, что было записано на пленке, обычно с трудом   воспроизводилось   на сцене,

ведь это было посланием сверхчеловеку. Но фанаты откликнулись. Отъявленные поклонники обнаружили в «живых» записях гораздо

———————

17полную историю первого выступления Уайта с Дж.Ленноном смотри у Уоткинзона, 2001, а также в собственной версии Алана в «Годах Йес»

18более детальный отчет дан Уайтом в интервью Тиму Морсу, 1996

больше энергии, чем в студийных альбомах.

Как бы там ни было, но тогдашний уровень техники «живой» записи делал такие альбомы не более чем реликвией, а отнюдь не серьезным музыкальным документом.19 Большинство инженеров считали за удачу записать побольше беснующейся аудитории, дабы компенсировать плохое разделение каналов и завал сигнала, исходящего от музыкантов.

Те инженеры не были Эдди Оффордом. Гений Йесовского студийного вундеркинда без усилий переместился на концертную аппаратуру и осенил собой записи туров «Хрупкого» и «Ближе к краю». Оффорд запечатлел для потомства всю интенсивность, виртуозность музыкантов и ликование зрителей. Изданный тройником, а не каким-то там жалким двойником, альбом «Йес-песни» донес до миллионов невероятное живое звучание группы – без преувеличения он превзошел по продажам все предыдущие альбомы.

Этот тройник стал рогом изобилия как для преданного фаната, так и для неофита. Такие забойные образцы, как «Для тебя позора нет» и «Кружной путь», сверкавшие рядом с гимном «Межгалактического патруля» наряду с самоцветами «Сердца восхода» и «Сибирского Кхатру», ставшими суперсовременными стандартами прог-рока, украшали всю коллекцию. Даже сами по себе они могли бы стать золотой жилой. Но музыканты пошли дальше, предложив «Ближе к краю» во всей его полноте, «Настроение дня» Стива Хау, потрясающее соло Сквайра «Рыба» и Уэйкменовские отрывки из «Шести жен Генриха Восьмого».

И та коллекция была идеальным собранием сочинений, что безоговорочно ставят веху в истории рока. Эдди Оффорд приложил все усилия, чтобы сделать ее безукоризненным звуковым чудом, каковым она и является, достигнув безупречного разделения и баланса в необходимом коллективу жонглировании, подняв это дело до статуса автономного искусства. В этой «живой» записи Оффорд достиг того же, чего достиг Алан Парсонс в студии, работая с «Пинк Флойд». Впечатляющий результат, произведение искусства во всей красе. В истории звукозаписи Эдди наряду с ансамблем создал свою, новую историю.

 

Йес-песни

 

Тут живьем записали тройник

Бонвиван на прилавки проник

 

19 Случались исключения, такие как «Живой концерт в Филлмор Исте» группы Братьев Оллмэн и «Живой в Японии» Дип Пёпл

Втрое краше в фанатских заломах

Продавался в огромных объемах

И космичен, и светлолик

 

Невозможно обсуждать облик Йес семидесятых годов без упоминания вклада, сделанного Роджером Дином. Классический Йес-логотип и фантастические изображения Дина, созданные для обложек «Хрупкого», «Ближе к краю», «Сказок Топографических Океанов» и «Йес-песен», стали столь же отличительны, как и сама их музыка. Диновские образы фрагментированной Земли, сюрреальной миграции жизни в самых невиданных положениях, горы и водопады, все, казалось бы, скрывает подспудный нарратив, затяжную сказку Йес, связанную с каждым из этих альбомов. Строго говоря, что фиксируют эти образы или, может быть, длят бесконечную небывальщину Йес, гадать каждому: ведь прекрасная, точная интерпретация образов Дина столь же несбыточна, как и для стихов Джона.

Логотип, появившийся на «Хрупком», стал авторским росчерком Йес. Пусть Дин делал обложки для альбомов и других артистов, его уникальный стиль крепко-накрепко ассоциируется именно с Йес. И хотя в последующие годы некоторые обложки дисков ансамбля рисовались другими художниками, группа постоянно возвращалась к Дину до самого конца столетия.

 

Роджер Дин

 

Игнорировать Роджера Дина?

И фантазию пылкую в этих картинах?

В Йес-вибрациях сочных

Мы не знаем, как точно,

Но с замыслом Джона они заедино

 

И куда было идти дальше после такого альбома, как «Ближе к краю»?

Согласно Йес-легенде какой-то журналист весьма саркастически написал, что следующим рискованным предприятием группы станет

омузычивание самой Библии. На что Джон Андерсон предсказуемо откликнулся: «ну, да, мы их выставим напоказ. Мы справимся…»20

В сложившихся обстоятельствах едва ли кто-то мог винить Андерсона за его спесь. Когда группа со скоротечной последовательностью выпалила на одном дыхании «Йес-альбом», «Хрупкий» и «Ближе к краю», всему миру стало ясно – и должно было стать ясным самим членам ансамбля – что они способны на все. Положить Библию на музыку? Дайте нам три недели…

Примерно в это же время Малиново-корольный Джейми Мьюр вверг Джона в музыкальную медитацию и особенно в Шастры..21 Андерсон, вовлеченный во все эти дела, обозрел предложенные труды и выбрал несколько концепций, подходящих для ближайшего проекта Йес. Тут на борт поднялся Хау и они вдвоем застолбили рамки монументального музыкального труда, который займет четыре стороны двойного альбома.

Производство «Сказок Топографических Океанов» заняло пять месяцев; на тот момент это стало самым амбициозным проектом в истории прог-рока, с которым посоперничал лишь ДжезроТалловский «Тупой как пробка» (“Thick as a Brick”) (45-минутный эпос, который при всей своей сложности и тематическом разнообразии уложился-таки в объем одинарного альбома). Андерсон и Хау предстали с четырьмя длинными кусками, каждый из которых занял целую сторону двойного альбома. «И обучает Бог – разоблачать» («Танец зари»), «Воспоминание» («Роскошна память»), «Умудренный» («Гиганты под солнцем») и «Ритуал» («Разум стремится к солнцу») были не просто длинны, но и трудны для записи – если не столь же существенны и прекрасны, как «Ближе к краю».

Но, сколь бы славным не было вдохновение, весь проект с самого начала выглядел каким-то болезненным. Пропитанный сельскими темами, состряпанными Хау, Андерсон предпочитал записываться где-нибудь на деревне. Рик и Эдди Оффорд признали идею грандиозной, и последний побудил Брайана Лэйна воплотить ее в жизнь. Однако Крису и Стиву хотелось записываться в городе.

Лэйн сфабриковал блестящий компромисс: он снял Морган-студию в Северном Лондоне и украсил ее охапками травы и деревянными коровами. По мере записи коровы покрывались соответствующими надписями, а насекомые мигрировали с травы на клавиши Рика.22

Но это не удручило Уэйкмена. «Перстный волшебник» именно в этот момент своей карьеры в Йес насладился успехом сольного

——————————

20в «Годах Йес» см. также у Уоткинзона, 2001

21рассказано у Уоткинзона, 2001 и Уэлша, 1999

22наиболее смешно это рассказано самим Уэйкменом в «Скажи Да», 1995

инструментального шедевра «Шесть жен Генриха Восьмого», который вышел на Первое Место в чартах и стал рок-классикой. Его элегантные, дружественные к слушателю темы и легкое по сравнению со «Сказками» исполнение должны были подчеркнуть всю тя-желовесность и скуку мелодий «Сказок».

Уэйкмен жаловался, что музыка была слаборазвитой, сравнимой с подбитым бюстгальтером: он сказал, что и то и другое наружу смотрится замечательно, но внутри – полная туфта.23 И по мере записи «Сказок» Уэйкмену они нравились все меньше и меньше. Он признавал, что у песен имеются отличные моменты, но весь продукт в целом не соответствует стандарту, соответствующему раз и навсегда установленной штатной должности в Йес.

Усугубляя положение, Уэйкмен не шел на социализацию со своими коллегами. Их четверка стала вегетарианцами, а Рик не испытывал никаких позывов следовать этим путем. Видимо, не всегда внимательный к намекам, и нарывающийся на конфликты, он перешел черту.

Уэйкмен отказался исполнять «Сказки» на сцене и тем определил свою судьбу. На одном из шоу Андерсон запустил «Сказки» — во всем их 80-минутном объеме – и это после полновесного «Ближе к краю». Если уж Уэйкмен не взлюбил «Сказки» в студии, то с чем сравнить его раздражение при исполнении их на сцене.

На нынешний момент легенда, сформированная годами, несколько разнится. По версии самого Уэйкмена, он играл «Сказки» со всем ансамблем и внезапно решил раскритиковать работу своего техника, сидевшего под сценой. После концерта все собирались полакомиться карри (пряные густые жидкие блюда из тушеных овощей, бобовых или мяса – прим.перевод.), и сквозь хитросплетения «Сказок» он что-то такое прокричал. Техник уловил только одно слово «curry» и, допустив, что Рику это немедленно необходимо, сорвался с места и вернулся через 20 минут с тарелкой цыпленка под карри. Он подал его Уэйкмену на сцену, который не нашел причин отправить блюдо в мусорную корзину. А почему и скушал все, не переставая играть, что нисколько не отвлекло от дела его сотоварищей.24

К своему 25-му юбилею Рик был мастером, что надо. В тот самый день ему позвонили из компании звукозаписи и сообщили, что его новый сольный диск «Путешествие к центру Земли» (“Journey to the Centre of the Earth”) вышел на Первое Место в чартах. Этого Дня

—————————

23мнение Уэйкмена цитировалось много раз, например у Морса, 1996

24этот анекдот часто повторяется; см.детально у Уэлша, 1999

Рождения он не забудет никогда.25

 

Сказки

 

Джон знал: Шастры – священная книга

Вера в прошлое — бледнолика

Все коровы забоем обагрены

Записали четыре они стороны

Но проект стал исходом для Рика

 

Волшебник рассчитался

 

Эти «Сказки» на вешнем бульваре

Он играл, как Орфей на заемной кифаре

Нужно Богу, твердил, и я верю

Испытать мне и эту потерю,

Правда, кто ж принесет нынче карри?

1974-1976

Во время пребывания в составе Йес Рик Уйэкмен демонстрировал ослепительную работу, как на сцене, так и в студии. Его напыщенный, визуально-развлекательный стиль и рвение придать всему концерту яркость сделали этого музыканта выдающейся приметой «живых» выступлений группы. В студии он заставлял себя, да и весь ансамбль, штурмовать новые высоты, не только не отставая от неустанного Хау, но и вступая с ним в бесконечный цикл вдохновений и инноваций, который сделал диски «Хрупкий» и «Ближе к краю» художественными вехами не просто истории Йес, а всей истории рока.

————————-

25см. у Уэйкмена, 1995; а также в его воспоминаниях в «Годах Йес»

И как же можно было заменить такого члена группы?

Первая попытка заполнить позицию клавишника очень напоминала приобретение Уэйкмена в качестве ценной вещи: найти где-нибудь суперзвезду и взять на борт не столько ее квалификацию, сколько репутацию. Очевидным вариантом новой замены был дружок Андерсона Вангелис Папатанасиу; его работа в составе группы «Дитя Афродиты» (“Aphrodite’s Child”) (где начинал такой мастер, как Демис Руссос – прим.перевод.) и сольные диски создали репутацию квалифицированного пианиста, чей стиль и изобретательность вполне смогли бы заполнить вакансию. Однако пара недель прослушивания выявила, что, несмотря на очевидную мощь греческого дарования, отсутствовал общий язык с рабочей средой ансамбля (хотя в будущем Вангелис станет часто работать с Андерсоном в дуэте).

Патрик Мораз, если уж на то пошло, ориентировался на классику гораздо больше, чем Рик Уэйкмен. Он разделял энтузиазм последнего по поводу новых электронных инструментов и был активным исполнителем, производившим благоприятное впечатление. Патрик почти по всем параметрам идеально подходил на замену Уэйкмену.

К тому же, как оказалось, он был швейцарцем.

Музыкант-философ Билл Мартин утверждает, что прог-рок исключительно английский феномен26, и можно легко доказать, что английские группы этого направления добивались успеха, когда в их составе преобладали англичане (хотя южноафриканец Тревор Рэбин некоторое время спустя довольно-таки надолго прописался в Йес). Во всяком случае, музыкальный журналист Крис Уэлш обратил внимание Брайана Лэйна на Мораза и менеджер устроил прослушивание. Ансамбль выдал Патрику приглашение, который после некоторого колебания покинул свою группу «Беженец» (“Refugee”) и стал третьим клавишником в истории Йес.

С самого начала швейцарское происхождение Мораза не воздвигло никаких языковых барьеров. Оно не мешало ему каждое утро вставать пораньше и учить Йесовский канон, дабы подготовиться к концерту или с невероятным усердием поработать над клавишными аранжировками нового записываемого проекта. О работе в Йес музыканты могли только мечтать, а Мораз был музыкантом из музыкантов.

Пусть он стоял на плечах гигантов, но Патрик внес грандиозный вклад в три электро-сюиты «Сменщика лошадей». Записанный в гараже Криса Сквайра, где Эдди Оффорд оборудовал временную студию, этот альбом одновременно продолжил направление, задан-

————————

26 см.его книгу «Слушая будущее: Время прог-рока 1968-1978»

ное «Сказками», но и… обозначил его внезапную кончину. Центральная композиция Андерсона, названная «Врата Рая», была объемным эпиком, подобным «Сказкам» и «Ближе к краю». Она базировалась на впечатлении, вынесенном автором из прочтения романа «Война и мир», где местами весьма драматизирована военными шумами, находящими свой пик в задумчивом кусочке

«Скоро», который до сих пор является Андерсоновским стандартом. Несмотря на свои эпохальные претензии, «Врата» с остальными своими компаньонами были музыкальной заявкой на новые свершения: спорадические, порой диссонансные, крайне экспериментальные, энергичные и отчасти неясные. Это было что-то, типа, «Йес встречается с Джоном Колтрейном».

Быть привлеченным в Йес на пике карьеры ансамбля – вызов, что надо – но ведь Патрику предстояло вскочить в последний вагон поезда, валящегося под откос! Он был призван справиться с почти неразрешимой задачей. И он справился – «Сменщик лошадей» украсил корону Йес, до сих пор совершенно не соответствуя педантичным стандартам этой группы.

Для Мораза череда вызовов этим не ограничилась. Популярность ансамбля была высока, как никогда, и «Сменщика лошадей» вместе с его предшественниками продолжали распродавать направо и налево. Отсутствие полюбившегося шоумена Рика Уйэкмена ни в малейшей степени не повлияло на посещаемость концертов. Йес отыграл перед неслыханными доселе толпами, включал 150 тысяч на ДжейЭфКей-стадионе в Филадельфии и 100 тысячами в Чикаго.

На сцене Патрик успешно справлялся с материалом, исполняя даже чуть более причудливые, по сравнению в Уэйкменовскими, вариации. Проблемы с языком никого не интересовали, его точность и командная динамика были неоспоримы. Он так энергично швырнул себя в концертный омут группы, что фанаты не могли не откликнуться.

Это был довольно бурный период в жизни ансамбля, бесконечная череда концертов, которая физически изматывала исполнителей, но подпитывала их творчество. После инновационного рывка альбомов Уйэкмена и эксцентричного «Сменщика лошадей» вся команда Йес без страха и упрека ударилась в индивидуальное сочинительство. Было признано, что музыканты несколько подустали от совместного творчества, и запишут сольные работы.27

Как можно было предположить, эти сольные проекты ринулись в совершенно разные направления. Андерсон ввязался в нежную эпопею «Олиас Солнечных Холмов» (“Olias of Sunhillow”), на которой он сам сыграл на каждом инструменте. Все прочие самыми разными способами приложили свои усилия, распорядившись виртуозностью и композиторским дарованием: Сквайр записал диск

————————

27кстати, тогда Этлэнтик готовил к выпуску хэви-метал образчик группы «Поцелуй» (“Kiss”)

«Рыба, вытащенная из воды» (“Fish Out of Water”), Хау – альбом «Источники» (“Beginnings”), а Мораз – «Историю я» (“Story of i”). Алан Уайт более традиционным способом собрал в кучку альбом «Раздолбанный» (“Ramshackled”), включавший совместные выступления с рядом своих муз-друзей.

Эти сольные усилия были интересны и помогли ансамблю как-то сбросить избыточный пар креативности. Возродившись вновь к совместной работе, группа приступила к записи следующего студийного альбома, спустя почти два года после поступления «Сменщика» на прилавки. Это был на тот момент самый продолжительный в истории ансамбля период невыпуска новой студийной работы.

Членство в Йес наконец-то стало приносить материальные плоды, и сразу обнаружилось, что быть богатым в Британии крайне невыгодно. Тут-то они все вместе с Эдди Оффордом и рванули в Швейцарский Монтрё пахать над тем, что станет потом альбомом «В погоне за ним».

То ли, спустя более, чем два года успешного участия в Йес Пат Мораз сам засомневался в собственной креативности, то ли Брайан Лэйн засомневался в его «оркестровках» по вытеснению Уэйкмена, неясно. В ноябре 1976 года Пат получил извещение об увольнении, продолжая работать над кусками альбома, и будучи не в силах объяснить себе ход дел. Объяснения разнятся28, одни говорят, что Мораз попросту музыкально не совпадал с остальными, другие утверждают, что он сорвался с места, дабы освободить его для возвращения Уэйкмена. Так или иначе, еще до окончания записи «В погоне за ним» Пат Мораз – всеми до той поры хвалимый – вдруг узнал, что он больше не член Йес.

 

Прибывает Пат

Подвернулся швейцарец как раз —

Свой шик-класс предъявил Пат Мораз.

Живость снова играет

Наравне с «Ближе к краю»

Ну, и «Рай» стал поближе для нас.

———————

28см.интервью Тиму Морсу, 1996, а также заметки Мораза в журнале «Клавишные» за май 1991 года

 

Гаражный ансамбль

 

В гараже Крис смахнул паутину

И ансамбль занялся рутиной

Все возглавил неистовый Стив

Музыкальный разбой учинив

Сделав Йес звуко-гончей машиной

 

Сменщик лошадей, второй трек

 

Страстью к скорости заражены

Обогнали соперников, хоть бы хны

Вновь заполнены стадионы

Удовлетворены легионы

До сих пор все восторгом поражены

 

Лихорадка сольности

 

Вся пятерка терзалась дилеммой

Выбрать хор или сольную тему

Крепок звездный угар

Но не выпустить пар —

Это путь к коммунальным проблемам

 

Пат отбывает

 

Пат узнал за три года поди-ка

Что резонность у Йес темнолика

Не поняв Стива Хау

Он сменил свое дао

Подготовивши Место Для Рика

 

1977

И произошло это в Швейцарии – по иронии судьбы в родной для Пата стране – где ансамбль вдруг осознал, что клавишника-то у них больше нет. Не проблема, если принять во внимание, что теория об увольнении Патрика, как о простом способе подготовки возврата Рика, случайно оказалась верна. Уэйкмен не просто был наготове, он прохлаждался именно в Швейцарии.

Когда настали дни новой звукозаписи, Рика зачислили в группу, но не членом, а сессионным музыкантом, с почасовой оплатой труда, вместо процентов с продаж. Новое произведение, как оказалось, было так же далеко от «Сменщика», как и он от «Хрупкого» и «Йес-альбома». То была новая территория и для них, и для Уэйкмена, однако все с энтузиазмом одобрили это музыкальное направление.

«В погоне за ним» должен был, в конце концов, содержать пять треков различной длины, крайне различавшихся по форме и стилистике. Джону Андерсону предстояло, как композитору, донести до слушателя весьма крепкий материал: от почти рок-н-ролльного заглавного трека (песни, касающейся спорта) до невыносимо нежной любовной истории «Начало века» — лирической сказки о скульпторе, воссоздающем в камне свою неизлечимо больную жену. Сквайр полноценно вложился своими «Параллелями», а ангельские «Удивительные истории», звучащие отголоском предыдущих столетий, просто обязаны были обосноваться в лучшей Радио-Сороковке.

Но там еще были «Разбуженные» — финальный трек, в полном смысле шедевральная прог-рок-работа длиной 15:38 мин., который и охарактеризовал весь альбом, как конец некоей эры Йес, не выдавшего с той поры до конца столетия ни одного диска подобной глубины и разнообразия. Со своей звуковой многосторонностью на пару с «Ближе к краю» и стихами, сразу же сочтенными самыми изысканными и философскими из всех, выданных Андерсоном на протяжении его карьеры, «Разбуженные» были наречены «Гимном духу Йес». Спустя четверть столетия Андерсон и Уэйкмен повторяют, что это их любимый трек и высшая точка в карьере Йес; она с завидной регулярностью звучит на всех сценических выступлениях коллектива, начиная с 1977 года. Ее «живая» запись содержится на таких альбомах, как «Ключи к Вознесению» и «Дом Йес».

Эту удивительную запись окружает тень противоречий. Когда она вышла в свет, Пат Мораз заявил, что лично он рассматривает себя в качестве одного из создателей, не получивших вознаграждения за свой вклад в общее дело29. Стив Хау приходил-де на запись со смутным внутренним несогласием30. Не в первый раз подобные претензии были предъявлены и одним из Отцов-основателей31.

В духе всех сессий звукозаписи, за которыми присматривал Эдди Оффорд, в ход шли весьма экзотические методы нанесения звука на пленку. Допустим, некоторые части требовалось озвучить старинным органом, и Рик желал записать инструмент, находившийся в Веве (город за западе Швейцарии в кантоне Во – прим.перевод.). Обычной процедурой в таких случаях была отсылка звукозаписывающей аппаратуры туда, где, собственно, находился этот орган, и запись партий Рика. Однако, было принято гораздо более простое и менее затратное решение. Оказалось, что качество телефонной связи в Швейцарии гораздо выше, чем в Соединенных Штатах и Англии. Телефонные сигналы были столь чисты, что за цену одного дня связи Риковские органные вариации были записаны по телефону на студии, находившейся в Монтрё (в 16 км от Веве – прим.перевод.)!32

Со всем этим великим музыкальным хэппенингом и возможностью носившегося в воздухе объединения Уэйкмена с Йес, не удивительно, что Сквайр отвел его кандидатуру. Он рассуждал по своему обычаю: если уж отличный материал отправился на гастроли, то Йес найдет кого-нибудь, с равной Уэйкмену квалификацией, дабы донести эти ценности до слушателей. Увлеченный подобными рассуждениями, ансамбль потратил кучу денег на оплату сессионного музыканта (Рика Уэйкмена), не беря в голову того факта, что фаны после выпуска альбома потихонечку разузнают, что великий Рик Уэйкмен был всего лишь наймитом на этом удивительном альбоме.

А хотел ли он сам-то всерьез присоединиться к этому коллективу вновь?

—————————

29детальную версию Мораза можно найти в его интервью Тиму Морсу, 1996

30на книжку «Сменщик лошадей», 1981, ссылается Морс в своем исследовании

31Питер Бэнкс сказал, что начальная прогрессия аккордов в «Кружном пути» была написана им и использовалась для разминки ансамбля, когда он был его членом,- из интервью Тиму Морсу, 1996

32эта история задокументирована в журнале Клавишные от февраля 1979

Он хотел. С легким сердцем Рик согласился влиться в Йес. И буквально через полчаса кто-то сообщил это в последний номер лондонской музыкальной газеты Мелоди Мэйкер. Четыре дня газета выходила с заголовком через всю первую полосу – УЭЙКМЕН ВОССОЕДИНЯЕТСЯ С ЙЕС!

Рик за кулисами снюхался с менеджером ансамбля. И не показал подписанных бумаг Сквайру. – Да, ты ж меня просто пригласил…- Сквайр кивнул.- Но весьма к месту произнес словцо «да» (Yes), не правда ли?33

 

«Сенсационная» новость

 

Креативность подобна беспутной диете

Возвращение Рика держал Крис в секрете

На виляниях Сквайр погорел

Супер-новый вираж устарел

Он неделю назад был прописан в газете

 

Возвращение Рика

 

Как «Со стужи пришедший шпион»

Братец Ричард вернулся в загон

Дав изгойских мелодий наив

Всех «Разбуженных» вдохновив

И «Потрясных историй» на целый вагон

 

В погоне за ним

———————

33см.эту историю от Уэйкмена в «Годах Йес», а также в его книжке, 1995

Знаковой та замена была

И идея ансамбль увлекла

Наваять бы нехилых

Гимнов ласково-милых

Иль баллад для любви и тепла…

 

Начало века

 

Джон смог «Мир и войну» пережить

И нашел, что нам всем сообщить

Скульптор был, безусловно, светило

И молчавшее сердце явило

Чем любовная песнь может быть

 

Разбуженные

 

Этот вечный рефрен – словно молишься ты

Богу нашей сплошной глухоты

Реализация

Унификации

А в остатке — лишь наши мечты

1978

Диск «Tormato» – последователь радостного «В погоне за ним» — был охарактеризован Джоном Андерсоном как месиво34, и, скорее

———————————

34процитировано по Морсу, 1996; он позаимствовал это из журнала Секунды, 1994

 

всего, это верно. На видео «Годы Йес» лидер дает понять, что часть проблем непоследовательности альбома и отсутствия единого фокуса была его собственным желанием немного ослабить вожжи и не дирижировать ансамблем, как раньше. Так или иначе, но материал определенно неровен, и вклад самого Андерсона не идет ни в какое сравнение с тем, что он сделал на предыдущем диске.

Среди примкнувших не было Эдди Оффорда, и это заметно. Микширование пригодно, но не замечательно, и общее впечатление от альбома, как от чего-то случайного. Странно, но Хау и Уэйкмен не смогли найти звуковой совместимости, которой всегда отличалась их работа; Сквайр прокомментировал это так: — Они звучат, словно стараются переиграть друг друга.35

Альбом имеет еще несколько существенных черт, о которых следует упомянуть. Уэйменовско-Андерсоновский «Мадригал» прекрасен, любовная баллада Сквайра «Далее» стала фаворитом у всей группы и была вторично записана на живом альбоме «Ключи к вознесению 2». «Молчаливые крылья свободы» несли драйв и артикуляцию лучших работ Йес и предвещали отличную работу Хау, Сквайра и Уайта на последующем диске «Драма».

Фанаты наравне с музыкантами были разочарованы тем, каким получился альбом, частично несомненно от того, что «В погоне за ним» был весьма вдохновляющим примером. Одной из проблем, без сомнения, был безжалостный ритм, который ансамбль поддерживал на протяжении всего десятилетия. Ну, и совершенно очевидным предстал разброд в единстве; группа, к несчастью, утратила общность целей и ценностей.

Обложка тоже подчеркнула заурядность альбома; ее сделала команда «Хипгнозис», работавшая с Йес во второй раз. Отклонив предложение Стива Хау по использованию фотографий группы на карте, где указаны крупнейшие Торы Дартмута, дизайнеры взяли портрет хорошо одетого мужчины, заляпанный гнилыми помидорами по причинам, поистине необъяснимым.36

Знаменательно, что члены ансамбля изображены лишь на задней стороне обложки все в темных очках, и все глядят в разные стороны.

 

Хипгнозис

 

———————————

35Морс цитирует интервью Сквайра Майку Тиано по сайту «Заметки с края» (“Notes from the Edge”) № 104

36Морс приводит цитату Хау на эту тему из интервью, данному Питу Брауну в Магазине гитар летом 1994 года

На волне их успехов со Floyd

Получили заказ от Йес-пройд

Напоказ вам — нуво

Но в итоге в него

Помидоры летят, просто, ой!

 

Tormato

 

Диск стал «месивом», как говорят

Для обученных Йеса ребят

Где продюсер вообще

C руководством вотще —

Дети старшим противостоят

1979

Несмотря на менее чем восторженный прием, оказанный «Tormato», на сцене ансамбль «пленных не брал», динамично гастролируя с туром под названием «Без прикрас», который всяко разно заглушил заурядное блеяние альбома. Играя на вращающейся сцене, установленной посредине любого зала, группа заводила аудиторию, которая стала несколько меньше по размерам, но не утратила и капли дикого энтузиазма, который так долго взращивали в них данные музыканты.

Этот энтузиазм породил у хозяев Этлэнтик мысль, что грех жаловаться на размеры прошлых продаж. И не плохо бы издать новый живой альбом «Йес-шоу», пусть даже он и не будет содержать шедевров «Йес-песен». Со времен «В погоне за ним» воротилы звукозаписи заждались хит-сингла, а ансамбль предлагал лишь бесплотные «Изумительные истории» да неубедительный призыв «Не убивать кита». Требуя хит-сингла, боссы подразумевали нечто вроде нового «Кружного пути». И, дабы наверняка получить то, что нужно, они отрядили на дело в качестве гаранта продюсера Роя Томаса Бэйкера.

Бэйкер был в составе нового поколения, властвовавшего на студии; он недавно спродюсировал выпуск пластинок таких групп, как Иностранец (“Foreigner”) и Королева (“Queen”), которые поглощались радиостанциями с прожорливой несдержанностью. Если кто-то и мог выдавить из Йес золотой сингл, так это был Бэйкер.

Или, по крайней мере, так мнилось. Проблемы возникли сразу же, как только ансамблю не удалось согласовать место будущей звукозаписи. Андерсон, Хау, Сквайр и Уайт все были за Лондон, а Уэйкмен – налоговый перебежчик – жил в то время в Швейцарии и не хотел работать в Англии. В качестве компромисса решили, что новый альбом станут записывать в Париже.

Эти-то проблемы были для Бэйкера мелочевкой. Предлагая материал, достаточно сильный, чтобы оправиться от запинки с «Tormato», ансамбль вдруг обнаружил, что он разделился на несколько различных песнесочинительских команд. Андерсон и Уэйкмен, которые горько отстояли друг от друга во времена «Сказок», стали счастливо сотрудничать над чем-то типа фолк-ориентированных песенок.37 А Хау, заведший такое мощное партнерство с Андерсоном на «Сказках» и «Ближе к краю», теперь гораздо плодотворнее работал со Сквайром и Уайтом. Его усилия с ритм-секцией носили острый рок-ориентированный эффект – типа обидчивого отклика на рост панк-движения – и были стилистически далеки от новых песен пары Андерсон-Уэйкмен.38 Бэйкер получил в свое владение ансамбль, который, казалось, не мог сочинить ни малейшей непрерывности в своем новом материале.

Эти разночтения подпитывали расширение разногласий, превратившихся уже почти что в пропасти. А были еще и финансовые проблемы: резко ущемленные в финансовом смысле десятилетием раньше музыканты стали тратить напропалую, уподобляясь истинным рок-звездам. Наружу вырвалось пресловутое «пальце-нажатие», и все заслуги десятилетия непрерывных турне, записей не смогли противостоять неизбежному внутреннему взрыву.

В довершение ко всем этим проблемам, катаясь на скэйтинг-боард, Алан Уайт сломал себе ногу. А, поскольку он был единственным членом ансамбля, чья нога была жизненно необходима для производства музыки, это событие стало провидчески гибельным.

————————-

37возможное разъяснение этого тесного товарищества можно обнаружить в автобиографии Уэйкмена «Скажи Да!», где он вспоминает инцидент, случившийся задолго до этой публикации. Когда Рик в возрасте 25 лет лежал с сердечным приступом, его в больнице навестил Джон, выразивший большое участие не только по поводу здоровья Рика, но состояния его духа, убеждая вернуться в Йес. К сожалению, тогда Уэйкмен пошел своим путем, но этот момент поиска контактов сцементировал их дальнейшие взаимоотношения.

38эти дебаты изложены у Морса, цитирующего журнал Цирк 1980 года.

Как-то вечерком Андерсон и Уэйкмен сошлись в уличной забегаловке и, соболезнуя друг другу, пришли к выводу, что любимый ими некогда ансамбль, уже не тот. И, ощущая, что им пятерым в сложившихся обстоятельствах просто невозможно совместно создавать музыку (тут, может, они были и правы), и что в «золотой шахте Йес» осталось не так уж много руды (а вот тут они определенно ошибались), оба решили покинуть ансабль.39

К этому моменту Бэйкер наконец-то осознал, что сварганить что-либо в Париже вряд ли удастся. Сессии звукозаписи застопорились. Спустя 11 лет сооснователь группы – Джон Андерсон – объявил, что покидает ее. А вскоре отчалил и Рик Уэйкмен, во второй раз.

Распахнувши двери, едва ли они предполагали, кто проскользнет на их оставшиеся пустыми места…

 

Парижские сессии

 

Тут на запись к французам отправился бэнд

Томас Бэйкер был важный ингредиент

Но случился капут —

Алан вывихнул фут

Голос разума деньгам не конкурент

 

Отбытие Джона

 

Средь царапанных треков последняя капнула капля —

Джон и Ричард ушли из ансамбля

Тревор Хорн и Джефф Даунс

Пришли, раскрутили и прибыль, и саунд

Дескать, Йес несгибаем, как сабля!

———————

39об этой встрече Уэйкмен рассказывает в «Годах Йес»

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Вторник, Декабрь 15th, 2015

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

 

1968-1969

 

Как и у большинства ансамблей, история создания Йес вполне обыденна: ну, этот парень был в этом ансамбле, а другой парень был в том ансамбле, а еще один парень к тому же работал с тем, кто был знаком с первым парнем, а тот имел неплохие отношения со вторым…

В случае с Йес на дворе стоял 1968 год, и в качестве основоположников выступили Джон Андерсон и Крис Сквайр. Молодому вокалисту из Аккрингтона, что в юго-восточном Ланкашире, была свойственна любовь к классической музыке и навязчивые идеи создания богатого голосами ансамбля, который бы вышел за пределы убогого попа; в годы тинэйджерства Андерсон ввязывался в самые разные муз-проекты, подыскивая место, где реализовались бы его идеи. Сквайр, превосходный басист из Северного Лондона, работал в разнообразных столичных коллективах, и на тот момент угодил в «Магазин игрушек Мейбл Грир» вместе с гитаристами Питером Бэнксом, Клайвом Бейли и барабанщиком Бобом Хаггаром.

Впервые Крис и Джон встретились в Диджестив-клубе, друг другу их представил менеджер знаменитого Марки-клуба Джек Бэрри. Певец и басист выявили массу точек соприкосновения, и вскоре Сквайр ввел Джона в состав «Магазина игрушек Мейбл Грир».1

Остальные члены ансамбля не очень-то одобрили это решение. Бэнкс и Хаггар вышли из состава, оставив Андерсона и Сквайра с головами, набитыми интересными концепциями и амбициями, но без воплотителей этих идей. Они было соблазнили Бэнкса, потом ушел Бейли, и нового барабанщика (Билла Бруфорда) ансамбль нашел с помощью объявления в газете.2

В поисках полноценного звучания они решили, что им необходим клавишник. И обратили повышенное внимание на стильного, но непритязательного пианиста, а порой и воспаряющего органиста — Тони Кэя, родившегося в Лестере и закончившего художественную школу в Лондоне. Сквайр и Андерсон решили, что он будет идеален для задуманного ими звучания ансамбля, и его включили в состав.

Еще несколько модификаций, и Сквайр с Андерсоном уже были готовы вывести свою команду в свет. Но тут поднялся Питер Бэнкс с предложением смены их громоздкого названия на предпочтительно короткое, которое писалось бы на афишах самыми крупными

1Более детальный отчет читай у Уэлша, 1999

2Это событие описано у Уоткинзона, 2001

буквами. Более короткого названия, чем «Да» (Йес) трудно было найти.3

Менеджерить взялся Рой Флинн, ансамбль с остервенением бросился на работу в студии и в поездки, выступая везде и повсюду. Музыканты были так настроены схватиться за инструменты в любую секунду, что Билл Бруфорд, вспоминая4 это ощущение, приравнивал его к положению заключенного в камере своей банды: они не отказывались от выступлений, следовавших с перерывом более 12 часов, в надежде на случай, что концерт таки состоится и потребуется срочно упаковаться и отправиться в дорогу…

Первый альбом, названный попросту «Йес», прошел незамеченным. Выпущенный в ноябре 1969 года, он содержал несколько оригинальных вещей, таких как шальные «Вдали и Задолго» (“Beyond and Before”), «Сладость» (“Sweetness”) и «Выживший» (“Survival”), а также каверы битловской «Каждой Маленькой Вещи» (“Every Little Thing”) и бэрдовской «Я вижу Тебя» (“I See You”). В основном это все несло крепкий привкус поздних шестидесятых, проникавший в каждый альбом той поры — этакая отрешенность, вокальные гармонии «каменного ангела», психоделические тона мелодических инструментов, плюс нешаблонные извивы басовой партии Сквайра и отчетливо заметный не-роковый привкус в повадках ударника. И, хотя это еще не было фирменным Йесовским звучанием, которое вскоре врежет всему миру по ушам, в нем уже содержались признаки всего того, что вот-вот явится на свет.

 

 

Джон встречает Криса

 

В Диджестив-клубе приязнь завелась:

Крис встретил Джона — случайная связь.

Оба явили крутой артистизм.

Базис ансамбля – авангардизм.

Драма на 30 годов началась.

 

 

3 Читай сообщение Бэнкса о смене названия в книге Тима Морса «Йес-истории», 1996

4 Версию Бруфорда можно найти в той же книге Морса

Собирание ансамбля

 

Выйдя из «Магазина игрушек»

Без несвойственных им финтифлюшек

Эти двое, от новшеств пьянея,

Словно флаги над войсками рея,

Порешили зажечь эмпиреи

 

 Поименование ансамбля

 

Был одобрен их благословенный замес

Бэнкс, Кэй, Бруфорд – любой Геркулес

Правда, титул к ним явно не шел

Тут-то Бэнкс и нашел

Позитивное прозвище… «Йес»

 

Авто-выезды

 

С шармом было у них поначалу не то

Но звонил телефон, заводился авто

По стране кочевали вдоль-поперек

В старом Форде – владыке дорог

Чем закончится ходка, не ведал никто

 

Альбом «Да»

 

В этом космосе спекся особый кулич

Ты прочти, если сможешь, басовый спич

Этих всех наркотических слов

Среди Бэрдов, Битлов

Канул в Лету альбом, как кирпич

 

ДИСКОГРАФИЯ ЙЕС

Вторник, Декабрь 15th, 2015

ДИСКОГРАФИЯ ЙЕС

Йес (1969)

 

Время и Слово (“Time and a Word”, 1970)

 

Йес-альбом (“The Yes Album”, 1971)

 

Хрупкий (“Fragile”, 1971)

 

Ближе к Краю (“Close to the Edge”, 1972)

 

Йес-песни (1973)

 

Сказки Топографических Океанов (“Tales From Topographic Oceans”, 1973)

 

Сменщик Лошадей (“Relayer”, 1974)

 

сборник Вчерашние Дни («Yesterdays», 1975)

 

В Погоне за Ним (“Going for the One”, 1977)

 

Tormato (1978)

 

Драма (“Drama”, 1980)

концертный сборник Йес-шоу (1980)

 

сборник Классический Йес (1982)

 

90125 (1983)

 

9012живой – сольные работы (1985)

 

Большой Генератор (“Big Generator”, 1987)

 

Союз (“Union”, 1991)

 

сборник Годы Йес (1991)

 

сборник История Йес (1991)

 

Рассказывай (“Talk”, 1994)

 

Ключи к Вознесению (“Keys to Ascension”, 1996)

 

Открой Свои Глаза (“Open Your Eyes”, 1997)

 

Ключи к Вознесению II (1997)

 

Лестница (“Ladder”, 1999)

 

Дом Йес: живой двойник, записанный в Доме Блюза, Лас-Вегас, шт.Невада (2000)

 

Величание (“Magnification”, 2001)

 

От переводчика:

На текущий момент (“In the Present”) – концертный двойник, записанный в Лионе (2011)

Улететь Отсюда (“Fly from Here”, 2011)

Небеса и Земля (“Heaven & Earth”, 2014)

Так как оно есть (“Like It Is”) «Живой» Йес на Бристольском Хипподроме. Запись 11.05.2014

 

Члены ансамбля

Вторник, Декабрь 15th, 2015

ЧЛЕНЫ АНСАМБЛЯ

Сквайр

Крис Сквайр (с 1968 года по год издания книги) – бас, вокал (27.06.2015 скончался от редкой формы лейкемии – прим.перевод.)

JonAnderson

Джон Андерсон (1968-1979; 1983-1988; с 1991 года по год издания книги) – вокал

PeterBanks

Питер Бэнкс (1968-1971) – гитара, вокал (07.03.2013 умер от сердечного приступа – прим.перевод.)

tonyr66_8704

Тони Кэй (1968-1971; 1981-1995) – клавишные

BillBruford

Билл Бруфорд (1968-1972; 1991) — ударные

Steve-Howe

Стив Хау (1971-1981; 1991; с 1995 года по год издания книги) – вокал, гитара

Уэйкмен

Рик Уэйкмен (1971-1974; 1977-1979; 1991; 1995-1977; 2002) — клавишные

alan-white-460-100-970-80

Алан Уайт (с 1972 года по год издания книги) — ударные

Мораз

Патр’ик Мор’аз (1974-1977) — клавишные

Хорн

Тревор Хорн (1980-1981) – вокал

Даунс

Джефф Даунс (1980-1981) – клавишные

 

Тревор Рэбин (1981-1995) – гитара, вокал

BillySherwood-150

Билли Шервуд (1997-2001) – гитара, вокал

564407-igorkhoroshev

Игорь Хорошев (1997-2001) — клавишные

Хронология

Вторник, Декабрь 15th, 2015

55th+Ivor+Novello+Awards+Press+room+7A4VeIa0-7km

ХРОНОЛОГИЯ

 

1968

 

Джон Андерсон знакомится с Крисом Сквайром; певец Андерсон объединяет свои усилия с басистом Сквайром и гитаристом Питером Бэнксом в группе «Магазин игрушек Мейбл Грир»

На объявление в газете откликается барабанщик Билл Бруфорд

Тони Кэй присоединяется к ансамблю в качестве клавишника

Бэнкс предлагает сменить название на Йес («Да»)

Рой Флинн становится первым менеджером Йес

 

1969

 

Йес интенсивно гастролирует, снискав поддержку фанатов наряду с признанием в среде британских музыкальных журналистов

Йес выпускает свой первый альбом «Йес»

 

1970

 

Выходит диск «Время и слово»

Питер Бэнкс покидает ансамбль; присоединяется Стив Хау

 

1971

 

Выходит в свет «Йес-альбом»

Брайан Лэйн заменяет Роя Флинна на посту менеджера

Тони Кэй покидает ансамбль; присоединяется Рик Уэйкмен

Роджер Дин дебютирует в качестве художника-иллюстратора обложек альбомов ансамбля

Выпущен альбом «Хрупкий»

Композиция «Кружной путь» (“Roundabout”) становится хитом радиостанций

 

1972

 

Выпущен альбом «Ближе к краю»

Билл Бруфорд покидает ансамбль; присоединяется Алан Уайт

 

1973

Выпущен концертный тройник «Йес-песни»

Выпущен студийный двойник «Сказки Топографических Океанов»

 

1974

 

Рик Уэймен покидает ансамбль; присоединяется Пат Мораз

Выпущен альбом «Сменщик лошадей» (“Relayer”)

 

1975

 

Члены ансамбля приступают к записи сольных альбомов

 

1976

 

В Швейцарии начинается работа над последователем «Сменщика лошадей»; Пат Мораз покидает ансамбль

 

1977

 

Рик Уэйкмен участвует в записи диска «В погоне за ним» (“Going for the One”) в качестве сессионного музыканта, а позже становится полноценным участником ансамбля

Выходит в свет альбом «В погоне за ним»

Одна из его композиций — «Изумительные истории» (“Wondrous Stories”) попадает в Лучшую Сороковку

 

1978

 

Выпущен альбом «Tormato»

 

1979

 

Группа гастролирует с шоу под названием «Без прикрас» (“In The Round”)

Продюсер Рой Томас Бэйкер созывает музыкантов в Париж для начала записи нового альбома; спустя несколько недель сессии звукозаписи прерываются на неопределенный срок

Джон и Рик покидают ансамбль

 

1980

 

Дуэт The Buggles в составе вокалиста Тревора Хорна и клавишника Джеффа Даунса заменяет выбывших Андерсона и Уэйкмена

Выпущен диск «Драма»

В новом составе Йес с большим успехом гастролирует по Штатам; тем не менее, британская аудитория не милует новых участников прославленного коллектива

 

1981

 

Уволен давнишний менеджер Брайан Лэйн

Парочка The Buggles распадается; Хау и Даунс совместно с другими светилами прог-рока формируют группу Азия; Хорн начинает заниматься издательством записей; Сквайр и Уайт работают с Джимми Пэйджем

Выпущен альбом концертных записей «Йес-шоу»

Выпущен превосходный сборник «Классический Йес»

 

1982

Уайт и Сквайр при поддержке южно-африканского гитариста-певца-сочинителя Тревора Рэбина принимаются за новый проект под названием «СинемА»

Тони Кэй присоединяется к «СинемА»

 

1983

 

К ансамблю присоединяется Джон Андерсон, и его вновь называют «Йес»

Выпущен диск под названием «90125», который со временем становится мульти-платиновым

 

1984

 

Песня «Обладатель одинокого сердца» выходит на Первое Место в хит-парадах

Концерты «90125» собирают переполненные стадионы по всему миру

 

1985

 

Выпущен концертный вариант «90125»

Композиция «СинемА» получает награду Грэмми как наилучший рок-инструментал

Концертный диск номинируется на видео-Грэмми

Йес начинает работу над следующим диском; запись происходит в Северной Италии

 

1986

 

По ходу записи диска «Большой Генератор» нарастают противоречия, в результате которых уходит продюсер Тревор Хорн

 

1987

 

Выпущен «Большой Генератор», ставший впоследствии платиновым

 

1988

 

По окончании тура в поддержку нового альбома Джон Андерсон покидает ансамбль

Он контачит с Бруфордом, Уэйкменом и Хау, предполагая замутить новый проект, корнями связанный с Йес

 

1989

 

В качестве замены ушедшему Андерсону группа рассматривает Роджера Ходжсона, игравшего в «Супербродяге» (“Supertramp”); производятся пробные записи с участием Билли Шервуда

Ансамбль, назвавший себя «Андерсон, Бруфорд, Уэйкмен, Хау» (АБУХ), выпускает одноименный альбом

Тревор Рэбин записывает сольный альбом «Взгляд не могу отвести» (“Can’t Look Away”) и отправляется с ним в турне

 

1990

 

Начинается работа над вторым диском коллектива АБУХ

Андерсон контактирует с Рэбином в поисках дополнительного материала для альбома; проясняется план о возможном слиянии АБУХ и Йес

 

1991

 

В процессе записи обоих альбомов продюсер Джонатан Илаиес объединил композиции; на большинстве из них Сквайр поет наравне с Андерсоном; задействовано множество сессионных музыкантов

Диск «Союз» поступил в продажу

80-концертное мировое турне в поддержку альбома, в которое отправились все восемь музыкантов, имеет грандиозный успех

Выпущен в свет ретроспективный сборник из 4 компакт-дисков «Годы Йес»

Выпущена видео-кассета того же содержания

 

1992

 

Хау и Бруфорд покидают ансамбль; АБУХ не имеет продолжения

Те, кто участвовали в создании «90125», вкупе с Уэйкменом начинают работу над альбомом «Рассказывай» (“Talk”)

 

1993

 

Не договорившись с менеджерами, Уэйкмен выпадает из проекта

 

1994

 

«Рассказывай» поступает в продажу

Йес совершает турне в его поддержку по Северной и Южной Америкам

 

1995

 

Тревор Рэбин и Тони Кэй покидают ансамбль, а Хау и Уэйкмен, наоборот, присоединяются

 

1996

 

Записаны три концерта во «Фримонт-театре» калифорнийского города Сан-Луис-Обиспо

Выпущен в свет двойник «Ключи к Вознесению»

 

1997

 

Рик Уэйкмен опять уходит из группы

Запланированный тур отменяется

Крис Сквайр и Билли Шервуд начинают проект на стороне

Потом Шервуд все-таки присоединяется к ансамблю, и эта парочка вносит свой вклад в будущий альбом Йес

В турне приглашены: Шервуд в качестве члена ансамбля, и Игорь Хорошев, в качестве клавишника

Выходит в свет альбом «Открой Свои Глаза»

Выпущены «Ключи к Вознесению II»

 

1998

 

Адам Уэйкмен (второй сын Рика Уэйкмена – прим.перевод.) исполняет на концерте композицию «Межгалактический патруль» (“Starship Trooper”) и проходит прослушивание на предмет замены Игоря Хорошева

Летним туром Йес отмечает свое 30-летие

 

1999

 

Выходит в свет диск «Лестница», спродюсированный Брюсом Фэйрбейрном

 

2000

 

Билли Шервуд покидает ансамбль

По выбору фанатов составляется подборка «Мастерских работ», и Йес гастролирует с нею

 

2001

 

Игорь Хорошев покидает ансамбль

По ходу этого увольнения оставшаяся четверка привлекает оркестр и записывает альбом «Величание» (“Magnification”)

Альбом выходит в свет

Турне под названием «Йес-симфоник» отмечено исполнением нескольких номеров с последнего студийника; на каждом из концертов группу поддерживают более 50 оркестрантов

 

2002

 

Йес объявляет о своем летнем турне по Северной Америке; Рику Уэйкмену сделаны предложения присоединиться к ансамблю для участия в этом турне